Казахскоязычное вещание: нужно прорывное решение

Был недавно в одном из отдаленных районов Казахстана с преимущественно коренным населением. Газеты так же, как и, впрочем, вся периодическая печатная продукция, туда или не доходят, или доходят с большим опозданием. Так что народ все текущие новости узнает из телепередач. Благо, программы телекомпаний “Хабар” и “Казакстан” принимают практически везде. Вместе с тем доступно и вещание некоторых российских телеканалов. В общем, население, несмотря на трудности с доставкой газет, имеет своевременный доступ к полноценной и разнообразной информации. И вовсе не выглядит отставшим от жизни.

Люди открыты к общению и охотно деляться своим мнением по самым разным вопросам сегодняшней жизни. Очень большой резонанс среди них вызвал расширение доли вещания на республиканских телеканалах. Сейчас даже компания “Еуразия+ОРТ”, которую еще недавно сильно корили за то, что она, работая в Казахстане, не показывает ничего на государственном языке, немало времени отдает на трансляцию передач и демонстрацию фильмов на государственном языке. Казалось, надо радоваться, и только.

Но многих потенциальных зрителей в глубинке такая новая в своем роде практика, похоже, не столько радует, сколько огорчает.

И так о том, что же вызывает у таких людей огорчение. Они говорят, что новых программ на телеканалах в последнее время появилось немало. Но они, по их словам, представляют из себя копирование популярных российских аналогов. Мои контраргументы о том, что-де и у россиян такая продукция зачастую бывает списана с какого-нибудь западного оригинала с сохранением, разумеется, авторского права, не убеждают собеседников. Они говорят: нам нет разницы в том, свое оригинальное показывают российские телевизионщики или скопированную вещь, главное – это, мол, то, что они сделаны интересно, с творческим огоньком. А у наших же, мол, программы вялые, натужные. А главное-де – не бывает в них авторского своебразия и творческой изюминки.

Конечно, бывает обидно за наших тележурналистов в ходе таких разговоров. Ведь им тоже очень и очень непросто приходится. В чем же специфика? Один известный отечественный режиссер как-то на вопрос о том, почему же его очередной фильм в оригинальном варианте озвучивался на русском, хотя большинство ролей в нем играли обучающиеся в казахских школах дети, ответил очень просто: и все же для них более привычна русская речь, поэтому, если просить их говорить, играя роль, по-казахски, они предстают менее естественными.

Видимо, в такой особенности и кроется причина меньшей популярности казахскоязычного телевещания по сравнению русскоязычной. Ведь большинство современных казахов вне зависимости от места проживания и социальный статус считает, что они вполне хорошо владеют русским языком. То есть, если им предложить на выбор русскоязычный оригинал какого-нибудь произведения или его перевод на казахком, можно практически не сомневаться в том, что подавляющее большинство предпочтет первое.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что людям даже в глубинке не нравится смотреть казахскоязычные программы, сделанные по, так сказать, лекалам российских аналогов или в подражание им. Потому что они очень легко догадываются, откуда что взято. Что-то совершенно оригинальное в современной телевизионной практике создать очень сложно. Даже большие телевизионные компании с многомиллионной аудиторией по всему миру высматривают удачные оригинальные программы с целью приобрести лицензию и подготовить свою версию. Такие проекты, как “Кто возьмет миллион?” или “Американский идол” (казахстанская версия – “Суперстар.кз”), вообще по всему миру находят применение. В том числе и в Казахстане. Вся разница в том, что здесь зритель в силу упомянутой выше специфики больше готов воспринимать такие популярные проекты на русском, а не на казахском.

А такую сложившуюся особенность восприятия в целом критики вещания на казахском спешат объяснить тем, что, мол, казахскоязычное телевещание не так работает. И это, конечно же, несправедливо.

Всего лишь один сопоставительный пример.

Англоязычный в оригинале “Шоу Бенни Хилла” русскоязычный телезритель до сих пор смотрит с удовольствием, хотя оно было снято давно. В том числе – казахстанская телеаудитория в целом. А вот популярные программы “ОРТ”, показываемые у нас сейчас в переводе на казахский, у казахского же зрителя успехом не пользуются. Даже от ярых поборников расширения практики использования казахского языка в общественной и государственной жизни Казахстана приходилось слышать такие отзывы: “Зачем они там, на телевидении, это переводят?! Думают, что я не в состоянии посмотреть эту программу в оригинале? Да русский понимаю лучше самих этих переводчиков”.

То есть переводить все российские программы подряд на казахский язык, видимо, нет необходимости. Особенно с учетом доступности их оригинала всем тут в Казахстане. А практика же у нас сейчас такова: вечером показывается оригинал на русском, а утром – уже его перевод на казахском.

Примерна такая же практика применяется в отношении фильмов. Особенно – телесериалов. В той глубинке, где я побывал, в переводе их смотрят меньше, чем в оригинале. Но все же смотрят. Смотрят, как мне сказали, пожилые люди, у которых многолетняя привычка говорить главным образом на казахском языке, оралманы, которые не знают русского языка.

Основная же масса телезрителей даже в глубинке хотят, чтобы программы на казахском были по возможности оригинальные, интересные. Такие, как “Айтыс” и “Тамаша”. Большинство из них утверждает, что ему переводов доступных на русском языке программ не нужно вовсе. Таких фильмов – тоже.

Следовательно, новая практика республиканских телеканалов по расширению вещания на государственном языке пока удовлетворения у большинства тех, на которых она расчитана, не вызывает. “Это больше делается для галочки. Иными словами – для обеспечения 50-процентного уровня вещания на казахском, как того требует закон”, — говорят одни. Другие же утверждают: “Телекомпании минимальными расходами добиваются максимального результата во исполнение законодательного условия”.

Но какой тут может быть выход? Что надо делать? Заставлять соблюдать требование закона не только по букве, но также по духу?! Но не окажется ли это другой крайностью?! Мы же не устаем заявлять, что у себя в стране продолжаем строить не просто демократическое, а настоящее открытое гражданское общество.

Ничего неожиданного в таком заявлении нет. Казахстан уже сейчас настолько интегрирован в мировую экономику, что другого пути в плане общественного развития ему и не остается. Тут дело даже не в том, что процесс демократизации страны может или должен идти в ногу с процессом ее вовлечения в международный товарно-денежный оборот. Продвижение к гражданскому обществу предполагает расширение потенциала СМИ.

И тут что толку с практики вышеописанного порядка?! Телекомпании вводят практики по заполнению казахскоязычной части своего эфира переводами программ и фильмов, демонстрируемых на российских каналах. На такое тратятся минимальные усилия. Зритель как бы в нагрузку получает в переводе то, что накануне видел в оригинале. Это сильно смахивает на те порядки, которые практиковались в советской торговле. Имеется в виду реализация дефицитных вещей и продуктов в наборе с неликвидом. Но ведь советская торговля занималась этим не от хорошей жизни, потому что был дефицит, который с руками отрывали, и был неликвид, который тоже надо было как-то сбывать. Сейчас дефицита нет. Так к чему возрождать на рынке товаров и услуг торговлю в нагрузку?!

Конечно, переводы тоже нужны. Но, наверное, не в таких масштабах, какие сейчас есть. Так со временем можно дойти и до такой жизни, когда все будет состоять из переводов.

Ну, а какой же тут должен или может быть выход? Очень простой. Тот, о котором неоднократно говорил Мухтар Шаханов. Имеется в виду создание условий для появления вещающих только на государственном языке телеканалов. Их нужно хотя бы два: один – информационный, другой – развлекательный. Эти каналы надо будет поднимать, бросив на подкрепление все имеющиеся материальные и творческие ресурсы. Иначе опять ничего не получится. Деньги уйдут на ветер, а идея окажется дискредитирована.

В китайском Синьцзяне есть два телеканала, постоянно вещающих на казахском языке. Это – на миллион с лишним человек казахской национальности, живущих там. И эти каналы существуют не ради формальности. Их смотрят. С удовольствием смотрят. Вполне, думается, реально добиться аналогичного результата в независимом государстве Республика Казахстан, чье 15-миллионное население на три пятых состоит из казахов.

Новости партнеров

Загрузка...