Короли террора

Отрывок из книги Первеза Мушаррафа “На линии огня” (Оттава - Лондон- Сидней, 2006 год)

Перевод Аналитической службы Союза мусульман Казахстана

Американский сенат одобрил увеличение вознаграждения за поимку лидера международной террористической сети \»Аль-Кайеда\» Усамы бен Ладена до 50 млн долл. Эта новость облетела все информационные агентства мира. Как это не странно, но в сознании многих людей решение проблемы приобрело несколько упрощенную формулу: с террором можно покончить, поймав и уничтожив ее лидера. Между тем опыт иракской войны наглядно продемонстрировал, что казнь Саддама Хусейна отнюдь не приблизила конец насилия в стране.

Генерал П. Мушарраф пришел к власти в 1999 году в результате военного переворота. Причины, которые подвигли его на этот шаг — разгул коррупции и углубление экономического кризиса в стране. Возможно, это покажется парадоксальным, но многие независимые аналитики отмечают, что за годы правления военной администрации в экономике Пакистана начались позитивные перемены, а уровень коррупции резко пошел на спад. Впрочем, не все так гладко, как может показаться на первый взгляд. Последние трагические события в Красной мечети, повлекшие большие человеческие жертвы, говорят о серьезных проблемах в пакистанском обществе.

Другая, на мой взгляд, весьма важная сторона этих мемуаров заключается в том, что она позволяет лучше понять истоки и причины международного терроризма, и этот опыт весьма полезен для Казахстана. Книга подкупает своей искренностью. Первез Мушарраф никогда не занимался профессиональной политикой, и возможно, поэтому многие его высказывания удивляют своей бескомпромиссностью и откровением.

Западные СМИ сформировали в общественном сознании имидж пакистанского лидера как прямолинейного и грубоватого армейского генерала. Между тем книга опровергает этот стереотип. Изложенная очень эмоционально и правдиво, она представляет неординарную личность, глубоко сопереживающую трагедию своего народа.

Хочется верить, что нынешний конфликт пакистанских властей с радикальным духовенством все же найдет свое благополучное решение. Мусульманский мир нуждается в кардинальном реформировании. Именно с личностью П. Мушаррафа сегодня многие связывают большие надежды. Есть основание полагать, что именно этот человек сыграет важную роль в стабилизации политической обстановки на Среднем Востоке и выведет отсталую страну в ряды развитых держав, как это сделал с Турцией генерал Кемаль Ататюрк.

Мурат Телибеков

***

Афганская прелюдия

Сегодня самые одиозные личности в мире это мулла Омар и Усама бен Ладен. Для многих людей они являются террористами, хотя представители радикального ислама преклоняются перед ними. Если говорить о мулле Омаре, то мир практически ничего не знает о нем. Он привел талибов к власти, и до сих пор руководит этой организацией. Куда более известна жизнь Усамы бен Ладена, однако последние пять лет его жизни покрыты мраком. Тем не менее, благодаря прямым контактом и сведениям, предоставленным разведкой, я могу заполнить “белые пятна” в их биографии.

Известное выражение “краткая выгода ценой долгих страданий” является, по сути, выражением того, что случилось с Соединенными Штатами, Пакистаном и Саудовской Аравией в джихаде против советской оккупации Афганистана. В свое время мы многое сделали для создания движения моджахедов, разжигая религиозные чувства, снабжая оружием и деньгами. Мы взрастили и благословили их на священную войну. Однако надо признать, мы всегда думали о том, что будет после войны и как вернуть этих людей к мирной жизни. Ошибка, которую мы допустили, обошлась очень дорого, причем для Афганистана и Пакистана последствия были куда более тяжелыми, чем для других стран. США не подозревали, что такой богатый и образованный человек, как Усама бен Ладен, может впоследствии использовать в своих целях организацию, которую мы помогли ему создать. Более того, они не стремились к восстановлению Афганистана после того, как оттуда ушли советские войска. Американцы попросту отказались от него, игнорируя вероятность того, что бедная, нестабильная страна, оснащенная современным оружиями, станет идеальным прибежищем для террористов со всего мира. Подобное отношение было и к Пакистану. Сегодня смертоносный героин и оружие заполонили нашу страну. Америка наложила санкции на военную и экономическую помощь, вследствие нашей ядерной программы. Откровенно говоря, нельзя придумать лучшего повода для разрыва дружеских отношений.

Я глубоко убежден, что самой нашей большой ошибкой было то, что, организуя и используя людей, увлеченных религиозными или идеологическими чувствами, мы не задумывались над тем, что они также могут использовать нас; и если они сегодня на нашей стороне, то лишь временно, по тактическим соображениям. Цель муллы Омара состояла в том, чтобы заполучить власть в Афганистане. Если рассматривать случай с Усамой бен Ладеном, то он хотел от Америки, Пакистана и Саудовской Аравии денег и оружия для создания “Аль-Кайеды”. В такой ситуации трудно понять, кто кого больше использует. США, Пакистан, Саудовская Аравия и все, кто сотрудничал с нами в период священной войны в Афганистане, подобно доктору Франкенштейну, создали своего собственного монстра.

Нельзя сказать, что движение Талибан — это совершенно новое явление, появившееся после вывода советских войск из Афганистана. Эту молодежь воспитывали те же самые преподаватели в тех же самых медресе, которые производили моджахедов. Но теперь все изменилось. Раньше мы были на стороне талибов, и для этого были серьезные основания. Во-первых, они принесли мир Афганистану, прекратив произвол полевых командиров; во-вторых, успех Талибана способствовал провалу антипакистанского Северного союза. Мы все делали правильно, за исключением того, что позволили им использовать нас для достижения власти, а затем выйти из-под контроля.

Мулла Омар

Мулла Мухаммад Омар родился в деревне Науда в Кандагаре, в 1959 году. У него четыре жены и четверо детей: два сына и две дочери. В 1999 году одна из дочерей погибла от взрыва бомбы. В начале афганской войны против Советского Союза мулла Омар посетил Пакистан с двухнедельным визитом. Тогда он приехал в качестве обычного воина-моджахеда. В течение джихада он был активным его участником. Народная молва гласит, что однажды на поле боя он получил тяжелое ранение в глаз, и собственноручно вырезал ножом остатки глаза и зашил веко. По другой версии глаз был удален хирургом в одной из больниц Пешавара. Однако многие предпочитают верить первой версии, которая внесла большую лепту в формировании героических мифов о мулле Омаре.

После выхода советских войск с 1989 по 1994 год мулла Омар стал имамом мечети в маленькой деревне в округе Майванд на западе Кандагара. Он видел хаос, который творился в Афганистане после захвата Кабула моджахедами в апреле 1992 года. Страной практически управляли многочисленные полевые командиры. Люди были беззащитны от убийств, насилия, грабежа и вымогательства.

В июне 1994 года началось зарождение Талибана. Стремительное развитие этого движения происходило на фоне полного беззакония в регионе. Большую популярность талибы получили после инцидента в одной из провинций. Два мальчика были похищены и изнасилованы, а затем зверски убиты афганской бандой. Отчаявшиеся люди требовали принять меры. Тогда мулла Омар, возглавив маленький отряд талибов, направился к границе, где в это время находились бандиты. Они разоружили их и убили некоторых из них. Именно тогда начала распространяться слава о талибах, как о защитниках обездоленных и грозе бандитов. Они стали наводить порядок во всех провинциях и снискали симпатии многих афганцев. У них было немало последователей в пакистанских семинариях, главным образом в северо-западной провинции, а также в Белуджистане и Карачи.

В октябре 1994 года мулла Омар был назначен амиром, т.е. лидером движения Талибана. В 1996 году в городе Кандагар собралась “шура”, в которой приняли участие около 1500 религиозных учёных. На нем муллу Омара выбрали “амиром–улмоминином” или “главой преданных”. К тому времени талибы контролировали 90% территории Афганистана.

Выход движения Талибан на политическую арену был спонтанной реакцией на хаос и беззаконье в Афганистане. Хотя это движение началось в Афганистане, пакистанское правительство Беназир Бхутто надеялось, что успех талибов приведет к политическому усилению Пакистана. Министр Внутренних дел генерал Насируллах Бабур трогательно называл их “мои дети”. Однако позже, когда эти “дети” стали непокорными, правительство Беназир Бхутто всячески отрицало свою причастность к ним. Надо признать, что на ранней стадии развития талибы не обращались за помощью к пакистанским властям.

Я подозреваю, что Соединенные Штаты одобряли движение Талибан по той же причине, что и мы. Американцы надеялись, что они принесут мир и стабильность. Правительство Саудовской Аравии и Арабских Эмиратов также оказывали им помощь, однако не афишировали ее, хотя их граждане открыто собирали пожертвования. Вследствие безвыходного положения западные страны и США приветствовали появление третьей силы в стране, надеясь, что положение стабилизируется. Позже, когда эти иллюзии рассеялись, они дистанцировались от талибов.

Для нас ситуация была иной. Дело в том, что все талибы являются пуштунами из северо-западной приграничной зоны Пакистана и провинции Белуджистан. У нас очень сильное этническое родство с ними. Противниками талибов был Северный союз, который состоял в основном из таджиков, узбеков и хазар, поддерживаемых Россией, Индией и Ираном. Как в этих условиях правительство Пакистана могло благосклонно относиться к Северному союзу?! В противном случае это вызвало бы серьезный конфликт и поставило под угрозу внутреннюю безопасность страны.

После того как мулла Омар пришел к власти мы неоднократно приглашали его в Пакистан, однако он отказывался от визита, объясняя это трудностями военного времени. Однажды мы предложили ему совершить умру, малое поломничество в Мекку, но и тогда он ответил отказом. Надо признать, что он всегда принимал представителей наших разведывательных служб, но никогда не позволял своим полевым командирам взаимодействовать с нами. Таким образом, наши отношения с Талибаном никогда не были гладкими. Мы часто с ужасом наблюдали, как в Афганистане они нарушают элементарные человеческие права. Талибы оправдывали это своей собственной интерпретацией ислама, которую большинство мусульман решительно отвергают. Я помню случай, когда игроки пакистанской футбольной команды были арестованы правительством талибов за ношение шорт во время игры, и в знак наказания им всем побрили головы. Талибы запретили женщинам выходить из дома, девочкам нельзя было посещать школу. Жестоко каралась супружеская неверность. Однажды они заперли множество иранцев в корабельные контейнеры, в которых морили их голодом, и, в конце концов, расстреляли из автоматов.

Первая официальная встреча представителей Пакистана с муллой Омаром состоялось на последней неделе октября 1994 года. Она произошла в местности под названием Спин Болдак на пакистано-афганской границе. Ее цель заключалась в том, чтобы обеспечить безопасный проход гуманитарной помощи в сопровождении пакистанского конвоя.

В мае 1996 года в южно-афганский город Джелалабад прибыл Усама бен Ладен. Сюда стекались арабы из многих стран, желавшие участвовать в афганском джихаде. Все они были наслышаны о борьбе талибов и поддерживали их. В Афганистан прибывали узбеки, бангладешцы, чеченцы, китайцы, уйгуры, мусульмане с юга Индии, Европы, Америки и даже из Австралии. Одним из главных сторонников талибов была организация “Аль Рашид”, базирующаяся в Пакистане. Она доставляла из Карачи финансовую и техническую помощь, а также обеспечивала информационную поддержку.

Если бы Вы не были моим гостем, я бы сделал с Вами нечто ужасное!

19 сентября 1998 года в Кандагаре состоялась встреча генерального директора Внутренней разведывательной службы Пакистана и саудовского принца Турки Аль Файсала, возглавлявшего Саудовскую разведку (сейчас он посол в Вашингтоне) с муллой Омаром. Незадолго до этого “Аль-Кайеда” устроила взрывы американских посольств в Кении и Танзании, но ей не удалось взорвать американское консульство в Джидде. Принц проинформировал муллу Омара о причастности Усамы бен Ладена к этим терактам и поделился информацией относительно его дальнейших планов. Он напомнил Омару, что три месяца назад в июне 1998 года талибы дали обещание Саудовской Аравии выдворить Усаму из Афганистана и передать в руки саудовских властей. Но это не было сделано. Принц напомнил мулле Омару, что лидер “Аль Кайеды” обещал талибам не участвовать в террористических действиях, пока находится в Афганистане. В 1998 году это обязательство было нарушено на пресс-конференции в Хосте (Афганистан), где Усама открыто призвал к террору и беспорядкам в Саудовской Аравии.

Наш генеральный директор заявил мулле Омару, что Пакистан и Саудовская Аравия поддерживают афганский джихад против Советского Союза. Вместе с тем, он рекомендовал мулле Омару выдворить Усаму бен Ладена из Афганистана или вручить его правительству страны, отметив, что деятельность “Аль Кайеды” в Пакистане вызывает глубокую тревогу. Дистанцирование от Усамы облегчило бы признание талибов правительствами других стран.

Мулла Омар удивил своих собеседников. Он сказал, что не давал никаких обещаний и стал сетовать на то, что правительство талибов находится под огромным давлением, и никакая другая страна не предоставила убежище бен Ладену. Кроме того, талибы столкнулись с угрозой со стороны Ирана, который оказывал поддержку Северному союзу в войне против них. Он считал, что Саудовское правительство должно помочь в этой критической ситуации, а не оказывать давление из-за Усамы бен Ладена. До этого времени Принц был спокоен. Теперь же он потерял самообладание и начал гневно обвинять Омара. Это не понравилось Омару и талибам-охранникам, находившимся рядом. Неожиданно Омар пришел в ярость и стремительно вышел из комнаты. Один из охранников последовал за ним. Через несколько минут они вернулись обратно. Голова и рубашка Омара были мокрыми. “Я вошел в другую комнату и лил холодную воду на голову, чтобы успокоиться”, — сказал он принцу. “Если бы Вы не были моим гостем, я бы сделал с Вами нечто ужасное”.

Омар предложил сформировать совет Исламских ученых из Афганистана и Саудовской Аравии для решения судьбы Усамы бен Ладена. Он возражал против военного присутствия Америки на саудовских нефтепромыслах, именно это было одной из причин недовольства Усамы бен Ладена. Он считал, что мусульмане всего мира должны объединиться для освобождения королевства. Он так же сказал, что старшему поколению саудовцев присуще чувство собственного достоинства, и они никогда не позволили бы американцам ступить на священную землю. Далее, он обвинил Саудовскую Аравию и Пакистан в представление ему лишь одного процента от той помощи, которая необходима для решения проблемы, которую он назвал “кризисом Усамы”. Он также добавил, что получил письменное заверение лидера “Аль Кайеды” не нарушать доверие талибов, участвуя в военных действиях на афганской земле. Принц был раздражен. Он обвинил Омара в оскорблении саудовского народа, религиозных ученых и королевской семьи, заявив, что не допустит дальнейшего позора, добавив, что если талибы когда–либо вступят в Саудовскую Аравию с преступными намерениями, он будет первым кто, начнет борьбу с ними. После этого он встал и вышел из комнаты.

Теперь настала очередь муллы Омара удивляться. “Что произошло?” — спросил он в недоумении. Наш генеральный директор объяснил, что принц не желает продолжать обсуждение и уехал в аэропорт. Мулла Омар не понимал, что превратил в неприятеля человека, который мог помочь талибам выбраться из хаоса, созданного Усамой бен Ладеном.

Трудно с этим человеком вести переговоры! Он совершенно оторван от действительности и живет в другом времени. Но мы не могли отдать Афганистан на откуп талибам, отказывая в признании и закрыв посольство в Кабуле. Аллах свидетель, они дали нам для этого достаточно оснований. Однажды талибы подожгли наше посольство в Кабуле, избили посла, которого привезли в Пакистан в тяжелом состоянии.

Аллах хочет, чтобы мы уничтожили статуи!

Одним из самых возмутительных поступков, совершенных талибами, было разрушение двух гигантских статуй Будды в Бомияне, возраст которых насчитывал нескольких столетий. Когда мулла Омар в первый раз высказал эту угрозу, мир мог бы удержать его. Фактически многие страны тогда совершили ошибку, не признав талибовский режим. В то время я представил на обсуждение несколько проектов, предлагая крупнейшим державам признать движение Талибан. Это позволило бы оказать на них влияние. Если бы 70 или 80 стран открыли бы свои посольства в Кабуле, мы могли бы добиться существенного изменения их политики. Я неоднократно говорил об этом Президенту США Биллу Клинтону и нынешнему королю Саудовской Аравии Абдулле бин Абдул Азизу аль Саиду и эмиратовскому шейху Зейеру Султану Аль Нахияну. Наследственный принц Абдулла был настроен весьма критично, считая муллу Омара лгуном. “Я никогда не присоединюсь к нему, ибо ненавижу лгунов!” — сказал он.

Нам не оставалась ничего иного, как самим попытаться убедить муллу Омара не уничтожать статуи. Когда мы приехали к нему для переговоров, и попросили от имени всего мира отказаться от своих замыслов, то поняли, что это бессмысленно. Он придерживался иной точки зрения, и убеждал нас в том, что Аллах желает уничтожить статуи Будды. В доказательство тому он показал огромное углубление в основании статуй, образовавшееся под воздействием дождя. В это место можно было заложить динамит, и мулла Омар счел это знаком свыше. Он не стал слушать наши доводы и выполнил свои намерения. Это в очередной раз бросило тень на ислам, представив ее как религию безразличных и безответственных людей. Мулла Омар фактически оказывал плохую услугу вере, которой очень дорожил. Конечно же, легко говорить, что ислам — прогрессивная, умеренная и терпимая религия, что, впрочем, таковым является на самом деле. Но почему люди должны тратить свое драгоценное время, для того, чтобы понять истинную суть веры? Ведь многие из них судят об исламе по действиям мусульман, а не по заявлению ученых и политиков, какими бы правдивыми они ни были.

После 9/11 мне стало ясно, что единственный способ избежать военных действий США против Афганистана и Талибана – это арестовать Усаму бен Ладена и его последователей. Мы начали диалог, прекрасно понимая, что возможности очень ограниченны. Именно тогда мир понял, насколько полезными оказались бы дипломатические отношения с талибами. Моя ранняя стратегия по поддержанию контактов с ними оказалась верной. Если бы зарубежные посольства в Кабуле оказывали бы давление на муллу Омара, то, возможно, мы преуспели бы в решении этой проблемы.

Трагедия 11 сентября привела к тому, что мы практически утратили возможность влиять на муллу Омара и Талибан. “Это наказание Аллаха за несправедливость против мусульман!” — сказал мулла Омар. В их глазах Усама бен Ладен стал настоящим героем. Переговоры стали более трудными, чем можно было представить. Мы придерживаемся противоположных позиций по многим вопросам. В то время, как я полагаю, нужно использовать любой шанс во избежание войны, мулла Омар считает, что смерть и разрушения – несущественные детали в справедливой войне. Подобно всем тем, кто верит в загробную жизнь и расценивает земное существование как преходящее, религиозные экстремисты уверены, что “праведная смерть” и мученичество гарантируют рай. Проблема состоит в том, как определить является ли война справедливой или святой. Люди подобно мне придерживаются принципа, что главная обязанность лидеров состоит в том, чтобы защитить жизнь людей. Такие люди как Мулла Омар полагают, что мирская жизнь вторична по отношению к их принципам и традициям. Кстати, одна из тех мусульманских традиций гласит “Защита любого, кто был твоим гостем”. Усама бен Ладен и его сподвижники были гостями муллы Омара и талибов, и в этом тоже заключается проблема.

Итак, мы не смогли убедить муллу Омара отмежеваться от Усамы до 7 октября 2001 года. Это был крайний срок, установленный американским Президентом. Мы предупредили, что Афганистан будет разрушен, но он не слушал нас. Мулла Омар искренне верил, что американские силы могут быть повержены. Я думаю, что он был введен в заблуждение не только бен Ладеном, но и другими религиозными деятелями.

7 октября США начали массированную бомбардировку Афганистана. Одновременно шло наземное наступление войск Северного Союза. После небольшого сопротивления, талибы отступили в горы. В начале декабря 2001 года мулла Омар, предчувствуя поражение, сел на мотоцикл “Хонда” и скрылся в неизвестном направлении. Однажды премьер-министр Японии Коидзуми спросил меня о мулле Омаре и я ответил ему, что он сбежал на мотоцикле “Хонда”, пошутив: “Вы можете сделать хорошую рекламу, показав муллу Омара верхом на “Хонде” с развевающимися одеждами и бородой”.

С тех пор мы не получали об этом человеке никаких известий. Я уверен, что он находится где-то в Кандагаре на юге Афганистана. Эту провинцию он хорошо знает и пользуется поддержкой местного населения. Руководство Афганистана предполагает, что он может быть в пакистанском городе Куете, но это, на мой взгляд, нелепая и, возможно, злонамеренная инсинуация. Если он скрывался бы там, то давно был бы задержан, также как и многие другие его сообщники.

Усама бен Ладен

Другой известный беглец из гор Тора Бора — это Усама бен Ладен. Хотя о нем известно гораздо больше, чем о мулле Омаре, стоит рассмотреть более подробно отдельные эпизоды его биографии. После советской оккупации Афганистана американцы поддерживали мусульман всего мира. Тогда союзники объединились в Пакистане, вступив в джихад против Советского Союза. В 1982 году палестинец доктор Абдулла Азам и группа духовных лидеров создали в пакистанском городе Пешавар организацию под названием “Мактаба аль Кхидмат”. Усама бен Ладен был заместителем Азама. Организация обеспечивала финансовую и техническую поддержку моджахедам. Большая часть финансирования исходила от Усамы бен Ладена, семья которого очень богата. Конечно же, все это не возникло из пустоты, и не было личной инициативой нескольких арабов. ЦРУ и Пакистанское разведывательное управление оказывали им всяческую поддержку.

В середине 80-х годов у бен Ладена начались разногласия с Азамом. Он не хотел ограничиваться лишь финансированием и желал принять активное участие в боевых действиях. Вместо того чтобы вступить в отряд афганских моджахедов, он сформировал свою арабскую группу, в которую вошло несколько сотен бойцов. Она носила название “Арабская бригада”. Дело в том, что Усама считал афганских бойцов слишком прагматичными. Они могли в любую минуту покинуть поле боя, почувствовав поражение, и вернуться сражаться на следующий день. Арабские бойцы Усамы были охвачены гораздо большим рвением. Они сражались с именем Аллаха на устах, преодолевая все тяготы и мучения. Афганские воины в любой момент могли вернуться в свои деревни, чтобы сеять и собирать урожай, создавать семьи, устраивать свадьбы или похороны, а арабам было некуда идти. Я подозреваю, что Усама бен Ладен, хотел создать что-то свое, особенное, весьма отличное от замыслов афганских лидеров.

В 1986 году Усама создал военную базу близ деревни Джаджи, в 16 км от пакистанской границы. Его гипертрофированное эго проявилось в названии, которое он дал ей – “Масада”, или “Львиное логово”. Я полагаю, что Усама подразумевал подо львом, прежде всего, самого себя. Весной 1987 года он вел жестокое сражение против советских войск в Джаджи. Впоследствии Джаджинская битва станет известна всему миру. Именно тогда Усама впервые почувствовал вкус славы, и она вскружил ему голову. Египетские военные Абу Хафс и Абу Убайдах также сражались с ним в этой битве. Именно в это время ему стал помогать египетский врач Абу аль Завахири, лечивший раненных моджахедов в госпитале вблизи Пешавара.

Название “Аль-Кайеда”, “основа”, было впервые использовано доктором Абдуллой Аззамом, в апреле 1988 года, в одной из статей журнала “Джихад”. Его идея заключалась в создании организации, которая бы решала социальные проблемы, и способствовало бы “пробуждению мусульман”. Он никогда не думал о военной группировке. Действительно полное название, используемое Аззамом, было ““Аль-Кайеда аль Сулбах”, “крепкая основа”. По его убеждению всех оккупантов необходимо выдворить из мусульманских стран. Усама к тому же хотел свержения правительства в исламских странах, которых он считал “изменниками”. Азам не хотел междоусобицы, поэтому был против. В конце концов, это стало причиной серьезных разногласий. Усама сформировал “Аль-Кайеду”, убрав из названия слово “аль Сулбах”. Год спустя, 24 ноября 1989 года, Абдулла Аззама был убит. Есть основание утверждать, что заказчиком убийства был Усама бен Ладен.

Спустя девять лет после образования “Аль-Кайеды”, в феврале 1998 г. Усама бен Ладен создал организацию под названием Исламский мировой фронт для борьбы против израильской оккупации Палестины. Сегодня “Аль-Кайеда” — это международная экстремистская организация, членами которой являются представители разных стран, но большая часть из Египта. Она распространилась по всему миру и преследует следующие цели:

  1. Укрепить существование исламских группировок и создать новые там, где их нет.
  2. Распространять ислам.
  3. Вывести американские войска из мусульманских стран.
  4. Разрушить замыслы Израиля и США на Ближнем Востоке.
  5. Поддержать борьбу мусульман за свободу.
  6. Объединить все мусульманские ресурсы для общего джихада.

“Аль-Кайеда” включает в себя консультативный совет или шуру, в составе которой находится четыре комитета: военный, масс-медиа, финансовый и религиозный. Изначально предполагалось, что ее ячейки будут существовать в 40 странах, включая США и Канаду. Сегодня они сосредоточились в основном в Афганистане, Ираке, Саудовской Аравии, Пакистане, Турции, юго-восточной Азии, Северной Африке, Европе, США, Великобритании и Канаде. Их операции децентрализованы, самые активные члены группы хорошо подготовленные отряды, пока бездействуют в ожидании подходящего момента.

Сегодня, когда “Аль-Кайеду” преследуют в Пакистане, говорят, что она создала новую базу и тренировочные лагеря в регионе Сахель (Сахель — узкая /320 – 480 км/ полоса полупустынь и опустыненных саванн в Центральной Африке. Протягивается от Мавритании и Сенегала на запад через Мали, Верхнюю Вольту и Нигер до Чада и границ Судана. Прим. редакции.). В связи с убийством и захватом ее некоторых лидеров “Аль-Кайеда” приняла новую форму работы. Эти изменения происходят постоянно, не затрагивая верхушки организации.

Мы делали все возможное, чтобы выследить Усаму бен Ладена, но он скрывался от нас. Обычно для поддержания контактов он пользовался услугами курьеров, отказавшись от электронных коммуникаций. Понятно, что это занимает много времени. Тем не менее, мы выследили курьерский трафик и в ходе допросов появились сведения о его местонахождении.

Позднее наши войска направились в горы Вазиристана и разгромили там коммуникационную сеть “Аль-Кайеда”. Она была хорошо налажена, и представляла собой следующие структуры: администрация, управление, масс-медиа, верхушка иерархии. Первые три функционируют на принципе двусторонней связи, и только главное командование взаимодействует в одном направлении — сверху вниз. Информационная структура используется для пропаганды и агитации. Послания в большинстве своем распространяются в виде компакт-дисков и листовок. Часто их доставляют в телекомпанию “Аль Джазира”. Высшее руководство “Аль-Кайеды” стараются не отправлять письменных сообщений. Обычно они заставляют курьеров запоминать послания и передавать их в устном виде.

Уверен, что поимка бен Ладена – дело времени. Он не пользуется симпатиями и сочувствием пакистанского народа. Я полагаю, что сейчас он находится в районе пакистано-афганской границы. Тот факт, что в местности Конар много саудовцев, дает основание полагать, что сейчас он находится там, однако я не могу быть в этом уверенным. Однажды, когда меня спросили, где сейчас находится бен Ладен, я ответил полушутя: “Надеюсь, что он не пойман в Пакистане пакистанскими войсками”.

Новости партнеров

Загрузка...