Общество имеет такую прессу, какую заслуживает

Казахская журналистика: трудные времена уже позади?

Сейчас немало пишется статей и циркулирует разговоров о том, что казахскоязычные средства массовой информации переживают период затяжного кризиса.

Наиболее пессимистично настроенные из числа поднимающих эту тему авторов и просто неравнодушных к данному вопросу людей берут на себя смелость заявлять, что выхода из ситуации будто бы и вовсе не предвидится. Если послушать их, получается, что уже очень трудно или даже невозможно что-либо изменить в лучшую сторону. Они говорят, что у большинства потенциальной читательской аудитории уже утрачены навыки чтения газет и журналов на казахском языке.

Другие же, напротив, утверждают, что казахскоязычную прессу очень скоро можно вывести из затруднительного положения, если официальные инстанции соблаговолят создать ей режим наибольшего благоприятствования. Время от времени в казахских газетах появляются авторы, предлагающие создать всем миром такую казахскую газету, которая по возможностям и масштабам популярности была бы не хуже русскоязычных газет “Время” и “Караван” (в ее лучшие времена). Правда, не понятно, как такой проект практически можно воплотить в жизнь.

В любом случае ясно, что проблема есть. Но как она решается – вот в чем ведь вопрос.

С обретением государственной независимости страны и объявлением казахского языка государственным языком для казахскоязычных средств массовой информации наступила новая, благоприятная реальность. Возникли самые основные для формирования полноценной и всесторонней национальной журналистики условия. Но прежде чем перейти к этому плодотворному и многообещающему делу, был снова необходим переходной этап. Было нужно время для осмысления опыта поколений дореволюционного периода и социалистической эпохи и адаптации к актуальным политическим и экономическим реформам.

Для этого понадобилось некоторое время. Поначалу в силу своих внутренних особенностей казахская журналистика очень активно разрабатывала гуманитарную проблематику. Наблюдался заметный крен в сторону вопросов истории, культуры и критики порядков времен царского режима и советского тоталитарного строя. В этих условиях одной из главных задач официальных органов власти, призванных работать со средствами массовой информации, было не допустить скатывания казахскоязычной журналистики на антирусские и антироссийские, а, следовательно, безысходно-конфронтационные позиции. С этой задачей, можно сказать с полным основанием, они справились достаточно успешно.

В условиях освобождения от всеобъемлющего идеологического давления и контроля внутри самой казахской журналистики вполне могли появиться центробежные тенденции, попытки деления на “своих” и “чужих” по жузовскому и региональному принципу. Что и говорить, такая проблема существовала и существует. Нет смысла отрицать это. Но ее роль на формирование общественно-политической атмосферы была и остается незначительной. Не в последнюю очередь, думается, потому, что протащить элементы такого рода отношений в журналистские коллективы, на страницы прессы и в эфир, если таковые имели место, решительно пресекались и пресекаются соответствующими официальными инстанциями.

Подобные превентивные организационные меры способствовали сохранению и укреплению здорового морального и творческого климата в редакциях и в целом способствовали скорейшему преодолению казахской журналистикой переходного или же транзитного этапа. Уже сейчас имеются отдельные свидетельства того, что переходной этап казахскоязычные средства массовой информации уже почти что преодолели. На этом пути у кого-то обнаружились потери, а у кого-то приобретения. О том свидетельствуют, к примеру, результаты подписки на текущий год. У “Егемен Казакстан” подписчиков неоднократно оказывалось больше, чем у ее русскоязычного визави “Казахстанской правды”. Солидны успехи и у ряда других газет на государственном языке. И это при том, что потенциальными подписчиками русскоязычных изданий является подавляющее большинство населения Казахстана вне зависимости от национальной принадлежности, а у казахскоязычной прессы читательская аудитория ограничена знанием казахского языка.

Политические и экономические реформы стали реальностью в повседневной жизни читателя. Именно этим обстоятельством определяются требования, которые он предъявляет к выбираемым им газетам, журналам, теле- и радиоканалам. Его сейчас более чем все остальное интересует актуальность, тенденции в развитии сегодняшних событий и фактов жизни. Тот, кто скорей и доходчивей отразит реальность и разъяснит возможные перспективы, будет и пользоваться успехом у него. Такой вывод подтверждается при сопоставлении публикуемых материалов и результатов подписки различных изданий. Те газеты и журналы, которые преодолели растерянность перед лицом стремительных перемен в общественной жизни и нашли в себе смелость выйти за пределы традиционной тематики, добиваются ощутимых успехов. Другие же, не сумев или же не желая отрываться от привычной стези, быстро теряют казавшиеся необходимыми позиции.

И все же положительных, вызывающих оптимизм примеров больше. Они свидетельствуют о том, что путь к выходу из транзитного этапа в стадию непосредственного формирования функционально полноценной и всесторонне национальной журналистики проложен. Но получится ли прийти по нему к всеобъемлющему успеху – это уже другой вопрос. Тут далеко не все зависит от нее самой.

Почему у нас все же большим успехом пользуется русскоязычные масс-медиа?

За 1989-1999 г.г. численность казахов в Казахстане выросла с 6,5 млн. до почти 8 млн. То есть, увеличилась на целых 1,5 миллиона. А их доля в общем количестве населения страны за это же время возросла с 40 до 53,4 процентов.

Сейчас, спустя почти 8,5 лет, после проведенной в 1999 году переписи населения она предположительно приблизилась к 60-процентной отметке. Столь стремительное увеличение доли коренного населения за такой короткий срок не в последнюю очередь получилось вследствие резкого сокращения количества русскоязычного населения, вызванного выездом многих ее представителей на пределы Казахстана.

Но при этом русскоязычная журналистика не только сохранила свою популярность в стране за годы государственной независимости, но и заметно расширила ее. Делая такой вывод, мы отталкиваемся не от частных показателей, от ситуации на казахстанском медиа-пространстве в целом. Разгадка этого странного, на первый взгляд, парадокса представляется очень простой.

Элита – административная, культурная и предпринимательская – на 80-90 процентов состоит из представителей коренного населения. А средний класс в казахстанском понимании состоит большей частью из русскоязычного населения. Те слои казахского населения, которые примыкают к нему, во многом разделяют его вкусы и запросы. В том числе — и в отношении медиа-продукции.

А в самом низу казахстанской социальной лестницы население районов, находящихся вдали от крупных городских и административных центров. Аульчане из неблагоприятных в климатическом и экологическом отношении зон представляют собой самую обездоленную часть населения Казахстана. Практически на все 100 процентов они состоят из представителей коренного населения и все еще составляют подавляющее большинство проживающих в стране казахов.

Таким образом, получается, что элиту, занимающую привилегированное положение в обществе, подпирает средний класс, в дееспособной части состоящий практически исключительно из русскоязычных (в том числе и казахов). Положение усугубляется еще и тем, что элита как руководящая сила и направляющая сила все меньше и меньше демонстрирует примеры исторической ответственности. Более того, она сама перестала восприниматься как нечто целое. К примеру, культурная (по статусу) элита в большей своей части тяготеет к казахскоязычию. А предпринимательская элита все чаще демонстрирует вызывающее безразличие к своему казахскому происхождению и преклонение перед инобытийными идеалами. Административная же элита на словах благоволит казахскоязычию, но фактически попустительствует распаду казахскоязычного сознания, что в свою очередь ведет ослаблению позиции казахскоязычных СМИ.

В таких условиях средства массовой информации, работающие на основе русского языка, по-прежнему сохраняют свои ведущие позиции. И такая ситуация, по всей видимости, в обозримом будущем останется без изменения.

Новости партнеров

Загрузка...