Споров о языке было много, пора браться за дело

Разговор о казахскоязычном информационном вещании на телевидении

Сейчас для тех, кто, так или иначе, заинтересован в работе с казахскоязычным общественным мнением, телевидение, бесспорно, представляется наиболее эффективной разновидностью СМИ. И самый распространенный жанр в этом деле – это информационное вещание. Оно и собирает, видимо, наиболее широкую аудиторию. Но при этом на то, как же складываются дела в творческой деятельности казахскоязычных новостных служб на телевидении, похоже, мало кто обращает предметное внимание. Нижеследующий материал появился как результат попытки восполнения такого пробела.

За него мы взялись после достаточно длительных и регулярных просмотров информационных передач отечественных телеканалов на казахском языке. Целью материала не является выявление и указание конкретных изъянов в работе той или иной определенной телекомпании в плане вещания на государственном языке.

Нам совсем не хочется, чтобы нас заподозрили в каком-то пристрастии. Поэтому мы решили приводить конкретные примеры, но не указывать при этом, откуда они именно взяты. Да, к тому же они отбирались таким образом, что в них, в общем-то, речь идет о довольно распространенных ошибках и оплошностях. То есть главным для нас были и остаются интересы дела – казахскоязычного информационного вещания в целом. Итак, перейдем к конкретному разговору.

Перевод переводу рознь

Ежедневная информационная передача на казахском языке на одном из телеканалов, имеющих наибольший охват потенциальной зрительской аудитории по всей стране.

В третьем сюжете, посвященном пропаганде мира и согласия между проживающими в Казахстане представителями различных национальностей, звучит такая фраза: “Орыстардын осында туруына негiз толык” (“Есть все основания для проживания русских здесь”). Дело тут в том, что это — стопроцентно русскоязычная конструкция. Очевидно, это был переводной сюжет, ибо потом в русскоязычных новостях все сказанное на казахском языке было практически слово в слово повторено. Но такого рода абсолютно беспомощные переводы отталкивают потенциального зрителя. Кстати, аналогичного порядка фразы часто приходится слышать на самых различных каналах, вещающих на казахском языке. Причина изъяна тут в том, что переводы осуществляются на скорую руку случайно выбранным для этого дела работником.

Поэтому, мы полагаем, все-таки следует поответственней подходить к переводу. Ясное дело, зачастую при этом не хватает времени, чтобы с должной строгостью следовать грамматическим и стилистическим правилам казахского языка. Так что будет, думается, целесообразно, если переводом, к примеру, будут заниматься отдельные освобожденные переводчики. А еще лучше будет, если этим будут заниматься не новички (которых наиболее солидные телекомпании к должности штатного репортера подпускают, пропустив предварительно, как будто это предбанник, через отдел перевода), а опытные переводчики, которым к тому же дадут проникнуться ответственностью за возложенное на них дело… Иначе это направление будет хромать всегда.

Между третьим и четвертым сюжетами диктор прочитала информацию об “Интернете”. При этом ее устами было сказано: “Акпарат малiметi алу жолдары” (“Пути получения информационных данных”). Должно же быть: “Акпарат малiметiн алу жолдары”. Это — небрежность. Случаев проявления небрежности пока что неоправданно много. Не столько незнания или недостатка квалификации, а именно небрежности. А вот чего не хватает пока, так это строгости и щепетильности в работе с языковым материалом.

Так, автор четвертого сюжета из одного областного города республики, рассказывая о проблемах школы, говорит: “Кiтап сатып алуга каржы жоктыктан”. А надо – “Кiтап сатып алугаа каржы жок болгандыктан” или “Кiтап сатып алуга каржы жок болуы себептi”. Приведенный пример также является, судя по всему, следствием небрежности: а, мол, и так сойдет…

В шестом сюжете, посвященном работе полиции, прошло такое словосочетание – “Алматы облысы кылмыстардын ашылуы жагынынан…” (“Алматинская область по раскрываемости преступлений…”). Дело тут в том, что в русском языке существительное в обобщенном смысле может быть использовано во множественном числе, а в казахском — нет. Вернее, это и в казахском языке, в принципе, допустимо. Но звучать или смотреться оно будет не органично. Другими словами, такие, казалось бы, несущественные, огрехи в действительности сильно портят впечатление у зрителя.

А теперь поговорим об информационном вещании на казахском языке на другом телеканале. Его программы так же показываются по всей стране. Но охват заметно меньше, чем у того телеканала, о котором шла речь выше.

Первый сюжет – репортаж из рынка. Автор говорит о “базардагы салык багасы” (“ставке налога на базаре”), тогда как речь должна в данном случае идти о “базардагы сауда орыны ушiн толенетiн акы” (“о плате за место в торговом ряду базара”).

“Салык” в казахском сознании издавна четко ассоциируется с понятием “налог”. Так что целесообразность использования этого слова в данном случае более чем сомнительна. В этом сюжете в очередной раз имело место передача смысла продолжающегося настоящего времени одним словом, без вспомогательного глагола, что противоречит правилам казахской грамматики (\»Акiмшiлiк тыгырыктан шыгар жол iздеуде” вместо “Акiмшiлiк тыгырыктан шыгар жол iздеп жатыр”).

Такие же случаи имели место во втором сюжете, где рассматривается вопрос платы за учебу в одном из учебных заведений (“акшасы сакталуда” вместо просто “акшасы сакталады екен”), и в седьмом сюжете о фестивале культуры (“жалгасын табуда” вместо “жалгаасын тауып жатыр” или просто “арi карай жалгасып жатыр”, “арi карай болып жатыр”). Эту ошибку повторил в своей речи между третьим и четвертым сюжетами и сам диктор (“Аке-шешелерi балаларын мектепке шыгарып салуда” вместо “Аке-шешелерi балаларын мектепке шыгарып салып жур”).

Вообще то, о чем здесь идет речь, есть наиболее часто повторяющаяся ошибка в работе казахскоязычного информационного вещания на всех телеканалах. И не только в Алматы. О том, что имеющая место на телевидении практика передачи значения продолжающегося настоящего времени без обязательных вспомогательных глаголов недопустимо порочна, много говорилось и писалось в периодической прессе. А порочная практика между тем продолжается.

В третьем сюжете автор в своем рассказе о переезде жилищного комитета говорит “Екi жагында ынгайлылыгы бар” (“Это удобно с двух сторон”). Это — совсем не по-казахски. Любой газетный редактор бы стопроцентно споткнулся об такую безобразную фразу. Но на телевидении еще и не такое спокойно проходит.

В четвертом сюжете, посвященном формированию новых подходов в бухгалтерском деле, автор скороговоркой произносит: “Куруынын iсiн тез арада колга алуга тиiс” (“В скорейшем времени следует взяться за создание…”). Белиберда какая-то. А должно быть хотя бы так: “Куруынын iсiн тез арада колга алу керек”.

Следующий сюжет, пятый по порядку появления. Автор говорит: “Осы iстiн жургiзу барысы\» (“В ходе проведения этой работы”). Тоже небрежность. А в результате получилась нелепая фраза. Нужно же – “Осы iстi жургiзу барысы” или же “Осы iстiн жургiзiлуi барысы”.

Дальше пошел репортаж с пресс-конференции. Автор, имея в виду выступавшего на ней человека, завершает свой сюжет следующими словами: “Журналистердi кызыктыра тустi” (“… Становилось все более захватывающим для журналистов”). Такая фраза возможна в середине изложения, но не в конце. У этого репортера в рассматриваемом же случае прошел еще такой казус: “Теория гылми тажирибеге кабылданып кетсе” (“Если теория найдет применение в научной практике”). Фраза отдаленно напоминает русскую конструкцию, а по-казахски так никак нельзя сказать. Именно такая речь и называется косноязычием.

Только последний восьмой сюжет произвел приятное впечатление. Это был репортаж журналиста из Атырау. У него хороший язык, складное изложение. Просто приятно слушать человека.

А теперь подведем некоторые общие итоги. Казахскоязычное информационное вещание сейчас на глазах развертывается вширь. И по тематическому охвату, и по времени. Но на разных каналах дела обстоят по-разному. В частности, по сравнению с информационными передачами ключевых отечественных телекомпаний на казахском языке их аналоги на сформировавшихся в более поздние времена каналах выглядят бледнее и, если так можно сказать, менее систематизированными.

В целом же, с расширением масштабов казахскоязычного вещания состав допускаемых недостатков тоже становится все более разнообразным. Другими словами, пока не ощущается, что одновременно с развертыванием вширь проводится также осмысленная работа по качественной доводке до какого-либо кондиционного уровня.

То есть, растущее количество пока не дает улучшения качества, а просто физически увеличивает ряды изъянов.

Новости партнеров

Загрузка...