Приговор приговору

9 июля 2007 года судом г. Шахтинска вынесен приговор по уголовному делу, возбужденному в связи с трагедией, происшедшей на шахте им. Ленина 20 сентября 2006 года.

Мне не удалось принять участие в процессе, т.к. судом было отказано в этом без каких-либо оснований, и, тем самым, суд лишился возможности исследовать и учесть весьма существенные доводы.

Родным и близким шахтеров, погибших на шахте им. Ленина, мои обоснования незаконности вынесенного приговора переданы в полном объеме, здесь же изложена суть моих возражений:

1. Несоответствие фактическим обстоятельствам дела вывода суда о месте расположения эпицентра взрыва метана.

В приговоре указывается, что горноспасатели обнаружили тело слесаря Долганова и вскрытые пускатели с находящимися в сетевой камере пускателя ПВИ-250-БТ инструментами, из чего судом сделан вывод о том, что в этом месте и находился эпицентр взрыва. Но суд не придал значения, что горноспасателям при этом пришлось осуществлять расчистку сетки рабица, которой были завалены и тело и пускатели.

Из этого факта следует, что взрыв, сорвавший сетку и швырнувший ее на открытые пускатели, произошел, согласно объективному физическому закону, где-то в стороне от этих пускателей, поскольку, если бы эпицентр взрыва находился в месте расположения пускателя, то указанная сетка рабица, неизбежно была бы отброшена от него.

2. Несоответствие фактическим обстоятельствам дела вывода суда о наличии взрывоопасной концентрации метана в месте расположения пускателя ПВИ-250-БТ.

Правительственная комиссия установила, что для образования взрывоопасной концентрации метана необходимо 77 минут. Время же, прошедшее с момента отключения вентилятора местного проветривания в 8-27, до момента взрыва в 8-56 составило 29 минут. Помимо этого, Комиссия установила, что, “можно считать, что непосредственно в призабойном пространстве выработки и на некотором удалении от забоя могла образоваться взрывоопасная концентрация метана”. Так же и в Заключении подкомиссии по определению механизма формирования взрывоопасной среды от 25.09.06. рассчитано, что взрывоопасная зона могла формироваться в 14 метрах от сопряжения.

Пускатель же ПВИ-250-БТ находился вне этой выработки, т.е. вообще вне зоны загазирования.

Если же допустить, что метан каким-то образом проник из восходящей выработки на сопряжение, то опять же он мог сконцентрироваться только под кровлей сопряжения, но никак не на уровне пускателя.

Из этих фактов следует, что концентрация метана в месте расположения сетевой камеры пускателя ПВИ-250-БТ, опять же по объективным законам физики, не могла быть взрывоопасной, поскольку данный пускатель находился на значительном удалении от забоя, за пределами тупиковой выработки и, при этом, располагался не под кровлей, а на почве выработки.

3. Не устраненные противоречия относительно места замыкания силовой жилы; несоответствие фактическим обстоятельствам дела выводов о причинах искрообразования; неполнота судебного разбирательства.

3.1. В материалах Комиссии по данному поводу имеется три противоречащих один другому варианта соединения: а) с силовым зажимом пускателя; б) со стенкой пускателя; в) с коммутационным проводом. В приговоре по данному поводу не были устранены два противоречия: на стр. 8 указано, что силовая жила кабеля соединилась со стенкой пускателя, а на стр. 16 – с силовым зажимом пускателя.

Эти недопустимые противоречия не были устранены, таким образом, место соединения, повлекшего искрообразование, в свою очередь вызвавшее взрыв метана, судом не установлено.

3.2. В приговоре отмечается, что на силовой жиле имеются оплавления концов проволочек, но не установлено наличие второго следа от замыкания. Оплавление медной проволоки происходит при температуре более 1000 градусов Цельсия, следовательно, неизбежно должен был остаться второй след от замыкания. Отсутствие в сетевой камере пускателя этого следа, согласно объективному физическому закону, означает, что оплавление проволочек произошло в другом месте и в другое время, т.е., замыкания в этом месте не было.

3.3. Осталось не исследованным наличие другого следа от замыкания в иных возможных местах: а) в сетевой камере пускателя ПВИ-125, из которого был выведен силовой кабель; б) во вводных борнах пускателей ПВИ-125 и ПВИ-250-БТ; в) на корпусах обоих пускателей.

Наличие в указанных местах следа от замыкания означало бы, что оно произошло до того, как кабель был заведен в пускатель ПВИ-250-БТ, а взрыв произошел позже, поскольку после взрыва заводить кабель уже было некому, и в этом случае оплавление проволочек не имеет никакого отношения к взрыву.

Отсутствие же следов от замыкания в этих местах означало бы, что оплавление проволочек произошло совершенно в ином месте и в иное время, и к взрыву оно опять же не имеет никакого отношения.

3.4. Суд, не учтя вышесказанное, допустил, что взрыв метана вызвало не оставившее следов соединение силовой жилы то ли с зажимом, то ли со стенкой пускателя. Если же, несмотря на абсурдность и противоречивость этого вывода, рассмотреть все варианты соединения, то они сводятся, в принципе, к двум возможным: это или соединение с землей, при котором замыкание невозможно, поскольку в шахте применяется система с изолированной нейтралью, или межфазное короткое замыкание, при котором силовая жила должна была бы отгореть, чего в действительности не произошло.

Из вышеперечисленного следует, что в сетевой камере пускателя ПВИ-250-БТ при любом возможном варианте соединения не было искрообразования, вызвавшего взрыв.

4. Неполнота исследования нормативных и организационных причин взрыва.

4.1. Первичное ознакомление с действующими нормативными актами, регламентирующими вопросы техники безопасности, показывает, что:

А) “Правила безопасности в угольных шахтах” утверждены совместным приказом Министра энергетики, индустрии и торговли РК и Председателя Агентства РК по чрезвычайным ситуациям, таким образом, этот важнейший акт имеет всего лишь межведомственный статус.

Б) Более двадцати инструкций, положений и иных актов, от которых зависят жизни тысяч шахтеров, не имеют статуса государственных актов, а их разработка и утверждение отданы целиком на откуп администрации предприятия.

В) “Правила технической эксплуатации электроустановок потребителей и Правила техники безопасности при эксплуатации электроустановок потребителей” (ПТЭ и ПТБ), основа основ электробезопасности, вообще не имеют юридической силы, поскольку они не утверждены каким-либо органом или должностным лицом, в силу чего, все обвинения, сделанные судом со ссылкой на указанный документ, неправомочны.

Отсутствие надлежащего нормативного правового обеспечения безопасности труда, а также факт, что основными нарушителями требований техники безопасности на шахте им. Ленина явились руководящие должностные лица шахты, ответственные за их соблюдение, являются вопиющими и дают основания полагать, что трагедию на шахте им. Ленина обусловила сама система обеспечения безопасности труда.

Однако суд не провел экспертизу и перечисленных актов, и соответствующих актов государственных органов, уполномоченных осуществлять государственный контроль и надзор за безопасностью труда — Министерства труда и социальной защиты, Министерства по Чрезвычайным ситуациям и прокуратуры. Также не были исследованы действия должностных лиц этих органов, Угольного департамента и профсоюза, обязанных контролировать безопасность труда, и вся система трудовых отношений в Угольном департаменте.

В силу этого упущения остались без ответа вопросы:

А) насколько нормативные акты и действия указанных лиц обеспечивали или же не обеспечивали предупреждение, выявление и пресечение нарушений, насколько они способствовали или же не способствовали соблюдению требований техники безопасности.

Б) по каким причинам система контроля безопасности в Угольном департаменте и система государственного контроля и надзора оказались неспособны предотвратить трагедию, кто из должностных лиц Угольного департамента, профсоюза и указанных органов контролировал соблюдение техники безопасности на шахте им. Ленина, и надлежащим ли образом эти обязанности исполнялись.

В) насколько имеющаяся система оплаты труда и материального поощрения работников обуславливает соблюдение или несоблюдение ими требований техники безопасности; насколько законными являются осуществляемые за счет средств администрации существенные денежные выплаты должностным лицам профсоюза, контролирующим безопасность труда своих членов, и имеется ли причинно-следственная связь между этим фактом и происшедшей трагедией?

В силу того, что судом не было проведено ни экспертизы самих этих актов, ни исследования системы трудовых отношений на предприятии и действий должностных лиц компетентных органов, перечисленные вопросы, имеющие существенное значение для полного и объективного судебного разбирательства, а самое главное, для предотвращения повторения подобных трагедий, остались без ответа.

В этой связи я считаю необходимым полностью отменить вынесенный судом приговор и направить дело на проведение дополнительного расследования.

Новости партнеров

Загрузка...