Неготовность списков означает готовность к фальсификациям

«На кухне»

Сначала изложу фактаж, потом немножко теории, потом – выводы.

Ровно за установленные Законом (Конституционным!) “О выборах” 15 дней до дня голосования, будучи на тот момент в Караганде, я предложил руководителю тамошнего избирательного штаба ОСДП Зарубаю Абилову проверить предписанную упомянутым Законом готовность списков избирателей. Заведомо зная (практика-то – богатая!), что списки, конечно же, не готовы.

И, как человек опытный (а потому уже и чуть-чуть ленивый), предложил способ по известному анекдоту: искать не в каких-то закоулках, а где поближе и посветлее. Благо, через дорогу от офиса штаба стояла школа, которую в свое время пооканчивали чуть ли не все представители большого семейства Абиловых, поскольку и “фамильная” их улица (Цикличная) тоже тянулась там же, с другой стороны этой школы. Вот на тот избирательный участок мы и пришли, и, сами понимаете, никакого Зарубая Абилова в списках не обнаружили. Как, впрочем, и вообще никого из многих Абиловых, живших там с незапамятных лет и успевших проголосовать на этом самом участке уже несчетное число раз.

Руководству комиссии вопрос “Как же так?!” задать не удалось – оно отбыло (по простодушному признанию дежурившей школьной библиотекарши) в Майкудук, на митинг “Нур Отан” (педагоги ведь!).

Одним словом – классика!

И вот, теперь уже 11 августа, то есть — всего за неделю до выборов и спустя неделю после установленного Законом требования готовности списков, будучи в Павлодаре, я предложил местным штабистам провести тот же эксперимент. А почему именно в Павлодаре, и почему предложил повторить, — это стоит пояснить. На предыдущих парламентских выборах 2004 года (Галымжана как раз тогда перевели на колонию-поселение в поселок Шидерты) я баллотировался как раз в Павлодаре. До этого была еще избирательная (декабрь-2002) кампания Карлыгаш Жакиновой, поэтому кое-какое знание, как здесь “делаются” выборы – имелось.

Павлодарские избиркомы, — это, конечно, не какой-то эксклюзив, а повторение общей по Казахстану картины, но здесь это получается как-то… выпуклее, что ли. Помимо педагогов, как основной “забутовки” всех 10 тысяч избиркомов РК, в Павлодаре кадровую основу почти половины участковых комиссий составляют прославленные “трамвайщики” (этот вид транспорта здесь исторически развит) и (конечно же) “алюминщики”. Именно эти две “трудовые династии” и используются местными властями в качестве главной “ударной силы” при отражении любых оппозиционных поползновений. Плюс – еще три-четыре промышленных предприятия, — вот и все составы всех павлодарских избиркомов. Причем здесь поступают с пролетарской прямотой – даже не пытаются компоновать комиссии из представителей хоть бы трех разных учреждений, а прямо так и выстраивают: шесть работников одного завода (школы), и лишь седьмой – как бы из другой организации.

Соответственно, на такую комиссию мы и “нарвались”, поступив по стандартному карагандинскому методу – отправившись в ближайшую от штаба школу. Благо, что (как и в Караганде) нас повел туда человек более чем знающий (и – узнаваемый). Ивашкина Мария Андреевна – многолетняя активистка оппозиции, как раз и отвечающая в штабе за работу с агитаторами на участках. Плюс – сама избирательница данного (69-го) участка, плюс – старшая по своему дому (ул. Толстого, 92), прожившая там 37 лет и поименно знающая всех жильцов-соседей.

Само собой, себя в списках избирателей Марья Андреевна не обнаружила. Зато обнаружила существенное “прореживание” собственной династии: дочь ее, проживающая в том же доме, имеет семью из пяти совершеннолетних, но заверивший список избирателей аким Павлодара Демеуов посчитал, что и двух человек от такого ненадежного семейства – достаточно.

Вообще же по этому сравнительно небольшому (всего 23 квартиры) дому выявилась такая впечатляющая пересортица: из 74 фактически проживающих взрослых в списке не значилось сразу … 22 (!) человека. Зато “приписанных”, которых там никогда не было, и никто даже фамилий таких не слышал – целых тринадцать душ.

Результат, впрочем, не неожиданный. Еще по 2004 году мне запомнился очень высокий процент элементарных пропусков в списках избирателей, наглядно проявлявшийся даже и в том, что в нумерации квартир практически в каждом многоквартирном доме зияли “провалы” в цифровой последовательности. По этому поводу, начиная как раз за те же 15 дней до дня голосования, и вплоть до самого дня, мы поднимали шум еще на предыдущих выборах, но – безрезультатно. В день голосования отсутствие в списках людей, живущих в своих домах-квартирах по 10 и более лет, фиксировалось массово. Но даже и на этом фоне в глаза бросалось повышенное количество “забытых” из числа именно наших активистов — официально зарегистрированных (для чего горизбирком зачем-то требовал указывать не только имена-фамилии, но и адреса проживания) агитаторов, наблюдателей и доверенных лиц.

И вот – повторение картины трехлетней давности. Так что утверждения партии “Нур Отан” о стабильности и неизменности своей политики при неуклонном движении в избранном направлении – они (в этой части) вполне соответствуют действительности.

Вопрос “Как же так?!” председателю комиссии Абдрахманову А. К. – директору завода “Кастинг” (от партии “Нур Отан”, разумеется), мы тоже задать не смогли. Дежурившая на участке инженер-конструктор до своего руководства (зампредом в комиссии начальник технадзора) не дозвонилась.

Осталось спросить саму ее: “Так что же будем делать?”

Оказывается, сейчас по участку ходят некие волонтеры с того же “Кастинга” (за это через избирком им ничего не платят, зато завод сам командирует своих работников вот на такую “общественную деятельность”) – они и уточняют списки. И еще – комиссия ожидает, что сегодня-завтра поправленные списки им придут из прокуратуры.

— Извините, мы не ослышались, — точно из прокуратуры?

— Да, нам так сказали….

— Кстати, Александра Ивановна, а Вы в комиссии от какой партии?

— (чуть помедлив) От “Аула”.

— А вот тут на стене список комиссии, так там указано, что от “Аула” у вас начальник технадзора, а Вы как раз от партии патриотов.

— А, ну да.

— А кто в ней председателем?

— (чуть помедлив) Гани… (еще через более длинную паузу) …Касымов.

— А почему Вы именно эту партии предпочли?

— (нисколько не промедлив) Симпатичный мужчина!

— Браво, Александра Ивановна, вот этот Ваш ответ — засчитывается!

С чем и отбыли…

Теперь теория. По Закону, списки избирателей по месту жительства составляет соответствующий местный исполнительный орган на основании сведений, представляемых органами, осуществляющими учет населения. По каждому избирательному участку они подписываются соответствующим акимом и представляются по акту в избирательную комиссию за 20 дней до начала голосования. А уже сами комиссии за 15 дней до дня голосования представляют их избирателям для ознакомления.

И еще, в статье “Полномочия участковых избирательных комиссий” имеется строчка “уточняет список избирателей на соответствующем избирательном участке”. Причем что такое “уточняет”, как это должно практически исполняться и юридически оформляться – в Законе про это ничего не сказано.

Единственно, имеется запись, буквально звучащая так: “Внесение изменений в списки избирателей после начала подсчета голосов запрещается”. Формулировка, прямо скажем, издевательская, означающая, что и за пять секунд до закрытия избирательного участка списки избирателей все еще можно “уточнять”.

Слишком уж саморазоблачительная эта запись попала в официальный текст, конечно, по недосмотру, но сам, такой как бы технический, “ляп” очень хорошо передает ту атмосферу, в которой Закон “О выборах” “совершенствовался” все последние годы. Имея некоторое отношение к этому, скажу, что, еще начиная с “круглых столов” ОБСЕ 2000-2003 годов, и потом в ПДС, и после тоже, мы многократно предлагали ясно и однозначно регламентировать как раз порядок составления списков избирателей. Так, в свое время мы втроем, — секретарь ЦИК Владимир Фосс и депутат Мажилиса от “Асара” юрист Сергей Киселев, составили такую маленькую “рабочую группу” и очень даже неплохо (в смысле – профессионально и вполне откровенно) провели несколько дней в обсуждении необходимых поправок, в том числе ни один час потратили именно на списки избирателей.

Тем не менее, в “улучшенном” тексте Закона мы имеем вот такую юридическую невнятицу, на практике оборачивающуюся полным безобразием…

Здесь, пожалуй, нет какого-то целенаправленного злого умысла. Просто приходится констатировать, что городские власти, паспортные столы, участковые полицейские, центры регистрации недвижимости, и прочие прилагаемые к этой функции (прокуратура?!) органы – они реально не способны вести адекватный учет проживающего населения.

Отслеживать оппозицию, неотступно следовать по пятам, вести скрытую и открытую видеосъемку, — на это и кадры и ресурсы в “органах” есть, а вот обычный учет граждан…

Что же до практических выводов, то они у нас напрашиваются вот какие. Все мы знаем, что явка избирателей на всех выборах у нас всегда завышается. В селах, — да, там “акимчики” обеспечивают реальную явку процентов до 70-80, а то и больше (хотя бы в форме одного голосующего за всю семью, по крайней мере). Но в городах, — там реально не набирается и половины от имеющих право голоса. Поэтому процентов по 25-30, это, — как минимум, на всех выборах комиссии “добавляют” уже “от себя”. Здесь мы имеем фальсификационную продукцию, как говорится, двойного назначения: подбрасывая (способов много) “дополнительные” бюллетени, участковые комиссии обеспечивают не только результат заранее определенного “победителя”, но и “рекомендуемый” процент электоральной активности.

Тем более низкой явки следует ожидать и 18 августа, — слишком “не стандартное” время выбрано для голосования, да и вера населения в хоть какой-то толк от выборов порядком поизносилась. Так что смело можно прогнозировать, что, как минимум, еще примерно половину от числа реально проголосовавших в большинстве городов комиссиям придется приписывать хотя бы для того, чтобы поддержать реноме проводящей выборы “партии власти”. И вот эти 25-30 процентов “резерва”, — они и станут решающими для окончательного распределения мест. Скажем, партия, получившая процентов 10-12 голосов от реальной явки, вполне может остаться с результатом 6,9% даже при вполне честном подсчете ее бюллетеней.

Ну, а кому (кроме собственно партии власти) станут “приписывать” — тут вариантов может быть сразу два-три. Включая не только “Ак жол” (эту партию явно будут “приподнимать” при всех вариантах), но и, скажем, “народных” коммунистов. Одно ясно – ОСДП ни в каком варианте “добавок” присутствовать не светит.

Так вот, о списках: нынешний “порядок” их изготовления – он прямо-таки идеален для организации любых вариантов приписок. Хоть экстренных, прямо в день выборов, хоть заранее тщательно подготовленных. Причем в ситуации, когда все избирательные комиссии полностью лишены хоть какого-то присутствия оппозиции, любые манипуляции со списками принципиально не “ловятся”. Сиди на избирательном участке хоть сто наблюдателей – ничего они не увидят и не заметят. Тем более что ближе трех-четырех метров к столам и спискам их все равно не подпускают. Вошел человек, показал какой-то документ, его, вроде бы, нашли в списках, выдали бюллетень, он взял, проголосовал – к чему тут придерешься?

В Павлодаре сразу от нескольких, скажем так, знающих, человек я слышал историю, как на парламентские выборы 2004 года в Алматы, чтобы там не прошла оппозиция, было отправлено только “алюминщиков” около трехсот человек. Им взяли прямой и обратный билеты на поезд, дали денег на хлеб и колбасу с водкой, и вот они “отработали” в Южной столице целый день голосования, перемещаясь на автобусах с участка на участок.

Сейчас же и поездов никаких не надо: все можно сделать по месту. Скажем, только на строительстве нового электролизного завода задействовано более тысячи китайских, киргизских, таджикских и прочих “гастарбайтеров”, которые прямо там и живут – на стройплощадках. Представляете, сколько “дополнительных избирателей” может быть отправлено объезжать участки для голосования, без какого-либо риска попасться?!

Вот вам и требуемая явка, и нужный результат…

К чему это говорится?

Да к тому, что не только отлаженная система фальсификаций, но и такие вот “дырки” в законодательстве и сложившейся практике, когда городские власти и территориальные избиркомы просто-напросто не в состоянии составить достоверные списки собственных горожан – все это тоже накладывается на финальный результат, во многом определяя его.

Да, нет никаких сомнений, что руководство страны на этот раз более чем заинтересовано в проведении, скажем так, менее критикуемых выборов. И мы все – тоже.

Но куда, в таком случае, мы денем вот эти “дырявые” списки?

Новости партнеров

Загрузка...