Честность по-ертысбаевски или Послесловие к одним теледебатам

В 2004 году ЦИК впервые решился на проведение теледебатов. Во многом это была заслуга Алтынбека Сарсенбаева, который, будучи министром информации, предложил провести семь раундов теледебатов. Пусть люди увидят, кто есть кто. И «Отан» тогда выглядел очень бледно. Людям голову заморочить не удалось – они однозначно проголосовали за демократическую оппозицию.

Потому, извлекая опыт из прошлого, в 2007 году власть решила максимально ограничить количество теледебатов и провела всего лишь одну официально утвержденную ЦИКом дискуссию на канале «Хабар». В очень неудобное время – в конце рабочей недели — с шести часов до полвосьмого. По несколько минут каждой партии, в режиме скороговорок, когда на повестку дня выносятся судьбоносные для страны вопросы!. И это единственная встреча за все эти предвыборные гонки! Власти не хотелось устраивать больше. Уж очень она не уверенна, что дебаты добавят авторитета правящей партии.

Мы с самого начала предлагали дискуссию в прямом эфире с лидерами партии «Нур Отан». Направили вызов новичкам этой партии Косым-жомарту Токаеву, Имангали Тасмагамбетову и Кайрату Келимбетову. Новички отмолчались и идея дебатов с «Нур-Отаном» сходила на нет.

Было две встречи и несколько долгих телефонных разговоров с нашими оппонентами, Мы с Оразом Жандосовым согласились на поездку в Астану на дебаты с участием Ертысбаева и Келимбетова. Уговор был такой: делаем запись в формате прямого «живого» эфира, всякий монтаж – исключен. В студии должны присутствовать четыре участника и ведущий.

Договаривались, глядя друг другу в глаза и о трех копиях записи — для Ертысбаева, для нас и для модератора — хозяина 31-го канала Арманжана Байтасова.. Ударили по рукам!

И вот оно утро записи. Неожиданности начались уже на входе в студию в ТРК «Казахстан-1» — операторов 31-го канала, который предоставил свой эфир этим теледебатам, не пустили в павильон! Доводы А.Байтасова слушать не стали.

Договорились о регламенте – после изложения каждой стороной темы — четыре минуты на обсуждение. Ораз предложил: демократия – это процедура. Давайте договоримся – четыре минуты – по минуте каждому.

— Нет, — категорически заявил Ермухан, — давайте будем просто обсуждать в течение четырех минут – говорить, кто что хочет!

— Но это же будут не дебаты, а базар!

— Нет, давайте только так. Если не согласитесь, теледебатов не будет. Мы здесь хозяева! – отрезал Ермухан, — Раз мы приняли ваше приглашение, мы будем диктовать свои условия.

Нам ничего не оставалось, как принять эти нелепые условия..

Дискуссия была, конечно, очень интересная. Возникло много напряженных моментов при обсуждении важнейших тем. Но когда закончилась запись, Ертысбаев вышел из студии явно расстроенный. Переминался с ноги на ногу… Кайрат Келимбетов признал, что мы с Оразом были сильны, очень аргументированы, высказал несколько комплиментов и заметил: «Годы в оппозиции вас очень закалили…».

Ертысбаев промолчал. И тут началось самое интересное. Когда мы стали просить у Ертысбаева выдать нам одну кассету, он повел себя более, чем странно:

— Извините, но кассету мы дать не можем, Мы сейчас кое-какие шероховатости уберем, и, скорее всего, в эфир попадет 45 минут!

Так открытым текстом и сказал.

И я, и Ораз, и Арманжан были в шоке!

— Мы же договорились о формате прямого эфира? Какая цензура? Какой монтаж? Какие шероховатости? Пусть они идут в эфир! Давайте полностью всю запись! В 15-40 у Арманжана самолет и он вечером ставит ее в эфир!

— Нет, кассету я не дам! Не дам и все! 31-й канал получит её за 5 минут до эфира!

Рядом находился директор астанайской студии «Казахстана-1», где записывали дебаты. Я ему говорю:

— Пожалуйста, отдайте нам кассету!

— Нет, извините, мне Ертысбаев приказал записи никому не отдавать.

Напрасно мы возмущались…

Кассеты мы так и не получили, а увиденное в эфире, нас шокировало…

Что исчезло из дебатов, после вмешательства?

Кое что могу восстановить.

Там я, в частности говорил о том, что представляет из себя партия «Нур Отан»:

— Ведь вы только то и делаете, что прикрываетесь именем президента. Через слово «президент», «президент». А кто реально за президентом? Вы думаете, кто-нибудь за Жумагулова будет голосовать? Ермухамет Ертысбаев, вы думаете, за вас будут голосовать? Вся ваша работа — с утра до вечера клясться в верности президенту.

Естественно, этот момент у Ертысбаева очень напряг.

«Пропало» из эфира наше предложение о том, что пора прекратить строительство, дорогих, помпезных дворцов и пирамид в нашей новой столице, тратить на них миллиарды долларов из карманов налогоплательщиков. Мы предлагали направить эти средства на строительство доступного жилья для нуждающихся казахстанцев.

Когда зашла речь о диверсификации экономики, наши оппоненты, и в первую очередь Кайрат Келимбетов, стали хвастаться, так называемыми «прорывными» проектами. Мы ответили – не надо причислять к своим достижениям то, что создано стараниями частного сектора, вы к этому никакого отношения не имеете. Я также сказал им: «Например, это смешно, когда вы причисляете к своим заслугам проекты реконструкции комплекса на Медео и Чимбулаке».

Исчез из передачи и тот момент, когда мы с Оразом Жандосовым спрашивали, как собирается «Нур Отан» попасть в число 50 развитых стран, когда никакой борьбы с коррупцией не ведется, а мы, говоря о коррупции, приводили конкретные примеры. Говорили о том, что один из лидеров «Нур Отана» замешан в скандале с байконурскими деньгами, другой связан со скандалом в «Казахстан Темир жолы», когда десятки миллионов долларов были украдены, Мы припомнили скандал с «Беккер Хьюз» когда американская прокуратура заявила о том, что руководство «Казмунайгаза» получало миллионы долларов взяток. Последний из скандалов тоже с кандидатом нуротановского списка связан — по заявлению Счетной палаты замешан в нецелевом использовании миллиардов тенге. И все эти люди в списке «Нур Отана»! Почему вы не избавляетесь от этих людей? Почему вы с этими людьми идете на выборы?

Весь этот разговор попал в корзину!

В передаче осталось лишь часть нашего разговора, когда Ертысбаев заявил, что в стране более 60 оппозиционных газет. Мы же там говорили, что это вранье. Не надо лгать в эфир. Никаких 60 газет оппозиционных у нас нет. Всего шесть таких газет и судьба их – бесконечное преследование. Это тоже исчезло из «прямого» эфира.

Еще момент. Я спросил, чем отличается электромагнитный спектр Казахстана от электромагнитного спектра Турции? Ничем не отличается. В Турции 44 национальных компании. В Казахстане их всего несколько, и то они монополизированы.

Исчез из эфирного варианта и разговор по поводу заявления Кайрата Келимбетова о приглашении в Казахстан в течение ближайших пяти лет миллиона иностранных рабочих и решения проблем их обустройста. На наш вопрос, а где же будет жить этот миллион, если у нас, при огромной безработице, нелегально трудится уже около миллиона иностранцев, а в жилье, нормальных человеческих условиях нуждаются миллионы наших родных казахстанцев? Это же кощунственно и непрофессионально! Естественно, никакого вразумительного ответа так и не последовало ни от Келимбетова, ни от Ертысбаева. Вместо ответа – вырезанный эпизод!

Правда, «резали» не только нас. Из записи много было вырезано тех моментов, когда сам Ертысбаев много шумел, распалялся и «не знал, на какую камеру смотреть, глаза у него бегали, юпитеры и софиты вызвали обильное потоотделение». И потому весь Казахстан «не увидел неприглядно вспотевшего кандидата»… Внимательный зритель мог заметить, что у Ертысбаева и Келимбетова микрофоны всегда были включены. Наши микрофоны с Оразом включались не сразу, и звук на нормальный уровень не выводился. Потому нас было очень плохо слышно. Когда говорили наши оппоненты, их всегда выдавали крупным планом. А нас — сначала выдавался общий план с людьми в студии и только потом включали или меня, или Ораза на фоне шума.

Нужно ли нам вообще министерство информации? Я – за его упразднение. Я говорил Ертысбаеву: «в том, что у нас нет настоящей свободы слова, это ваша вина. Вы не защитник прессы — пресса при вас подавлена как и раньше. Если мы придем в парламент, ликвидируем ваше министерство».

Разумеется, этот момент был вырезан из передачи.

И последний «сюрприз» — то о чем мы не договаривались вообще — в конце дебатов в эфирном варианте они вклеили комментарии нуротановцев и их поклонников из группы наблюдателей из России и Украины, которые дали свою оценку дебатам и, естественно, в пользу «Нур Отана» и их уверенности в победе партии власти на выборах.

Как же может такой человек, умеющий смотреть в глаза, быть таким лживым и непорядочным? Он лишен всякой мужской, джентльменской чести. Вспоминаются его многочисленные скандалы с прессой, газетой «Время», журналисткой из газеты «Эра», которую он оскорбил… И ведь никто ему из его коллег по партии «Нур Отан» не сказал: «Ермухан, что же ты дискредитируешь нашу партию, почему занимаешься цензурой?!».

Так и хочется сказать, но уже со страниц газеты:

— Господа из «Нур Отана», если вы верите в свои силы, в свои 91 процент, будьте джентльменами! Пусть зритель сам рассудит, кто есть кто. А когда министр информации — сам себе и режиссер, и редактор, и цензор, и даже — монтажер, становится не по себе….Или он, в самом деле, ум, честь и совесть вашей партии?

 

«Свобода Слова», 16 августа 2007 г.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...