Как я выиграл выборы у “Нур Отан”

С самого начала выборной кампании я понял – моим главным конкурентом будет не Серик Кусаинов (уроженец Чемолгана, руководитель городских электрических сетей, член партии “Нур Отан”). Серик просто подошел анкетными данными, чтобы стать так называемым “техническим” кандидатом. Конкурентом же выступал сам “Нур Отан”, по сути – огромный чиновничий аппарат с неограниченными возможностями. Вот с таким монстром предстояла борьба.

Пока мне удалось напечатать первую партию плакатов – у Серика уже неделю висела качественная полиграфическая продукция фактически в каждом подъезде, на фасадах зданий, в телефонных будках и т.д. Однако после первой же расклейки моих материалов в окружную избирательную комиссию поступила жалоба от КСК “Коктем-1”, по которой меня пытались заставить снять агитацию и, возможно, даже вынести первое предупреждение за нарушение закона. Пришлось достать ноутбук и продемонстрировать комиссии сотню фотографий с агитационными материалами нуротановца, расклеенными на всем, где только возможно (благо, я заранее предвидел такое развитие событий и позаботился о доказательствах). Также я напомнил о равном отношении комиссии ко всем кандидатам. Внушение сыграло свою роль – инцидент был исчерпан.

Тем не менее, мои агитаторы постоянно наблюдали плачевную картину — ежедневно расклеиваемые плакаты кто-то методично тут же срывал. Организовали наблюдение. Выяснили, что это все тот же КСК “Коктем-1” практически всем составом правления и штатом своих дворников занимаются данным “общественно-полезным” делом. Одна из членов правления с пеной у рта доказывала мне, что они (жители района) свой выбор уже сделали, и нечего мне им голову морочить. Забавная женщина откровенно полагала, что, попав, неизвестно каким путем, в правление КСК, она теперь может от имени всех жильцов заявлять даже об их политических взглядах.

Мое терпение лопнуло после того, как в каждую квартиру поступила квитанция на оплату коммунальных услуг с приколотым сообщением, подписанным администрацией КСК. В нем с восхищением рассказывалось о том, какое это счастье, что по их избирательному округу баллотируется “коммунальщик” СЕРИК КУСАИНОВ (имя и фамилия были выделены заглавными буквами). Пришлось теперь уже мне обратиться в избирательную комиссию с заявлением о проверке оплаты указанной услуги КСК из избирательного фонда кандидата-нуротановца. Оказалось, что Серик эту услугу не оплачивал вовсе, и это КСК по собственной инициативе проводил запрещенную законом благотворительную акцию для любимого кандидата. Данное обращение совместно с внушениями членам правления и дворникам об ответственности за воспрепятствование в проведении предвыборной агитации также сыграли свою роль – КСК наконец-то прекратил срывать мои плакаты.

Но сопротивление монстра продолжалось. Поэтому вдоль улиц моя агитация срывалась очень регулярно и тщательно заклеивалась какими-то неведомыми структурами. На помощь пришли друзья-праворульщики. Перебороть сотню воодушевленных идеей продвижения своего кандидата членов “Независимого Автомобильного Союза” стало не по силам целой армии чиновников и коммунальщиков вместе взятым. И мои плакаты ежедневно (и еженощно) появлялись в самых заметных местах, в результате чего все мои знакомые и клиенты также начали звонить и предлагать помощь (я даже начал получать сигналы от жителей, которые просили не злоупотреблять их вниманием, т.к. на каждом углу они видят и читают только про Уткина).

Кроме того, я сам практически ежедневно проводил встречи во дворах, а мой штаб приглашал людей на выборы по телефону и специально изготовленными листовками.

В ходе бесед с людьми выяснилось, что более 80% населения не знают – чем занимается и для чего нужен маслихат, не помнят своего депутата, при этом про акима и акимат знают практически все. Пришлось объяснять, что главная функция маслихата – контрольная (за всеми недолюбливаемыми, вороватыми акимами и акиматовскими чиновниками), что депутаты маслихата должны быть по-настоящему не зависимыми от акимата личностями. Но на сегодняшний день на практике в нем заседают главврачи, директора школ, руководители крупных коммерческих структур и т.д., которые в большинстве своем очень зависимы и фактически сами подконтрольны акимату. Мой конкурент также был из их числа. Мало того, возглавляя предприятие-монополист, как менеджер, он обязан заботиться о благосостоянии предприятия, а не о жителях, которым поставляет электроэнергию. Руководитель такого предприятия должен постоянно делать все возможное для увеличения тарифа (для повышения зарплаты своим работникам, увеличения прибыли акционеров и т.д.). Но ведь в маслихате думать нужно как раз об обратном. В цивилизованном обществе это называется конфликтом интересов. И ни один человек (каким бы душевным по характеру и прекрасным семьянином он не был), по своей природе не в состоянии одновременно сидеть на двух таких стульях. Поэтому в ходе дискуссий с жителями я говорил: пусть Серик определится – либо он защищает интересы простых людей, либо интересы предприятия-монополиста (если он по-настоящему будет заниматься защитой жителей – он развалит свое предприятие, и наоборот).

На одной из встреч подосланный нуротановцами гражданин заявил: “Вот Серик Кусаинов провел нам во дворе свет, уложил асфальт, а что полезного сделали вы? Только умеете болтать!”. Я сразу предложил всем присутствующим составить акт о подкупе избирателей – если Серик действительно занимался такой благотворительностью накануне выборов и открыто об этом заявлял жителям – это грубейшее нарушение закона. Люди стали смеяться, а “кураторы” зашипели на своего вопросозадавателя.

К завершению агитационной кампании мой штаб пришел к выводу, что поддержка меня населением огромная – зашкаливает за 70%. В одном из кварталов жители даже организовали Комитет по поддержке кандидата Сергея Уткина. Сами разработали текст обращения комитета к соседям, размножили и распространяли совместно с моими материалами, которые я предоставил по их просьбе. Почин был очень интересным. Агитаторы поражались – в этом квартале всегда висели плакаты. Одна из женщин-активисток комитета как-то мне позвонила и рассказала, что во время “планового обхода” территории заметила женщину, которая срывала мой плакат и говорила проходящим, что я снялся с выборов и за меня голосовать будет нельзя. Народная активистка даже вступила с ней в потасовку – после этого случая провокаторы в квартале не появлялись. В другом месте к активистам подбежали дети и говорят: не вешайте плакат Уткина – мы все равно его сорвем. На вопрос – зачем – поведали, что им так сказала делать одна женщина, которая обещала за это заплатить. И сколько дней вы срываете – спросили мои агитаторы? Два дня – говорят. И сколько она вам заплатила? Пока нисколько – говорят. Агитаторы после проведения разъяснительной работы на всякий случай решили вешать плакаты повыше, чтобы детки не могли до них дотянуться.

Итак, агитационная кампания закончилась. Накануне вечером представители штаба проверили все стенды перед участковыми избирательными комиссиями – везде обновили плакаты и материалы. Однако уже утром следующего дня на всех этих стендах мои плакаты как корова языком слизала. Зато Серик Кусаинов был во всей красе во множественном числе. Но больше наклеивать было категорически запрещено законом. Поэтому в таком виде стенды оставались до окончания выборов. Мелочь – но нуротановцам было приятно.

В пятницу после обеда я заехал в окружную избирательную комиссию оформить дополнительные удостоверения доверенным лицам-наблюдателям. А мне говорят: надо же, а нам только что позвонили из прокуратуры и сказали, что вы сейчас проводите агитацию, которая сегодня запрещена. Я не переставал удивляться выдумкам моих соперников. Но меня как будто кто-то охранял свыше. Я понял это еще накануне регистрации кандидатом. Больше трех лет назад я продал “Ниву” по доверенности, срок которой истек. Все эти годы налог по ней не платил, и никаких претензий ко мне не было. Естественно, я думал, что она давно переоформлена на новых хозяев, и не включил ее в декларацию. Все документы уже были сданы в избирательную комиссию, но по закону до 23-го июля можно было что-то доносить. И вот 22-го вечером перед моими глазами проезжает моя бывшая “Нива” со старыми (моими) номерами. Я не видел ее больше трех лет и сразу понял – мне ее специально свыше подсунули под нос, чтобы подумать головой. На следующее утро я побежал в налоговую и сдал дополнительную декларацию, указав, что владею этой “Нивой”. Оказалось, что на самом деле в дорожной полиции она числится еще на мне. Если бы этого случая не произошло, я бы однозначно был снят с выборов за укрывательство имущества.

А тем временем один из кандидатов по моему округу (менеджер из “Казпочты”, кстати, тоже нуротановец), срочно снял свою кандидатуру. Видимо, до кураторов дошло, что он только оттянет голоса у своего однопартийца.

Теперь оставалось только грамотно провести наблюдение, не допустив подтасовок при голосовании и подсчете голосов.

Одним из главных способов обмана является приписка голосов нужному кандидату с участием дополнительных избирателей. Для этого нанимаются специальные лица, которых, естественно, нет в списках лиц, проживающих на данном участке. Однако они, как ни в чем не бывало, подходят к заранее проинструктированному члену избирательной комиссии, который проверяет удостоверение личности и якобы находит избирателя в списках. На самом деле этот избиратель расписывается за совершенно другого человека, получает бюллетени и голосует как ему поручили. Такие лица ходят от участка к участку и набирают голоса выдвиженцу от власти. Эта технология называется “каруселью”.

Чтобы немедленно выявить и предотвратить эту химию, на каждом участке у меня был наблюдатель с цифровым фотоаппаратом, который фиксировал лицо каждого входящего человека. Я сам лично объезжал каждые полтора-два часа по всем участкам, мне скидывали все отснятые снимки. Затем шло сравнение специальной программой, как у пограничников (помните, при выезде за границу всех фотографируют и тут же сравнивают с базой данных паспортов). Если программа замечает совпадение или несовпадение (в зависимости от настройки) – она подает сигнал. Об этом я открыто предупредил все участковые комиссии, поэтому большинство не решились идти на риск.

Также наблюдатели добивались от председателей комиссий права увидеть при необходимости ФИО избирателя в удостоверении личности и в списках – чтобы можно было сравнить и установить факт несовпадения. Некоторые председатели комиссий этому тщательно сопротивлялись – это был наглядный сигнал, что здесь готовится подобная махинация.

Большое подозрение также пало на участки, где находились студенческие общежития (в них числилось по спискам до 1000 студентов). Мы объезжали эти общежития несколько дней и вечеров. Там всегда никого не было, почти везде шел ремонт. Это и понятно. В общежитиях живут только иногородние. Но в августе все студенты на каникулах. Кто из иногородних будет торчать летом в дорогущей Алматы? В общем, реальных студентов были единицы.

Поэтому, когда в районе обеда на двух участках, расположенных в КазНТУ (политехе) вдруг поперли голосовать студенты один за одним – мы поняли, “карусель” заработала.

Оказалось, что во дворе политеха идет напряженная “работа”. Молодые люди подъезжают непосредственно в институт (в общежитиях оставалась полная тишина – у нас было везде организовано наблюдение), проходят инструктаж и идут голосовать. Процесс тщательно контролируется спецслужбами. Председатели комиссий препятствуют наблюдателям убеждаться в том, что ФИО избирателя действительно имеется в списках.

Один из фотографов уже через 20 минут представил нам снимки “кураторов” и “инструкторов”. Ошалевший молодой оперативник, заметивший фотосъемку, начал закрывать свое лицо, стал срочно звонить начальству и не нашел ничего лучшего, как предложить фотографу назвать свое имя и поговорить по телефону с его начальником из КНБ (так прямо открыто и сказал!).

Я сам лично, воспользовавшись, что председатель комиссии вышел на улицу, подошел к нему и попытался объяснить, что препятствовать деятельности наблюдателей нельзя. Но он был не прошибаем. Для него любое приближение наблюдателя означало то, что он мешает “работе” избирательной комиссии. Затем, как профессиональный провокатор, председатель комиссии начал заманивать меня на участок, прекрасно зная, что мне туда как кандидату заходить нельзя. В общем, разговора не получилось. О начавшейся махинации срочно начали сообщать всем штабам. Приехали иностранные наблюдатели, главный редактор “Свободы слова” Гульжан Ергалиева и др. – в общем, “операцию” моим противникам пришлось срочно сворачивать. Моментально наплыв избирателей в эти участки прекратился.

Больше серьезных схем обмана на моих участках реализовывать не решились.

В итоге на этих двух участках за час, который шла “карусель”, проголосовало почти по 100 человек. Большинство их фотографий имеется. Установить их личности и место жительства для правоохранительных органов не составит проблем. Проверить подписи в списках избирателей – тоже. Установить, что расписывались не иногородние студенты, которые в это время находились за пределами Алматы – элементарно. Описание схемы имеется. У нас даже есть цифры с разнарядкой для каждого деканата. В основном привлекали работников и студентов института. Естественно, проживающих в Алматы и не прописанных в общежитии. На всякий случай сообщаю, что у меня сфотографированы списки избирателей, которые были вывешены на участках (это чтобы не возникло желания их подделывать в очередной раз). Так что дерзайте, господа прокуроры. Я ведь предупреждал участковые избирательные комиссии, что сидеть им в тюрьме за махинации.

В итоге, даже с учетом того, что эти 200 голосов были нарисованы конкуренту и еще 200 с хвостиком (с результатом за 80%) он набрал в закрытом участке – воинской части (отцы-командиры в инструктаже бойцов постарались на славу), у меня получился перевес более чем на 500 голосов. И это всего где-то из 3,5 тысяч избирателей, принявших участие в голосовании. На большинстве участков, где по-настоящему было обеспечено честное голосование, я набрал голосов в 2 раза больше, чем нуротановец.

Правда, на одном участке, когда закончился подсчет голосов и комиссия пошла составлять протокол, этот процесс затянулся аж до 5 часов утра. Наблюдатели начали нервничать. В итоге из комиссии пошла перевернутая информация, что ОСДП получила 86 голосов, а “Нур Отан” — 138, хотя фактически (когда у всех на глазах считали) было все наоборот. Наблюдатели начали возмущаться такой наглости, предлагали пересчитать бюллетени. В результате приехало несколько нарядов полиции, и в их сопровождении избирательную комиссию вместе с бюллетенями куда-то увезли. Ни одному наблюдателю протокол подсчета голосов не дали. Это было около 6 утра. Я съездил в окружную комиссию – там эта участковая комиссия с бюллетенями не появлялась (видимо, в акимате – предположили присутствующие). К 8 утра, когда по закону истек срок вывешивания протоколов голосования, на этом участке никто не появился, участок был закрыт. В обед 19 августа я объехал все свои участки – везде результаты голосования были вывешены, кроме этого (участок № 183 в школе-гимназии № 23 на Сатпаева угол Дзержинского). Все входы в школу были закрыты на замок (я все сфотографировал). Докричавшись до охранника, я узнал, что как в 6 утра комиссию вывезли, так больше никто не появлялся, никаких протоколов не вывешивал, все закрыто. Теперь я даже волнуюсь за эту комиссию. Учитывая, что избирательный процесс контролируется спецслужбами – ожидать можно всего. На других участках, где нам удалось обеспечить честное голосование, председатели комиссий были в шоке и готовились прощаться с должностями. Поэтому мы собираемся отслеживать их судьбу в ближайшие год-два. А результаты по этому “пропавшему” участку уже ничего не изменят, даже если все будет подделано. Там пришло не более 300 человек, их фото имеются, а у меня уже перевес в 500 голосов.

Кстати, везде, где было обеспечено честное голосование, ОСДП по бумажным бюллетеням набирала практически столько же голосов, сколько “Нур Отан”, либо даже больше. По электронному голосованию картина кардинально отличалась. Так что делайте выводы…

В заключение хочу поблагодарить всех избирателей, которые мне поверили и пришли проголосовать. Все-таки можно победить даже у нас! Я верил в это! И старался переубедить жителей, отрешенно говоривших на встречах про прошлые выборы, в которых они все голосовали за Джандосова, а победила какая-то Агатаева. Я им обещал, что организую тщательный контроль и не позволю осуществлять махинации.

Огромное спасибо незарегистрированной партии “Алга!”, которая организовала мой штаб и предоставила агитаторов. Личная признательность всем моим доверенным лицам – в особенности Бахыт Туменовой и Асылбеку Кожахметову. Большая благодарность за поддержку лидерам ОСДП Булату Абилову и Оразу Жандосову. Неоценимый вклад в победу внесли праворульщики из “Независимого Автомобильного Союза”. Друзья, всем огромное спасибо! Постараюсь оправдать ваши ожидания!

Новости партнеров

Загрузка...