Новости из Актобе

Выборы 2007: “застолбили”! Ликвидация неправильных кандидатов в депутаты. Тайная речь Аслана Мусина. Как мешали членам избиркома отмечать выборы

Гимн столбам

Телефонные столбы – наиболее потрясающее открытие нынешних выборов. Именно благодаря им в Актобе впервые за много лет удалось реализовать пресловутую свободу слова. Буквально на каждом городском столбе в период предвыборной агитации появились партийные агитки от всех желающих сразиться за голоса избирателей: красно-белые от социал-демократов, желто-голубые – “Нур Отан” и просто алые повязки от народных коммунистов.

Столбы — это первый и пока, увы, единственный гарант честности казахстанских выборов. Потому что их много, и потому что они везде. К тому же столбы любимы нашим электоратом: если считать, что именно политически зрелое население обычно срывает труд десятков агитаторов-расклейщиков, то агитки на столбах оказались настоящими старожилами в отличие от специально отведенных щитов.

Неизвестен автор идеи. Можно лишь догадаться, что расклеивать плакаты на столбах было выгодно и партиям-мутантам и их скромным соперникам. Во-первых, потому что хозяева мелких магазинчиков (а их сотни по городу) как-то без охоты разрешали вешать на дверях своих заведений партийные плакаты (разумеется, кроме “нуротановских”) и конечно, зачастую срывали оные через пару дней. Что уж говорить о других? Примиряли соперников только столбы.

Неизвестно, не подсчитано, кто же читал информацию на пресловутых телефонных столбах. Но глаза они мозолили буквально всем зрячим согражданам.

По количеству расклеек можно было судить и о финансовых возможностях партий. Безусловно, самая богатая — “Нур Отан”. Эта вне конкуренции. В этом году актюбинский штаб “Нур Отан” (сплошь бывшие чиновники прежнего, еще мусинского акимата) щегольнули самолетом, с которого скинули на головы горожан тысячи листовок. И “КАМазом”. С борта последнего младые “отановцы” бойко махали согражданам флагами до глубокого вечера накануне выборов. Сразу видно, за дело взялись люди старой закалки, страдающие от ностальгии по КПСС. Потрясающее зрелище сопровождалось криками речёвки (собственного сочинения, по признанию партийного консультанта Мейрамгуль Жумагалиевой): “Если любишь Казахстан, голосуй за Нур Отан!” и т.п..

Главный конкурент “Нур Отан” — социал-демократы — начали куда скромнее. С первых дней кампании расклеивали на столбах черно-белые листовки, выпущенные на офисном ксероксе, зато на двух языках и в таких отделенных уголках родного Актобе, как ГМЗ, Кирпичный, Оторвановка, 41 разъезд. Позже плакаты сменили лишь цвет и количество.

Коммунисты заявили о себе в последнюю неделю кампании. Заняв свое место на телефонных столбах. Нет, они не теснили конкурентов, ни в коем случае, столбы – это ведь полный плюрализм мнений, не забывайте. Коммунисты обвязывали гарант свободы мнений ситцевыми повязками знакомого до боли кровавого колора и клеили плакаты… на деревьях (ноу хау тут же переняли “нуротановцы”). Согласитесь, неплохая идея для будущих выборов. При условии, что у карагачей не появится хозяин.

Аким меня боится…

Владелец ночного клуба “Норд” отставной моряк Ромай Назмутдинов уже не первый год ведет неравный бой с прокурором Мартукского района Тлеу Иштенгировым. И хотя Фемида трижды признавала блюстителя закона виноватым в коррупционных преступлениях (хищение бюджетных средств), прокурор лишь сменил место работы, переехав в Кобдинский район в качестве главы местной прокуратуры. Низмутдинову не повезло куда больше. Его предвыборную программу отказалась печатать местная “Мортук тынысы”, а после подсчета голосов депутатом районного маслихата по его участку назначили представительницу “Нур Отан”.

— Что я теперь буду делать? Да ничего! Уйду в сторону. Как говорится, сохраню достоинство, — отвечает бывший кандидат в депутаты. — Если они идут на такие подлоги при подсчете голосов, тут уже ничего не докажешь. Уйду в сторону. Хотя все остальное остается в силе.

Остальное для Ромая Низмутдинова – это борьба с прокурором и сохранение мира и покоя в родном селе.

В своей предвыборной программе я затронул тему подростковой преступности. Для жителей Мартука это актуально: местная молодежь враждует с приезжими оралманами. Зимой прошлого года стычки дошли до откровенных потасовок, вызывали ОМОН из города, одного парня порезали. Но работница “Мортук тынысы” Елена Аниськова объявила, что публиковать такую программу газета их не намерена, требуется подкорректировать статью, сделать ее “более мягкой”.

На мой вопрос, что именно ее не устраивает, она ответила: “Все!”. И прошлась по пунктам программы. На следующий день я официально встретился в редакции с Еленой Брониславовной и официально потребовал ответ в письменной форме, она отказалась, но подтвердила, что программа не будет напечатана, пока я все не переделаю.

В этой сцене Назмутдинов усмотрел, прежде всего, отношение акима Мартукского района к собственной персоне:

Он у нас молодой, только назначенный, всего боится. Поэтому даже тему подростковой преступности раздули до размеров межнациональной розни, в разжигании которой и обвинили меня. Что касается прокурора, я считаю, что такой человек вообще не должен работать блюстителем порядка. Он готов был лишить меня заработка, отобрать клуб, лишь бы доказать невиновность своего родственника-драчуна. Было дело, когда прокурор по приказу выписывал на строительство своего забора безработных с биржи труда. Я это фиксировал на видеокамеру (это кино у меня взяли журналисты актюбинского издания). Такие люди порождают цепочку безнаказанных преступлений.

Мне велели, я ответил: “Есть!”

Накануне 18 августа Актобе посетила августейшая особа: экс-аким Актюбинской области Аслан Мусин. Помимо участия в помпезных акциях китайской компании по поводу 10-летия оной, министр Мусин давал и другие напутствия. На закрытом совещании, куда постарались собрать всю верхушку исполнительной власти области, бывший глава региона недвусмысленно указал Путь. Актюбинская область должна проголосовать на 85% за “Нур Отан”. В противном случае, присутствующие в зале акимы и акимчики останутся без работы.

Требуемый процент оказался настолько высоким, что в областном акимате решили не устраивать дорогостоящих “каруселей”. Дорогостоящих потому, что себе дороже, если кто-либо из оппозиционных наблюдателей заметит машину, колесящую с десятком одних и тех же избирателей по нескольким участкам. “Карусель” апробировали на прошлых парламентских выборах, но уже тогда за ней устроили слежку активисты оппозиции с видеокамерой.

Поэтому теперь просто и скромно заготовили бланки готовых протоколов с соответствующими цифрами.

Хотя, конечно, административный ресурс был куда масштабнее.

Начнем с того, что наиболее честную явку своих избирателей показали закрытые участки: такие как в кожвендиспансере (по 30 бюллетеням проголосовало всего 10 пациентов диспансера: 9 –за “Нур Отан”, 1 – за “Ауыл”) и СИЗО. Причем среди заключенных изолятора оказалось немало сторонников оппозиции.

В Жилянке, пригороде Актобе, пенсионеров под белы ручки тащили на избирательные участки активисты “Нур Отан”, разодетые в футболки-бейсболки с соответствующими символами. Старикам обещали ценные подарки, на что многие покупались.

На 22-ом участке наблюдатели от ОСДП заметили, как член комиссии Анипа Жантурина перекладывает со стула на стол стопку бюллетеней. В результате по подсчетам наблюдателей на участок пришло всего 609 человек, а члены комиссии огласили список в 913, то есть на 304 человека больше.

На 23-м участке зафиксировали 485 избирателей, в протоколе фигурирует 1192 человека.

Кстати, на территории участка № 23 проживает ваш покорный слуга. И могу подтвердить, что большая часть моих соседей сторонники идеи Савостиной-Дуванова: они плевать хотели на эти выборы. И более того, многие не знали, куда именно нужно идти голосовать. Людям попросту не принесли пригласительных, информационных листов о местонахождении избирательного участка по улице Деповской вывешено не было. Создается впечатление, что члены комиссии, ответственные за явку, были заинтересованы, чтобы как можно меньше людей пришло на выборы.

Хотя в нашу семью пригласительные принесли персонально, подробно переписали паспортные данные. Но мужу так и не удалось проголосовать: в избиркоме заявили, что якобы паспортный стол не подтвердил его место прописки (?!). А заезжать на участок еще раз, но уже с домовой книгой у него времени не было.

Думаю, что основной проблемой для избиркомов стало большое число наблюдателей за нынешними выборами.

— Были участки, где нашим наблюдателям, молодым и неопытным, председатель комиссии вручил протоколы без печати, то есть, явно намерен был затем переписать документ, — рассказывает Андрей Климонов, председатель актюбинского филиала ОСДП. — Есть участок, где наблюдателей обманули: всучили вместо трех листов протокола всего два, основного — партийного списка не дали, сбежали. На одном участке наши люди наблюдали такую картину: председательша проверяет бюллетени и начинает их исправлять. Не поверив своим глазам, спрашивают, чем она занимается. “Да я так, для себя пометки делаю”, — скромно отвечает.

\"Ботина

Наталья Ботина работает в драматическом театре. Наблюдателем на участке, расположенном в детской школе для одаренных детей, выступила впервые в жизни. Со слезами на глазах Наташа рассказывает, что испытала шок, когда комиссия огласила список проголосовавших: он был в два раза больше, чем зафиксировала Наталья.

— Кто мне поверит, что я не отлучалась с участка, честно провела свой рабочий день?

Правда, потом оказалось, что она не единственная, кто “не дружит” с математикой: на многих избирательных участках наблюдалась подобная картина.

В настоящее время актюбинские наблюдатели от ОСДП готовят судебные иски против членов избиркомов.

“Он всего лишь член, а вел себя так…”

Нынешние выборы — бесспорный лидер по времени, затраченному на подсчет голосов. Актюбинский горизбирком подготовил протокол голосования в 10.50 утра 19 августа. Областная окружная комиссия обещала справиться с задачей после 18.00 вечера того же дня.

Проблемы с математикой у членов избирательных комиссий начали появляться еще на участках, когда выдачу копий протоколов задерживали и до часу ночи, и до пяти утра.

\"Ольга

По словам Ольги Амановой, руководителя аппарата актюбинского филиала партии ОСДП, массовая сдача протоколов в горизбирком началась после 12 часов ночи. Объяснение задержки связали с тем, что сначала отчеты возили в областную окружную комиссию. Там сдавали протокола по голосованию за депутатов областного, городского и районных маслихатов. И только потом становились в живую очередь в горизбиркоме.

— За ночь успели смениться две группы наблюдателей от ОБСЕ. Политические партии и движения представляла я одна. Наблюдатель от “Нур Отан” просидела минут десять и, ей разрешили удалиться. У иностранных коллег на утро был назначен вылет самолета, и они ушли спать часов в пять утра.

Но и к утру Ольга Аманова копию протокола голосования по городу Актобе не получила.

— Я поняла, что они мне его просто не дадут. На руках у меня был Закон о выборах, в котором четко написано, что подсчет может вестись с восьми вечера до восьми утра. А протокол комиссия имеет права выдать в течение трех дней. На часах было начало одиннадцатого. По настрою работников избиркомая я поняла, что хотя данные собраны, писать протокол они сядут не скоро.

— Вы ведь знаете Аманову, могли бы передать, чтоб она вернулась за протоколом. Она здесь одна всю ночь просидела. Нам жаль ее чисто по-человечески. Наверное, обиделась, что мы сели отмечать выборы и не выдали ей бумагу. Но нас тоже можно понять: вся ночь бессонная, — это обращается ко мне по телефону Татьяна Кузьмина, секретарь горизбиркома.

— Окружная комиссия закрылась от нас – наблюдателей – в зале для подсчета голосов. Видимо надоели мы им. Но ничего, будем бить, стучать – имеем право, в руках Закон есть, — поясняет пенсионер Сарсенгали Шакибаев, наблюдатель от ОСДП в окружной избирательной комиссии Актюбинской области. – За ночь только один Байганинский район протокол привез на поезде. Остальные районы стали съезжаться с утра. До сих пор нет информации с Иргизского района и Айтекебийского. Столько нарушений! Теперь, конечно, пусть доделают свое дело.

Отношение к нам – наблюдателям – позитивным никак не назовешь. Вслух ничего не говорили, но взгляды, намеки, избегания прямых ответов – все это было. Один член окружной избирательной комиссии Скурыдин чего стоит! Он всего лишь член, а вел себя так будто на нем погоны председателя ЦИКа.

Новости партнеров

Загрузка...