“Нур Отан” — партия согласия старшего и среднего жузов

Ее победа на выборах – это результат достигнутого консенсуса между старшежузовской и среднежузовской элитами

Сейчас некоторые наблюдатели полагают, что власть совершила ошибку, допуская появление однопартийной нижней палаты Парламента РК. На первый взгляд, ситуация после только что прошедших выборов действительно выглядит не очень-то выигрышной с позиции долгосрочных задач администрации, нацеленной на достижение как можно более широкого международного признания в качестве демократического режима. Как выразился один из представителей ОСБЕ, власть демократии в государстве и однопартийный парламент не очень-то вяжутся друг с другом.

Но, на самом деле, эти выборы и их результаты – это, как говорилось в советское время, торжество единства народа и партии. Почему партия должна была быть единственной, раз у нас демократия?! Потому что в Казахстане или, сказать точнее, в казахском обществе социально-политическая ситуация отличается такой специфичностью, какую вы не найдете не только в странах зрелой демократии, но и даже во многих постсоветских государствах.

О том, в чем же она заключается, очень хорошо говорил известный российский специалист по Казахстану и казахскому обществу В.Хлюпин в своем докладе “Казахстанская политическая элита: между модернизацией и трайбализмом”. Прочитал он его на 2-м Всероссийском конгрессе политологов в Москве, в стенах МГИМО, 22 апреля 2000 года. К сожалению, отечественные политические аналитики и социологи никак не приняли во внимание выводы, которые сделал в своем этом выступлении В.Хлюпин. А без учета таких специфичных обстоятельств, на котором акцентируют внимание такие, как он, сторонние специалисты-наблюдатели, нельзя понять ни природу общественно-политических процессов, ни механизмов их действия.

Так о чем же говорил В.Хлюпин? Он сказал следующее: “Любое азиатское общество, Казахстан здесь отнюдь не исключение, всегда считалось и действительно было достаточно закрытым. Стороннему наблюдателю редко когда удавалось проникнуть за кулису официальной политики, докопаться до истины в завалах газетной и телевизионной информации. Механизм функционирования политической элиты, да и просто ее состав, относятся не просто к сфере государственных секретов, а скорее носят характер общественных “табу” — об этом не принято говорить, тем более с непосвященными. Ни для кого не секрет, что политическая жизнь Республики Казахстан во многом определяется жузовыми, родоплеменными и кланово-семейными отношениями. Однако природа модернизированного трайбализма практически не изучена, попытки большинства исследователей заняться ею терпели крах”.

Если исходить из наблюдения, сделанного В.Хлюпиным, мы сейчас после прошедших парламентских выборов имеем перед собой “завалы газетной и телевизионной информации” о них и не можем “докопаться до истины”. Потому что мало кому удается “проникнуть за кулису официальной политики”. А те, кто имеет туда доступ, правды о положении вещей не скажет, так как на то имеется “табу”. Причем не простое общественное, а государственное. Ибо институты государства не признают факта деления казахских административных и предпринимательских элит на команды на основе принадлежности к разным жузам, племенам и родам. Это – официально. А вот неофициально о том, что у нас все более или менее важные вопросы, имеющие политический и внутренний отечественный коммерческий подтекст, решаются в строгой привязке с трайбалистскими соображениями, знают вплоть до, образно говоря, простой “кухарки”.

В общем, тщательно замалчиваемое на публике или официально никак не признаваемое наличие трайбализма в системе власти Казахстана с самого низа до самого верха – это “секрет Полишинеля”. Поэтому то, что произошло на последних парламентских выборах, является неожиданностью или для совершенно непосвященных, или для тех, кто не хочет видеть очевидности. А все серьезные люди, имеющие ту или иную причастность к политической жизни в Казахстане, не только не удивляются, но и вполне все понимают и оправдывают.

Итак, о чем речь? Интрига всех выборов, состоявшихся с конца прошлого века до относительно недавнего времени, заключалась в том, что Средний жуз как бы по определению находился в оппозиции к режиму, несмотря на то, что многие его представители состояли на ключевых государственных должностях и занимали важное положение в сфере бизнеса. Причина? Причина, насколько можно понять из доклада все того же В.Хлюпина, восходит корнями к 60-м-80-м годам прошлого века: “За более чем четверть вековое пребывание у кормила власти Д.Кунаеву удалось закрепить успех Старшего жуза, продвинув своих ставленников и сородичей на многие ключевые посты. Именно Кунаеву принадлежит и идея создания союза Старшего-Младшего жузов, против теряющего одну за другой свои позиции, но все-таки самого многочисленного Среднего. Представители “севера” целенаправленно оттеснялись от реальных рычагов управления страной в сферу хозяйственной (директора предприятий, руководители колхозов) и культурной деятельности. Такую важнейшую область, как идеологию, мудрый Кунаев отдал на откуп представителям Младшего жуза, правил же сам своей южной “командой”. Оппозиция в Казахстане, действовавшая в 1998-2004 годах, была, помимо прочего, оппозицией против союза “Старшего-Младшего жузов против Среднего”.

Конечно, такая позиция ее непосредственными лидерами не заявлялась. Но о том, что имеется “объединение старшежузовской и младшежузовской элиты против среднежузовской”, открыто и в осуждающем тоне говорил целый ряд вовсе не рядовых оппозиционно настроенных или непосредственно состоявших в оппозиции политических и общественных деятелей. В их числе можно назвать выдающегося государственного деятеля, бывшего заместителя главы правительства Казахстана Г.Абильсиитова, известного ученого Н.Масанова и других. Дело тут не в конкретных именах людей, озвучивших такой тезис, а в том, что его смысл воспринимался как реальность широкими кругами общественного мнения Среднего жуза.

Режим долгое время как бы не реагировала на такое все более громко выражаемое недовольство. Более того, в начале даже была попытка опосредованным образом, но публично выразить высочайшее недовольство тем, что подавляющая часть лидеров казахстанской оппозиции также принадлежит к Среднему жузу. Но это было давно.

С каждым новым выбором власть шла на уступки тем, кто был готов открыто выражать недовольство тем, что, мол, правящий Старший жуз в союзе с Младшим жузом действует против Среднего жуза. С учетом особой обиды северо-восточных казахов, считающих себя самыми умными и образованными среди коренного населения Казахстана, на то, что, по выражению В.Хлюпина, “такая важнейшая область, как идеология, отдана на откуп представителям Младшего жуза”, их представителям было за последние два года передано под полное и безусловное руководство все ключевые сферы “умственного труда”. От казахского языка (самое традиционное интеллектуальное занятие) до экзит-полла (самое новомодное занятие).

Попутно был расширен круг контролируемых представителями Среднего жуза средств массовой информации, особенно электронных. Многие видные интеллектуалы из среднежузовцев получили хорошие предложения по работе или творческой деятельности от близких властям структур или непосредственно от властей и, что самое главное, приняли их. Большое количество в той или иной мере известных людей умственного труда, представляющих Средний жуз, было хорошо трудоустроено. Оказано этой категории людей также множество других видов внимания от властей и вообще от тех, от кого в сегодняшнем Казахстане многое зависит.

Но главное – это то, что на высших в стране ключевых постах было увеличено присутствие среднежузовцев. В 2000 году В.Хлюпин говорил так: “В настоящее время Средний жуз сохраняет остатки былого влияния в Кабинете Министров… В последние годы практически полностью “вычищен” Средний жуз из президентской администрации. Оставшихся ответственных работников можно пересчитать по пальцам”.

Сейчас ситуация разительно иная. Кабинет министров возглавляется уроженцем Целинограда (Астаны) К.Масимовым, президентская администрация руководится целиноградцем А.Джаксыбековым, город Астана – целиноградцем А.Маминым. Такая картина – лишь вершина айсберга. Подобные перемены происходят всюду.

И происходит все это благодаря наступлению согласия между элитами Старшего и Среднего жуза. Нынче в выборах, проходивших впервые только по партийным спискам, участвовало семь партий. Но потенциально попасть в Мажилис могли представители лишь трех из них. Это – “Нур Отан”, ОСДП и “Ак Жол”. Во всех трех на позиции лидера и его потенциального (а не только формального) заместителя – представители Старшего и Среднего жуза. То есть в каждой из них как бы двойная взаимная связка, построенная на консенсусе. Это, видимо, и есть формула согласия.

А раз она есть и сработала, как планировалось, нет, видимо, необходимости в обязательной при демократии многопартийности. Ведь это – лишь формальное требование. В сложившейся к настоящему времени у нас в стране политической ситуации две реальные, а не формальные, партии будут в парламенте. То есть двухпартийная система с сугубо казахской спецификой приходит в парламентские стены. У национальных меньшинств – свои квоты. В оппозиции теперь по определению должен оказаться, видимо, Младший жуз. Его немногочисленные представители тоже окажутся в Парламенте. Но им уже – все также по определению – отводится, скорее, роль статистов.

Итак, государственная система в стране принимает вид, более соответствующий характеру традиционных общественных отношений в стране.

Новости партнеров

Загрузка...