Почему Запад не поддерживает нынешнюю оппозицию в РК?!

Потому что в стране уже созрела другая, новая оппозиционная концепция

Почитайте публикации “inosmi.ru”, почитайте российские СМИ, и вы убедитесь в том, что в этот раз на выборах оппозиция в Казахстане удостоилась наименьшего за последние примерно десять лет зарубежного внимания. Может быть, авторы соответствующих статей и репортажей из иностранных газет и телеканалов не особенно жалуют официальную Астану в связи с нынешними выборами, но при этом они не особенно-то замечают ее оппонентов – политическую оппозицию.

Особо удивительным в данном случае представляется, на первый взгляд, отношение Запада к последним событиям в Казахстане. Он в целом вроде бы критически воспринял известие о том, что теперь у нас будет однопартийный парламент, что даже умеренная или, так называемая, конструктивная оппозиция туда не прошла и что сами выборы, по наблюдению представителей ОБСЕ, прошли с многочисленными нарушениями. Но, вместе с тем, с его стороны практически не слышен весомый голос в защиту как бы грубо попранных интересов казахстанской оппозиции. Такое впечатление, что ему она не очень-то интересна.

Нас пугают “злыми кознями” недоброжелателей из-за границы и “цветными революциями”, даже специально снятые документальные фильмы показывают о том, как в других странах СНГ происходила под “революционными лозунгами” практически силовая смена власти и чем она обернулась для простого народа и общества в целом. То есть, общественное мнение мысленно подготовлено к тому, что после завершения выборов победой лояльных властям политических сил проигравшая в очередной раз и поэтому возмущающаяся оппозиция получит извне мощную поддержку.

Да, оппозиция лезет на стенку от негодования замеченными и отмеченными ею нарушениями, телевидение показывает сюжет, где конкретно называемый руководитель одного из избирательных участков за пять минут семь раз подходит к урнам для голосующих и опускает кипы заранее подготовленных бюллетеней. И что?!

И ничего. Западная печать и выступающие там общественные и политические деятели, критикуя казахстанские выборы в частностях, в целом же к непримиримым заключениям не приходят. То есть, согласно им, получается, что ничего неординарного в Казахстане не произошло. Мол, случилось то, чего ожидали и чему были готовы.

Одним словом, далеко идущих выводов нет. И не предвидится. Все произошло так, как происходит обычно. Единственная разница заключается, разве что, в том, что Запад был в этот раз более сдержан в части оказания знаков внимания оппозиции Казахстана. То ли это у него от осознания как никогда прежде сильного подавляющего преимущества официальной Астаны над своими политическими оппонентами. То ли это оттого, что противостоящие режиму силы показались ему не достаточно весомыми и организованными.

Разумеется, у Запада есть свои интересы в Казахстане. Сегодня в плане их продвижения и защиты ему правящий режим, видимо, представляется потенциально куда более надежным местным партнером, чем разрозненные оппозиционные круги. Как бы то ни было, ясно то, что Запад пока совершенно не изъявляет готовности делать ставку на оппозицию хоть в какой-то мере. В таких условиях она, конечно же, обречена на поражение в борьбе за власть постольку, поскольку в самой стране протестный электорат не столь силен и обширен, чтобы послужить самостоятельной базой для коренного изменения сложившейся в стране расстановки политических сил.

При сохранении такой социально-политической ситуации оппонирующие режиму силы не могут рассчитывать на решающий перелом в общественном сознании. Тем более что правящая власть тоже не спит, а бдит за малейшими изменениями в умах масс людей и моделирует текущую ситуацию, исходя из реальности. Так, к примеру, в этот раз она явно действовала, исходя из осознания высокого уровня крепости и надежности своей позиции и крайней слабости и разрозненности оппозиции. Отсюда ее видимая или, скажем, нескрываемая уверенность в том, что ей можно, не опасаясь за нежелательные последствия, идти дальше по пути государственного строительства и без наличия каких бы то ни было представителей оппозиции в стенах законодательного органа.

Одним словом, накануне и в ходе нынешних выборов состояние общественного мнения в стране было примерно такое же, каким оно являлось при предыдущих двух электоральных кампаниях. Власть за него могла не беспокоиться. Она и не очень-то беспокоилась. А вот вопрос о том, какой же окажется реакция Запада, особенно с учетом приближающегося рассмотрения вопроса председательства Казахстана в ОБСЕ в скором будущем, ею не могло быть упущено из виду или проигнорировано.

Имея в виду такой фактор, наблюдатели ожидали, что оппозиция на этих выборах и, особенно, по их результатам приобретет больший, чем прежде, вес. Получилось же — как раз наоборот.

Такой поворот наталкивает на предположение о том, что власть просчитала и то, что при своей традиционной настроенности на требовании проведения честных и демократических выборов Запад в этот раз на практике особого рвения в защиту соблюдения этого же условия не проявит.

Но что же такое происходит, если западные общественно-политические институты, как правило, бурно реагирующие на обстоятельства массовых нарушений при выборах в других считающихся демократическими странах, в нынешнем нашем случае ведут себя непривычно инертно и пассивно? Мы ведь такое заключение делаем исходя из того, что наблюдатели из Запада дружно сходятся во мнении о том, что рассматриваемые выборы прошли с многочисленными нарушениями, а далеко идущих выводов нет. Итак, что же происходит?

Попытаемся дать свое видение ситуации. Дело в том, что противостояние официальной власти и оппозиции больше не отражает ключевого социально-экономического и – отсюда – политического противоречия в рамках сегодняшнего Казахстана. Линия разлома проходит в совсем другом месте. И измеряется она совершенно по-иному. Попробуем объяснить, что тут имеется в виду.

Сегодня Казахстан уже не та страна, до которой крупным мировым державам мало есть дела. Это государство превратилось в один из заметных факторов международной экономической жизни. И, соответственно, – в яблоко раздора между ведущими в мире силами.

Шутка ли, десятки и десятки миллиардов долларов в виде иностранных инвестиций вложено за считанные годы в экономику Казахстана. В основном это – западный капитал. И сейчас уже для Запада представляет большой интерес вопрос о том, как обеспечить сохранность и прибыльность этих гигантских инвестиций. Подавляющая их часть размещена далеко, очень далеко от Алматы и Астаны. То есть — от тех городов, где, как на днях вновь и вновь говорилось в телерепортажах о ходе выборов, расположен основной электорат оппозиции.

Другими словами, основная часть богатств сегодняшнего Казахстана куется совсем не там, где наибольшее сосредоточение населения и где общественно-политическая жизнь бьет ключом. Алматы и Астана – это очень хорошо. Однако от тех событий, которые будут происходить в обозримом будущем в этих городах, а также в других регионах наибольшей концентрации граждан Казахстана, успешное развитие экономики страны зависит куда меньше того, что может произойти в западном регионе. Особенность нашей страны заключается в том, что она в своем экономическом благополучии ключевым образом зависит не от большинства, а от крайне незначительного меньшинства своего населения.

90 процентов иностранных инвестиций вложено в дело в том регионе, где живет немногим более 10 процентов населения Казахстана. Там у людей зачастую совсем другие, чем на густонаселенном юге, севере или востоке, проблемы. И им политические тяжбы разделившихся на сторонников власти и оппозиции жителей таких больших городов, как Алматы и Астана, сплошь и рядом представляется блажью людей, страдающих от безделья.

Ибо у них самих зачастую нет самого элементарного – хотя бы относительно годного употреблению воды и относительно чистого воздуха. И нет еще многого другого. Этого их лишает именно бурно растущая за счет их региона экономика Казахстана. Говоря иначе, чем стремительней растет экономическое и заодно социальное благополучие страны, тем губительнее это сказывается на жизни и здоровье большинства жителей западного региона. Так что еще и неизвестно, чего им в действительности нужно больше — экономического процветания государства в целом или собственной сохранности. Конечно, по большому счету своя безопасность окажется дороже. Именно так сейчас ставится вопрос.

В Алматы и Астане просто мало внимания обратили на те конфликтные ситуации, которые в прошлом году неоднократно возникали в Западном Казахстане (21 августа, ровно год спустя после выступления в Актау, на сайте zonakz.net прошла информация он новом конфликте, на этот раз на Тенгизе). Оно и понятно. Потому что здешним людям, в свою очередь, кажется блажью то, что сильно заботит простонародное большинство в западном регионе. Одним словом, отрешение жителей Западного Казахстана, живущих в тяжелейших экологических и опаснейших для здоровья и самой жизни условиях, от возникающих время от времени в больших городских центрах страны политического оживления – это как бы своеобразный ответ на безразличие остального Казахстана по отношению к насущным специфичным проблемам нефтегазодобывающего западного региона.

Но то, что игнорирует политический бомонд Казахстана, не может не учитывать Запад. Его инвестиции и компании как раз и работают в Западном Казахстане. В продвижении и сохранности связанных с ними интересов оппозиция – даже в случае прихода к власти — в том виде, в каком она имеется, никак не может оказаться более функциональной, чем действующий режим. Между ними с точки зрения потенциальной эффективности в плане возможностей успешного решения вызревающих в Западно-Казахстанском регионе социально-политических проблем разницы — просто никакой. Поэтому смысла, образно говоря, менять шило на мыло нет.

Запад на примере сегодняшней Нигерии прекрасно отдает себе отчет в том, в какую пучину неопределенности может быть ввергнута судьба их огромных энергетических инвестиций и ожидаемых от них доходов, если ситуация в Западном Казахстане будет продолжать развиваться примерно так же, как это происходило в районе дельты реки Нигер. То есть там, где добывается основная часть нефти названного африканского государства.

Казахстан – не Нигерия. Тут ситуация несколько иная. Здесь такая оппозиция, которая в состоянии будет эффективно повлиять на судьбу инвестиций, вложенных в районах добычи нефти газа, может появиться теперь, видимо, лишь в соответствующем регионе.

То есть в Казахстане несколько сместился центр политической тяжести. Этому поспособствовали, надо сказать, именно западные державы со своими экономическими интересами. Теперь Западу что власть в РК, что оспаривающая у нее полномочия казахстанская оппозиция – это одно, по большому счету, лицо. В политическом смысле его куда больше, чем их противостояние, беспокоит будущее вложенных в Западный Казахстан инвестиций в ракурсе находящейся в развитии там социальной ситуации. За этим следят не только западные державы.

Приведем всего лишь одну цитату: “Западный Казахстан, в котором сконцентрированы основные запасы углеводородного сырья, может попытаться опереться на транснациональные нефтедобывающие компании и апеллировать к Западу. Сильное региональное самосознание жителей Западного Казахстана, высокий протестный потенциал, многолетняя несправедливость в распределении доходов от добычи нефти, крепкие инфраструктурные связи с Россией – все это фактически уже создало предпосылки для сепаратизма”.

Она взята из исследования под названием “Модели развития политической ситуации в Казахстане” (“Среднесрочные варианты развития политической ситуации в Казахстане”), которое было опубликовано на сайте kreml.org свыше 4 с половиной лет тому назад, 12 февраля 2003 года. Как видите, уже тогда формулировка новой концепции оппозиции, которая бы апеллировала к поддержке Запада, ничего нового собой не представляла. И еще авторы этого исследования отмечают крепкие инфраструктурные связи Западного Казахстана с Россией. То есть в больших столицах уже давно моделируются возможные варианты развития ситуации в рассматриваемом нами контексте.

Кто угадает то, что именно может произойти завтра, и предпримет своевременные меры, тот и окажется в выигрыше. Другими словами, новые оппозиционные настроения по определению вызревают в западном регионе. Туда и все внимание.

Новости партнеров

Загрузка...