Главари теряют анонимность

Суд открывает фабрикацию уголовного дела, а с ней и новые связи оборотней в погонах

Клубок сфабрикованного дела по холдингу “Караганды-Нан” еще только начал распутываться (в суде №2 Сарыаркинского района Астаны прошло лишь три заседания), а в орбиту гласности попали чины вроде начальника 10-го управления МВД. Данное подразделение – это полицейская разведка. Только, судя по материалам суда, некоторые полицейские разведчики внедряются не в преступную среду, а помогают в рейдерских схемах. Впрочем, как и их соратники из органов прокуратуры. На людей с большими звездами на погонах надвигается еще большего масштаба скандал с пока непредсказуемыми последствиями.

Прекрасное знание механизмов функционирования государственного аппарата вообще и структур, отвечающих за безопасность в частности – отличительная черта участников рейдерской атаки против “Караганды-Нан” и его главного акционера Николая Усатова. Например, 1 сентября Н.Усатов обратился в Совбез страны с просьбой разобраться по незаконным действиям против его семьи и собственности, а уже 11-го сентября было возбуждено уголовное дело против заявителя, в связи с якобы заказанным им убийством в 1997 году криминального авторитета Сакена Кабикенова.

Спешка вызвана тем, что в случае пристального внимания Совета безопасности к этому делу возможности фабрикации и подлога практически исчезают. А сам размер холдинга, количество занятых в его структурах, а главное – его социальная роль подразумевают безусловное внимание Совбеза. Поэтому когда к Марату Сыдыкову (полковник, начальник следственного управления МВД, фактически главный следователь по особо тяжким делам в республике) по вызову г-на Зуева (начальник “десятки” по Карагандинской области) прибыл Сапар Кабикенов (брат убитого С.Кабикенова), вряд ли это произошло без ведома Олега Федорова, руководителя 10-го управления МВД.

10-е управление – это особое и специфическое подразделение в большой и сложной системе министерства внутренних дел. Рядовой назначенец не может возглавлять его по определению, и за тем же О.Федоровым внушительный послужной список, уникальная подготовка и обширный багаж специальных знаний. По своему предназначению “десятка” — сверхсекретная спецслужба, мягко говоря, не заботящаяся о выборе методов. И если эти специалисты со всем полагающимся им арсеналом используются в чьих-то корыстных интересах, то для психики рядового гражданина спокойнее вообще не знать, что такие люди живут на свете и находятся где-то рядом.

В суде №2 Сарыаркинского района Астаны Сапар Кабикенов сообщил, что заявление об участии Николая Усатова в убийстве Сакена Кабикенова было им написано по предложению и под руководством М.Сыдыкова. Если это так, то дело Усатова сфабриковано изначально. Дополнением к этому можно привести тот факт, что Анатолий Евдокименко, отбывающий 14 лет за убийство С.Кабикенова, на суде заявил о том, что полицейская разведка предложила ему дать показания против Н.Усатова. Всё тот же О.Федоров: “ …ты вообще никто, нам нужен Усатов”.

Итак, если дело сфабриковано, то против Усатовых действовала целая группа оборотней в погонах, имеющих покровителей (или пособников) и в органах прокуратуры. Этим людям нельзя допустить развала “дела Усатовых”, потому что по эффекту домино оно тянет за собой вскрытие других преступлений и коррупционных связей оборотней в погонах. Действительно, некто очень умело использует политические механизмы для поддержания незаконного уголовного преследования даже в ситуации провала следствия и судебного выяснения обстоятельств фабрикации дела. В Совбез РК вдруг пришло из Москвы “Заявление о рейдерском захвате ТОО “Карагандинский завод ЕВРОПЛАСТ” за подписями четырех человек (представители учредителей и управленцы). Москвичи, находившиеся “под крылом” Бориса Шафрая (арестован в связи с убийством Андрея Козлова, первого заместителя председателя Центробанка России), после его ареста 27 декабря 2006 года сидели очень тихо, а тут разразились заявлением. Именно тогда, когда органы КНБ закончили “дело о вымогательстве”.

В “Заявлении…”, в перечне злодеяний Н.Усатова все то же убийство Сакена Кабикенова. Сын главы “Караганды-Нан” Игорь Усатов обвиняется в контрабанде и подделке документов. Кстати, И.Усатов скандально похищенный полицейскими по пути на разоблачительную пресс-конференцию сразу после ареста вымогателей, судом признан потерпевшим в деле о вымогательстве взятки в треть миллиона долларов США.

Нет сомнения, что “Заявление…” москвичей — инициативный заказ оборотней в погонах, очень умело использованный в политических целях и в целях дезинформации. Поскольку все последующие обращения Усатовых в МВД, и к генпрокурорам Казахстана и России, публикации в прессе и даже открытое обращение к Президенту Н.А.Назарбаеву о прекращении беззакония пока остаются без рассмотрения.

Вряд ли обошлось без понимания рейдерами тонкостей механизма принятия чиновничьих решений и то обстоятельство, что “заявление москвичей” (назовем его так) попало из Совбеза к прокурору Сакену Ихсангалиеву. В свое время он сыграл негативную роль в сохранении арестов акций и имущества “Караганды-Нан”. В постановлении суда по обжалованию арестов отражена его позиция – сохранить аресты в предполагаемых коммерческих интересах российского “Европласта”. Аресты торпедировали нормальную работу холдинга.

С.Ихсангалиевым же исполнен ответ на жалобу работников “Караганды-Нан”. Суть ответа – уголовные дела против Усатовых законны, фальсификации нет. Не сомневаемся – Генеральный Прокурор получает такую же “информацию” и из того же источника.

Сегодня, когда фальсификация дел становится как никогда очевидной, роль прокурора С.Ихсангалиева вызывает все больше вопросов. Включая и такой: а откуда и при каких обстоятельствах он вообще попал в прокуратуру?

Если “дело Усатова” сфабриковано, то крайне интересна сама схема работы оборотней в погонах.

Первую следственную группу, скорее всего, использовали против “Караганды-Нан” и его учредителей “втемную”. По крайней мере, у нас есть информация, что Марат Сыдыков просил начальство об освобождении его от ведения “дела Усатовых”, однако руководство его просьбы отклоняло и решительно настаивало на продолжении следственных действий. В суде М.Сыдыков уже высказал претензии к “десятке” за некачественное оперативное сопровождение. По его словам, разведка вовсе не собиралась задерживать Николая Усатова – зная о постановлении об аресте Н. Усатова и где он находится, “десятка” позволила ему выехать в Россию. Значит, все-таки первоначальной задачей было не арестовать Николая Усатова, а именно “выключить” его из игры? Целью фактических организаторов уголовного преследования было не торжество закона, а именно имущество холдинга?

А если это так, то отчасти понятно, почему группа следователей, которую организаторы попытались использовать “втемную”, повела себя так странно. Несколько месяцев она практически бездействовала (за что получила жесткий разнос от руководства следственного комитета МВД).

После ареста вымогателей, эту группу фактически полностью заменили новой командой. Многое указывает на то, что в дело вошел второй эшелон, изначально “курировавший” “дело Усатовых”, и он уже действует не “втемную”, а сознательно. Старая группа именуется новыми следователями не иначе, как “предатели”. К тому же на беду четырехтысячному коллективу, усилиями новой следственной группы усугубляется ситуация, не позволяющая холдингу вести нормальную хозяйственную деятельность.

Почти два года длится удушение холдинга. Время работает против компании. Есть решение Специализированного межрайонного экономического суда (СМЭС) по Карагандинской области о снятии арестов с имущества “Караганды-Нан”, однако прокуратура, по нашим сведениям, его опротестовала. Вроде бы прежнего прокурора области Серика Караманова с должности сняли; нелицеприятные вопросы со стороны суда ожидают ряд чиновников прокуратуры, потворствовавших фальсификаторам, но дело его живет.

Завеса над злоупотреблениями следственного комитета МВД и прокуратуры в суде еще только начала приподниматься, а количество замешанных должностных лиц уже впечатляет. При этом главные факты и громкие имена, собранные Комитетом национальной безопасности в ходе расследования, огласке пока не предавались.

В таких условиях группа подсудимых, в первую очередь — Марат Сыдыков, становится очень неудобной для полицейского начальства из числа оборотней. Разумеется, самим подсудимым в СИЗО КНБ вряд ли что угрожает, но под прессинг могут попасть семьи, тем более что ресурсные возможности заказчиков и организаторов преступной схемы впечатляют. Возможно, в такой ситуации молчание для “стрелочников” — не лучший способ защиты.

Странно в “деле Усатовых” вот еще что. Прокуратурой Астаны подписано обвинительное заключение по “делу о вымогательстве”. Из этого вытекает, что “дела Усатовых” — отца и сына – либо откровенно сфальсифицированы, либо велись с грубейшими нарушениями закона. Но Генеральная Прокуратура упорно не хочет признавать ни фальсификацию, ни нарушения закона в ходе расследования “дел Усатовых”. Этот дуализм прокуратуры возможен только в одном случае: если Генеральная Прокуратура все это время получала дезинформацию о “деле Усатовых”.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...