Если бы суд вынес оправдательный приговор, то государственные обвинители понесли бы наказание

Продолжается рассмотрение дела по фонду “Бутя-капитал”

В Алмалинском суде г. Алматы позавчера продолжилось рассмотрение дела по фонду “Бутя-капитал”. Обозначился новый поворот в судебном процессе. Это вызвано тем, что дело направлено на дополнительное расследование. А это может означать только одно: собранные материалы обвинения настолько не аргументированы и по-дилетантски слабы, что даже суд признает их ангажированность и заказной характер.

Вчера корреспондент “Тасжарган” связался с одним из адвокатов обвиняемых по этому делу Сериккали МУСИНЫМ и попросил прокомментировать последние решения суда.

– Сериккали Жаканович, можно ли говорить о временной победе обвиняемых в связи с тем, что дело направлено на дополнительное расследование?

– Дело направлено на расследование в связи с тем, что суд не захотел выносить оправдательный приговор, иначе все представители государственного обвинения понесли бы хоть какое-то наказание. Данное дело рассматривалось в течение 9 месяцев и вот теперь само обвинение ходатайствует о направлении на доследование по причине неполного предварительного расследования. Что это, как непрофессионализм?

Нам сегодня обещали выдать письменное определение суда. Но ведь судебные органы, когда принимали дело к судопроизводству, на стадии фильтрации, были обязаны предусмотреть те упущения, которые произвели органы предварительного расследования. Мы, адвокаты, уже на том этапе чуть ли не тыкали пальцем и указывали, что дело в таком состоянии не может быть направлено в суд.

– Тем не менее, тогда суд не только принял дело к производству, но и попытался даже выступить в роли обвинителя, как писала пресса?

– Увы! Суд вновь идет на поводу у органов гособвинения и направляет дело на дополнительное расследование. В любом цивилизованном государстве данная процедура вообще не предусмотрена. Если есть хоть какие-то сомнения, то согласно презумпции невиновности, всё должно толковаться в пользу обвиняемого.

Кроме того, по всем тем статьям, которые вменяются нашим подсудимым, в частности, к моему подзащитному Уалихан Бекбосын, то там истекли все сроки привлечения к уголовной ответственности.

– Что будут делать теперь органы предварительного расследования? Ведь им придется снова перекопошить сто тридцать томов уголовного дела?

– Что возмутительно, судья, направляя дело на дополнительное расследование, стала давать представителям государственного обвинения указания, мол, сделайте то, обратите внимание на это и т.д. Хотя по всем законам и по уголовно-процессуальному кодексу, она не имеет права давать такие установки, тем более публично – перед всеми участниками процесса. Это прерогатива только прокурорских работников. Получается, что после таких директив, органы предварительного расследования будут их максимально отрабатывать. А ведь это очень большой объем работы. Надо вновь передопросить всех “потерпевших”, а их проходит по материальному делу около 1250 человек. Теперь представьте, что их допрашивали ранее в течение полутора лет. Вновь предстоит колоссальная работа, переоформление множества исковых заявлений, которые были составлены ненадлежащим образом и ряд других процедур.

– Какова же тогда дальнейшая перспектива этого дела? Опять за уши притянут до повторного суда?

– Мы считаем, что перспективы у дела нет, а прокуратура и органы предварительного расследования должны прислушаться к здравому смыслу и на этой стадии предварительного расследования прекратить своим производством это уголовное дело.

– А это возможно в процессуальном порядке?

– Для нашей системы все возможно! Только так ей можно избежать позора. Либо вообще материалы данного дела отправить другой структуре. Это могут быть и МВД, и КНБ, но никак не финансовая полиция.

У нас вообще сложилось мнение, что работники финансовой полиции не владеют какими-либо знаниями юриспруденции, им лишь бы скомпоновать дело. Они только углубляются в обвинения, не приводя каких-либо доказательств. У них сплошные завалы и материалы, которые финпол направил в суд, вообще не имели отношения к существу предъявленных обвинений нашим подзащитным.

“Тасжарган” № 33 (61) от 23 августа 2007 г.

Новости партнеров

Загрузка...