Одиссея кандидата без “блата”, или Как я решил баллотироваться в Маслихат города Алматы

Последние полтора месяца ваш покорный слуга и одновременно автор этих строк немного “отошел от дел”, отодвинув журналистику на второй план. Так уж получилось, что большую часть рабочего (да и нерабочего) времени стали занимать многочисленные и суетные предвыборные дела – я решил выдвинуть свою кандидатуру в депутаты Маслихата города Алматы. Благодаря ускоренной выборной байге, свежи в памяти многие впечатления, о которых с вами, дорогие читатели и соотечественники, во время предвыборной кампании поделиться не мог, ограниченный рамками существующего законодательства о выборах. Но теперь делаю это с удовольствием, и заранее прошу прощения за не совсем “газетный слог” и частое использование личного местоимения в единственном числе, что в обычной журналистской практике не приветствуется, а также напоминаю, что “мнение автора не всегда совпадает с мнением редакции”.

Рецидив или реванш?

Признаюсь, это было во второй раз в моей жизни. В первый раз решил баллотироваться в местную власть на прошлых выборах – в 2003 году, но тогда в депутаты Алматинского областного маслихата, так как жил и трудился в то время в славном городке Иссык. Так что, есть с чем сравнивать, чем собственно и будем заниматься “по ходу”. Чтобы заранее упредить всевозможные вопросы, сразу уточню: изначальное, тогда еще смутное желание еще раз выдвинуть свою кандидатуру в Маслихат, появилась весенней порой. Как правило, именно в это время года мы подвержены всякого рода томлениям.

Получив моральную поддержку в лице коллег и, в первую очередь, главного редактора газеты “Политика.KZ” Бахытжана Мукушева, я принял окончательное решение. Позже, еще раз взвесив все “за” и “против”, а также посоветовавшись и с другими людьми, чье мнение важно для меня, и оценив обстановку (когда уже было принято величайшее решение о досрочных выборах в парламент, совместив их с голосованием за маслихатменов), я стал собирать документы.

“Тебе что, одного раза не хватило?”, — спрашивали меня некоторые пессимистично настроенные товарищи, получая на это разные ответы, в зависимости от настроения моего и конкретного лица, задававшего вопрос. В такие минуты припоминался уставший доктор из психоневрологического диспансера, через кабинет которого пришлось пройти, когда собирал документы на “кандидатство” в прошлый раз. Тогда психиатр задал вопрос, что называется в лоб: “Самовыдвиженец? И думаете, пройдете?”. На что я парировал: “А что, вера в победу на выборах в Казахстане может говорить о психическом нездоровье?”. Добрый доктор с усталым взглядом просто усмехнулся и выписал мне с коллегой (еще одним “нездоровым” журналистом, решившим “сходить в маслихат”) справку соответствующей формы.

В текущем году гражданам республики, вдруг решившим, что они могут не только избирать, но и быть избранными, не пришлось прикреплять справку о психическом здоровье (между нами говоря, зря эту норму опустили, зря…) к пакету документов на выдвижение кандидатом. Так что, в медицинском отношении термин “рецидив” к моей персоне отношения не имеет. В равной степени не относится он ко мне и в юридической плоскости – не привлекался, не участвовал, замечен не был (в качестве прессы – не в счет). Почему-то сотрудники окружной избирательной комиссии несколько раз повторяли мне, как кандидату, грозное слово “прокуратура”, куда для проверки должны были послать мои документы. Или это так просто показалось человеку, имеющему определенный стаж работы в так называемой оппозиционной прессе, а может, и учитывался ТАМ этот стаж. Итак, как бы то ни было, рецидивом повторное желание стать депутатом Маслихата назвать трудно.

Тогда, наверное, реванш?.. Вообще-то, это слово с детства ассоциировалось с нехорошими неофашистами и прочими реваншистами, стремящимися разрушить наше счастливое советское детство. Да и если рассматривать этот термин с точки зрения толкового словаря, то и в этом случае он не слишком подходил, так как настоящий реванш предусматривает под собой более основательную подготовку к борьбе “по всем азимутам”. Положа руку на сердце, признаюсь, что подготовка эта, особенно в финансовом плане, оставляла желать лучшего. Да и в ходе самой уже начавшейся гонки стало постепенно выясняться, что изменения претерпели не только выборное законодательство и Конституция РК, но и мелкие подзаконные акты, постановления правительства и другие документы, так или иначе регламентирующие ход предвыборной кампании.

Как бы то ни было, к положенному сроку необходимые документы были собраны, 50-тысячный “вступительный” взнос в Астану оплачен и удостоверение кандидата в Маслихат города Алматы в почти торжественной обстановке получен.

Мелочь, а неприятно…

Вот именно. Больших, то есть существенных нарушений в ходе выборной кампании в маслихаты всех уровней Республики Казахстан замечено не было, а наблюдатели отмечали лишь мелкие, чуть ли не пакостно-шкодливые нарушения, да и то, в основном, в отношении выборов в нижнюю палату парламента. А об органах местного самоуправления, которые теперь получили еще больше прав и свобод, как казалось, все позабыли, озаботившись местами в Мажилисе. Оно и понятно, категории и соответствующие депутатству блага сильно разнятся.

Надо отметить, что некоторые мои знакомые и коллеги тоже решились в этом году на политический шаг – выдвинуть свои кандидатуры в Маслихат Алматы. И уже по ходу, делясь между собой опытом и проделанными делами, стали приходить к выводу, что разные окружные и территориальные комиссии, разные акиматы и их структуры преподносят закон о выборах совершенно по-разному, зачастую предъявляя кандидатам разные требования. У одного требовали “трудовую книжку”, упраздненную, вроде бы, лет девять назад, у второго – аттестат о среднем образовании (хотя окончание школы имяреком датируется эпохой застоя), а у третьего – справку о родственниках, проживавших за рубежом до 1917 года (шутка). У одной молодой девушки даже поинтересовались, почему это она не указала в своем заявлении о том, что привлекалась к административной ответственности (законодательством предусмотрено лишь непогашенное уголовное наказание, как повод для отказа в регистрации кандидата). А девушка была одной из тех, кто называет себя “нур-отаровцами”, за что и была “повязана” сотрудниками общественной безопасности в центре Алматы пару месяцев назад.

Все это мелочи жизни, скажете вы и будете правы. Но с подобными мелочами большинству кандидатов приходилось сталкиваться ежедневно, а иногда и по два-три раза на дню. Так постоянно выяснялось, что не хватает той или иной бумажки, того или иного документа, из-за чего председателю окружной избирательной комиссии (кстати, считающейся лучшей в Алматы до сегодняшнего дня) приходилось довольно часто извиняться передо мной и другими кандидатами, оправдываясь тем, что о нововведении им сообщили только что. Таким образом, как оказалось, независимые кандидаты становились зависимыми от акиматов и фактически подвластных им избиркомов.

Одним словом, все эти мелочи в итоге превращались в огромный клубок, в котором тесно переплетались и “забывчивость” чиновников, и “нерасторопность” избиркомовцев, и нервные клетки самих кандидатов, потраченные на предвыборную байгу. Поэтому в очередной раз можно было порадоваться за то, что сценарии государственных мероприятий у нас пишут совсем даже неглупые люди, а дальновидные профессионалы своего дела, прекрасно понимающие, чем это (в данном варианте — выборы) может закончиться. А у кандидатов (самовыдвиженцев, естественно) просто физически не хватало времени на общение с населением, выдумывание новых способов привлечь электорат, ведь приходилось все время уделять разрешению “мелких проблем”, которые имели устойчивую тенденцию множиться.

А деньги где?

Как еще в июне сообщил Центризбирком, каждому зарегистрированному кандидату в депутаты маслихатов из бюджета выделяется равное количество средств – по 313 тысяч (с тиынками) тенге. Государственными мужами было четко расписано, сколько и на какую именно деятельность сможет потратить кандидат оные средства. Например, на тиражирование печатной продукции – 18000 тенге, транспортные расходы – 15000 тенге, выступление по телевидению – 150 тысяч и так далее.

Здесь человек, так или иначе имевший дело с рекламой (а агитация-то и есть прежде всего реклама), слегка может усомниться – на что могло хватить выделенных средств? Уважающая себя типография, например, не станет тиражировать листовки на сумму меньше, чем 20-40 тысяч тенге, а минута проката ролика на телевидении стоит в среднем в полтора раза больше, чем предусмотрено в бюджете кандидата. Даже у телеканала “Алматы”, который перед выборами почему-то поднял цены, стоимость минуты эфира в прайм-тайм составляла 155 тысяч казахстанских тенге, что (см. выше) на пять тысяч превышает государственный лимит. А на что, простите, господа-счетоводы, сам ролик снимать-монтировать?

И так по каждому пункту предвыборного бюджета. Но и это еще далеко не все. Выяснилось, что бюджетными средствами, выделенными государством кандидату в депутаты маслихатов, будут распоряжаться не сами кандидаты, а… акиматы. Да-да, именно так. Заключаешь, например, договор с типографией, несешь документы в бухгалтерию аппарата акима, скажем, Ауэзовского района. Здесь их проверяют-перепроверяют и почти всегда находят ошибки, и только потом подписывают договор и перечисляют деньги.

Любопытно, что перечисляют далеко не всем. Большинству предпринимателей, например, ничего доселе не было известно о так называемом “коде поставщика”, который, как оказалось, должно иметь предприятие, выполняющее заказ из государственной казны. Когда мое доверенное лицо попросило предоставить список типографий, имеющих такой код, бухгалтерша выдала название лишь одной фирмы, и стоит ли говорить, что цены у ней были, мягко говоря, завышены. Все же мы продолжили работу с тем предприятием, у которого пресловутого кода не оказалось (директор его до сих пор задается вопросом “зачем это нужно было?”), и уже под занавес предвыборной кампании он, этот самый код, был получен.

Кстати, правительство приняло решение о нововведении только весной этого года, внеся изменения в свое постановление за № 225 (если память не изменяет). Этот загадочный законодательный акт был упомянут акиматовским бухгалтером еще в одном случае. Начнем с того, что председатель моей окружной комиссии заблаговременно оповестила нас (кандидатов) о том, что официальным местом для встречи с избирателями является актовый зал школы, в котором комиссия наша и расположилась. До этого в “Вечерке” было указано совершенно другое место – зал в соседнем институте, но там, как оказалось, вдруг затеяли ремонт.

Кстати, здесь стоит обратить внимание читателей на то, что с кандидатов усиленно требовали график встреч с избирателями и настаивали на том, чтобы беседы с электоратом проводились строго в рамках сего графика. Отход от него во временном или географическом пространстве, как нам четко дали понять, будет считаться “организацией несанкционированного митинга или собрания”. Как призналась предизбиркома, ставшая нам за это время родным человеком, ей уже задавали конкретные вопросы суровые люди из соответствующих органов. Более того, они располагали сведениями о том, что в ее округе кандидаты работают вне “графика”, и предъявили в качестве доказательств фотографии. Последний аргумент произвел на эту добрую женщину очень глубокое впечатление.

Но это так, к слову. Поэтому вернемся к встречам с избирателями в специально отведенном для этого помещении. Мое доверенное лицо (в качестве которого выступал родной брат) получило надлежащие бумаги в бухгалтерии местной школы и направило свои стопы в бухгалтерию акимата (благо, недалеко они друг от друга находятся). Однако не тут-то было. Бдительный счетовод отказалась производить расчет, ссылаясь опять же на “Постановление № 225 от 27.03.07”, но оформлять отказ в письменном виде под разными предлогами не стала.

И пришлось нам в самый последний момент отменять назначенную встречу – не могли же мы ее провести за бесплатно и школу родную “кинуть”, хотя сама г-жа предизбиркома уверяла, что акимат в этом случае не прав. Ну, и ладно. Зато бюджетные средства сэкономили, в отличие от действующих маслихатовцев, чьи “движения” заметны только в электоральный период.

Что же касается радио и газет, то средства, выделенные на единовременную трансляцию голоса меня любимого и лицезрения себя же на полосе, так же остались на счету районного казначейства. Посему завещаю эти денежные суммы на проведение следующих выборов, а вещать по радио, зная, что электорат мой меня не услышит – просто глупо, да и любоваться своим изображением в “Вечерке”, которую никто не читает, кроме чиновников не ниже уровня начальников отделов, дело неблагодарное.

И так далее, и так далее…

Добрый читатель, надеюсь, не воспримет как занудство, если я еще раз повторю мысль о том, что мелкие, по сути, нарушения (упущения и “недообъяснения”) со стороны органов власти и избиркомов, в своей общей сумме создавали довольно негативное ощущение от всей предвыборной кампании. Еще раз скажу и о том, что зря исключили из списка документов, необходимых для регистрации кандидатом, справку из психдиспансера. Просто за время этой “байги” вполне можно было бы лишиться спокойного сна, а взамен получить нервный срыв и несварение желудка.

Открыл я, например, свой счет в одном из филиалов Нарбанка, не слишком надеясь, в принципе, что туда кто-нибудь захочет положить денежные средства в помощь моей агитации. Но в тот момент, когда выяснилось, что у типографии не оказалось “кода поставщика” (см. выше), я решил пошарить по карманам, “забросить” в свой избирательный фонд наличные и перечислить необходимую сумму исполнителю. Тут выясняется, что открыл я не совсем правильный счет – простой…

Здесь стоит отметить тот факт, что на следующий день после открытия счета, 25 июля 2007 года, в большом зале акимата города Алматы собрались все (или почти все) кандидаты в Маслихат, члены и секретари участковых, окружных и территориальных избирательных комиссий, а в президиуме восседал городской избирком во главе со своим председателем г-ном Джунусовым. В этот знаменательный день, кроме всего прочего, говорилось о том, что избирательные фонды кандидаты в Маслихат южной столицы могут открывать только в пяти филиалах известного банка в Алматы.

Тогда мне пришлось выйти к микрофону (встреча сама по себе подразумевала ответы избиркома на возникшие у кандидатов вопросы) и возмущенно спросить: “По какому праву?”. Мол, мы уже смирились с тем, что фонды надо открывать только в одном банке, акции которого известно кому принадлежат, а теперь еще нас вынуждают ограничиться лишь пятью филиалами! При этом я поставил в известность участников высокого собрания о том, что я уже накануне открыл счет-фонд в другом филиале. На что мне было сказано: “Если уже открыли, то можно” (это, кстати, нетрудно проверить по стенограмме встречи). Тем не менее, оказалось, что “низзя!”. Пришлось идти в “правильный” филиал, где, как и ожидалось, всегда царило скопление братьев и сестер “по несчастью”, что жутко нервировало и надолго выбивало из рабочей колеи.

А о каком-то почти маниакальном стремлении акиматовских чиновников, найти какую-нибудь новую искусственную загвоздку для самовыдвиженца даже говорить не хочется. А как еще можно расценить заявление того самого бюджетного бухгалтера из “белого дома”, что на выделенные для транспортных расходов средства, на АЗС можно приобретать только бензин, но никак не дизельное топливо.

Казалось бы мелочь, а неприятно до коликов…

Коллеги-кандидаты

Но чтобы не слишком “загружать” читателей негативом (его и так хватает в повседневной жизни), поговорим и о некоторых светлых моментах предвыборной кампании. Очень приятно было встречать того или иного своего знакомого, который также решил в этом году побороться за депутатское кресло в правительстве южной столицы. Таковых, как, оказалось, было немало.

При встречах мы всегда делились впечатлениями. Кто-то с гордостью рассказывал о том, как срывают его листовки. Другой делился впечатлениями о препонах, возникающих на его пути. Третий в мечтах уже видел себя депутатом и задавался вопросом “а что делать, если выберут?”. Четвертый, в который уже раз клял себя за то, что “сунулся в это дело”. Конечно, все это эмоции, к некоторым из которых был предрасположен и ваш покорный слуга. Но, думается, эти люди прошли неплохой “ликбез” гражданской активности и уже наверняка в чем-то существенно отличаются от тех, кто просто махнул на все происходящее вокруг рукой. Кроме того, многие значительно расширили круг общения, что для меня, как журналиста, было крайне полезно и интересно.

Также было интересно поучаствовать в предвыборном блоке “Защитим себя и город!”, куда я был приглашен друзьями и коллегами. Блок этот был организован Даметкен Аленовой и стал подобием кандидатской платформы с призывом “Алматы — в чистые руки!”, на которой в выборах 2003 года выступил ряд известных людей. Многие из них на сегодня вошли в партийный список одной хорошей партии, кто-то ведет отдельную политическую карьеру, а кого-то и вовсе с нами нет. Одним словом, это уже история, впрочем, как и блок “Защитим себя и город!”.

Совместно мы выпустили в свет агитационный видеоролик с одноименным названием и приложили немало усилий, чтобы его “прокрутили” по телеканалу “Алматы”. Да и другие виды агитации у нас часто совпадали, если не по форме, то по духу однозначно…

В целом, идея создавать предвыборные блоки из кандидатов-самовыдвиженцев весьма интересна и перспективна, если конечно со временем выборный процесс будет почестнее, а избирательные фонды – побогаче. Зато потом, когда те или иные (а может и все вместе) кандидаты от блока получат депутатские мандаты, то в городской маслихат придут активные люди, которые не побоятся и акима “построить” и бюджет подкорректировать.

По предварительным данным, можно говорить о победе на выборах в Маслихат Алматы только одного из знакомых личностей, хотя он, к сожалению, не входил в наш блок – это Сергей Уткин, адвокат и правозащитник. С чем его от души и поздравляем!

Коллеги-оппоненты

Ну, о них много говорить не хочется, и не из-за чувств, невольно возникающих к ним как к конкурентам. Знаю, они, все четверо, прекрасные люди! У нас в округе, например, баллотировался один из самых молодых кандидатов – 22-летний представитель косаревско-коммунистической партии. И остальные – достойные того, чтобы пройти в городскую думу и представлять интересы простых алматинцев.

Только не всегда достойно поступали те, с кем начинал сотрудничать тот или иной кандидат-оппонент. Будучи уверенным в том, что “кандидат за партию не отвечает”, не стану называть имя своего коллеги, а о политической организации, за ним стоящей, вы, наверное, уже сами догадались. Правильно, она самая “осветленная лучом”.

Соответствующие листовки появились самыми первыми и заполонили все подъезды, уличные почтовые ящики, магазины и точки приема стеклопосуды. Опять, как говорится, незначительное нарушение. Потом по квартирам стали ходить дяденьки и тетеньки бюджетной наружности и агитировать за представителя “славной партии” и за саму эту партию попутно (или наоборот, что не столь уж важно). Вполне законно на этот раз.

Каково же было наше удивление, когда в последнюю предвыборную неделю перед дверями нашей квартиры появился один из тех, кто приносил листовку с изображением кандидата и изложением его программы. На этот раз у него в руках было… приглашение участвовать в выборах. Не нужно обладать аналитическим умом мисс Марпл или дедуктивным методом сэра Шерлока Холмса, чтобы вывести логическую цепочку: агитацию за кандидата и работу члена избиркома ведет одно и то же лицо. Что само по себе порождает массу вопросов. И не только…

Это, как говорится, в данном конкретном случае. А сколько таких моментов не зарегистрировано или, по незнанию, проигнорировано по стране, похоже, не знают ни Центризбирком, ни самые пытливые наблюдатели за выборами.

И что из этого?

Да ничего. Если еще неделю назад был актуален вопрос “Есть ли жизнь после выборов?”, то на сегодня он уже перестал будоражить умы людей. Опять-таки, я имею в виду выборы маслихатовские, мягко обходя то, что страна проголосовала на выборах за однопартийность Мажилиса.

В этом была еще одна “фишка” тех, кто писал сценарий прошедшей выборной кампании 2007 года. О местных органах власти все разом подзабыли – кто в стремлении попасть в парламент, кто, будучи озабоченным лишь общереспубликанскими проблемами, а кто-то и умышленно, для того, чтобы “на местах” тихо-мирно оказались “свои люди”. Только необходимо было не забыть подключить пресловутый “административный ресурс”, впрочем, как показала практика, этот непременный для наших выборов элемент, включается автоматически.

Мы не будем говорить о том, что нынешние маслихатовцы получат больше прав и возможностей для проявления политической активности и демонстрации гражданского мужества (правда, при условии, что таковые качества у новоявленных депутатов имеются за душой). Вот только население наше, которое зовется народом, опять осталось в сторонке в процессе управления самим собой.

Ну, это так, выводы да умозаключения, которые к выборной одиссее моей лично персоны имеют лишь косвенное отношение. Вырвалось, так сказать…

Как вы понимаете, депутатом Алматинского городского маслихата я не стал, но и на последние места в списке кандидатов, слава избиркому, не скатился. На прошлых выборах кандидат в Алматинский областной Маслихат М.Б. Нурмуханбетов тоже занял второе место, уступив оппоненту, вдруг перед самыми выборами, поменявшего свои ленинские принципы на “отановские”. Впрочем, может быть, принципы остались те же, только вот образ вождя мирового пролетариата сменился на портрет действующего президента.

Помнится, тогда, в 2003-м, выборы проходили тоже в субботу (кстати, что там об этом дне недели Моисей говаривал?), и это вызвало массу споров. Правда, те выборы пришлись на период, когда запоздалые отпускники уже догуливали свое право на ежегодный отдых, а в этом году день голосования пришелся на пик сезона отпусков. Одним словом, жизнь, так или иначе, повторяется. Можно было бы назвать это модным политико-французским термином “дежа вю”, но не будем.

Не будем этого делать не только потому, что надоело “дежавуировать” по поводу и без оного, не потому, что эта фраза может показаться оправданием проигрыша (все-таки конкуренты были достойны и сильны). Просто ситуация 2003-го и 2007-го выборных годов при всей схожести, все же имеет массу существенных различий. Страна-то все-таки меняется, правда, не сразу разберешь, в какую сторону. Некоторые наблюдатели, например, думают, что в сторону демократизации. Не факт, однако.

Но главное – меняются люди. На встречах с избирателями все чаще слышны возгласы и прямые речи из зала, а не монотонное заученное изложение предвыборной программы того или иного кандидата. Народ стал понимать, что голос каждого конкретного гражданина имеет значимость, прежде всего для него самого, и он, гражданин, несет за свой голос ответственность. Пусть это только начало осознания.

А вот система подсчета голосов, судя по всему, у нас не претерпела каких-либо серьезных изменений за последнюю дюжину лет. Ведь как говорил “отец народов” Иосиф Сталин, “не важно как голосуют, важно как считают”. Так что, подобных результатов выборов в Мажилис парламента и маслихаты Республики Казахстан можно было ожидать.

Ну, а в конце своего несколько сумбурного повествования (уж простите, добрые мои читатели) хотелось бы поблагодарить всех тех, кто оказывал мне помощь (моральную, политическую, электоральную и др.) в минувшей предвыборной кампании. К сожалению, на этот раз “золота” нам взять не удалось, но у нас ведь все еще впереди!

А чтобы не показалось, что мы опускаем руки вплоть до следующих выборов (когда они там состоятся — в 2011-м или 2012-м?тобы не казалось, что мы опускаем руки вплоть до следующих выборов ()-либо серьезных изменений за последние дюжину лет. програм), ставим вас перед аксиомой, к которой автор пришел в ходе предвыборных баталий и воспоминаний некоторых эпизодов из журналистской жизни. Выборы, а точнее ПРАВО ВЫБОРА, предоставляется всем нам, казахстанцам, не каждые четыре-пять лет или “досрочно” в связи с “важными изменениями в сторону демократизации общества”, а ежедневно и ежечасно.

Мы всегда стоим перед тем или иным выбором, даже четко не осознавая этого: от цены на картошку на базаре до определения вуза для любимого чада. А гражданское самосознание — продукт хоть и длительного хранения, но если ему не давать возможности проявляться, то он может испортиться, последствия чего совершенно непредсказуемы и могут стать плачевными для общества. Так что, ваш выбор может понадобиться и завтра, и уже сегодня вечером. Сделайте его, дорогие читатели, и пусть вам не будет мучительно больно за неправильный выбор…

Еженедельник “Политика.kz”

Новости партнеров

Загрузка...