Бум всех бумов

О буме казахского кино у нас больше говорят. Убедиться в нем воочию, посмотрев хотя бы пару-тройку отечественных “бумовых” картин, нашему зрителю пока не удается. Но, возможно, это будет исправлено в ближайшее время. В конце сентября в Алматы пройдет четвертый международный кинофестиваль “Евразия”. Отборочная комиссия обещает, что в этом году будут представлены новые картины казахстанских режиссеров. В прошлом – программа центрально-азиатского конкурса грешила повторениями, демонстрацией картин пяти-шести и даже десятилетней давности, о которых в свое время тоже говорили как о новой волне казахского кинематографа. Говорим о буме, расцвете, а показываем каждый год одно и тоже несколько пропахших нафталином картин, или устраиваем ретроспективу фильмов режиссеров давно минувших дней, когда, кстати, о буме и взлете говорили мало, но больше снимали, а самое главное – снятые фильмы доходили до зрителя. Теперь же независимый казахский кинематограф, как в сказке, уподобился таинственному, невиданному зверю, который вроде бы и есть, но его никто не видел. Если верить киноведу и арт-директору кинофестиваля Гульнаре Абикеевой, МКФ “Евразия” вызвал бум казахского кино: если два года назад в Казахстане снималось 5-6 картин в год, то сейчас их снимается более двадцати, то есть, кино становится бизнесом. Хотя это идет в разрез со словами председателя отборочной комиссии Бауыржана Ногербека, заявившего, что в конкурсе нет коммерческих картин, а есть лишь искусство, которое трогает сердце.

В это раз обещают показать наделавший (как нам опять-таки говорят) много шума на Каннском фестивале фильм знаменитого, но не нашего, а немецкого режиссера Фолькера Шлендорфа “Улжан” с нашей актрисой Аянат Ксенбай в главной роли. Обещают как уже свежеиспеченные “Курак корпе”, “Шугу”, “Ангелочек”, так и еще находящихся в стадии приготовления “Прощай, Гульсары”, “Рэкитир”, “Стриж”. Теперь дело за малым, чтобы количество перешло в качество, чтобы из этих двадцати – 1-2 привлекли внимание международной кинообщественности и зрителей. Но это малое может стать непреодолимым препятствием. Ведь все дело в кадрах и, как говориться, в головах. А эта проблема, как известно, комплексная – образовательная и социально-культурная. Так, например, молодой и (как у нас принято прибавлять эпитет) многообещающий режиссер Мухамед Мамырбеков на пресс-конференции, посвященной итогам работы отборочной комиссии, призвал своих коллег по цеху “повышать свой творческий уровень фильмов и делать кино по максимуму, делать фильмы, которые могли бы смотреть во всем мире”. Но идеологическими призывами делу не поможешь – талант и способности либо есть, либо их нет. Вряд ли кто-то станет снимать кино в пол силы.

“Мы думали, может быть, стоит сделать просто демонстрационный показ, может быть, наш кинематограф еще не дотягивает до уровня конкурса. Мне бы хотелось, чтобы центрально-азиатский конкурс открывал новые имена, которые бы замечали на международных фестивалях. У меня просьба к руководству фестиваля, чтобы он повышал свой престиж, оценки должны быть объективными и беспристрастными и даже жесткими”, – выразил свои пожелания Мухамед. А ведь действительно как гласит мудрая восточная поговорка: сколько не повторяй “лукум” – слаще во рту не станет. Можно, правда, набрать на фестиваль молодые, никому не известные, а главное слабые картины, на фоне которых наши не будут выделяться нелестным контрастом. Но на это организаторы фестиваля конечно не пойдут. К тому же цель “Евразии” – не сорвать кассу и даже не просветить кинозрителя в области мировых сенсаций фестивального кино, а открыть новые, никому еще не известные имена. Но в этом заключается и определенный риск – можно превратить просмотр в утомительное (даже для избранного круга любителей неформатного кино) зрелище.

Но нет ничего плохого в том, что фестиваль дает дорогу молодым. Кроме двух мэтров – грузинского режиссера, проживающего во Франции, и представившего на конкурс картину “Сады” Отара Иоселиани, которому больше 60-ти, и фаворита токийского венецианского, берлинского фестивалей пятидесятилетнего Бахмана Гобади из Ирана, с картиной “Полумесяц”, всем остальным участникам чуть больше или меньше 30-ти. Есть и совсем молодые. Например, 19-летняя Хана Махмальбаф, дочь знаменитого Мохсена Махмальбафа, представившая политический фильм “Будда, рассыпавшийся от стыда”, и уже известный по картине “13” 26-летний Гела Баблуани, снявший в этот раз вместе с отцом Теймуром Баблуани грузинско-французскую картину “Наследство”. Румынскому режиссеру картины “Калифорнийские мечты”, трагически погибшему в катастрофе, ныне представленную на конкурс, было 26. Китайцу Ли Ю, создавшему “Потерянных в Пекине” – 32, режиссеру “Арии” Такуши Цубокава из Японии – 33. Казахстанцам – режиссерам Рустему Абдрашеву (“Карак корпе”) и Хуату Ахметову (“Человек-ветер”) чуть за тридцать.

Серьезной проблемой прошлогоднего фестиваля стало отсутствие самих номинантов и победителей из дальнего зарубежья. Почетные призы вручали кому придется, в основном представителям посольств. Руководство фестиваля обещало исправить сие недоразумение и доставить режиссеров и актеров до места события. Бауржан Ногербек очередной раз выразил сожаление, что мнение отборочной комиссии расходится с выбором жюри, присудившем победу фильмам-фаворитам признанных режиссеров. Почему-то ему очень хочется, чтобы они совпали. В пример, второй год он приводит “Настройщика” Киры Муратовой, взявшего приз еще в позапрошлом году, а в качестве несправедливо обойденного – иранский “Железный остров”.

Интересной информацией поделился с журналистами первый секретарь Союза кинематографистов Игорь Вовнянко: “Мы надеемся, что скоро будет принят бюджет, который поможет выйти на количественный рост кинематографа, а качество – уже наше дело. Бюджет сверстан так, чтобы удовлетворить потребности разных категорий зрителей. Средства на кинематограф обещают выделить значительные. Теперь у нас есть надежда, но это не означает, что кино не надо реформировать. Господдержка это хорошо, но надо переводить его на продюсерские рельсы, когда продюсер отслеживает судьбу фильма от сценария до выхода на экран. Нередки случаи, что процесс производства на каком-то этапе приостанавливается, и картина не доходит до зрителя. Над этим надо работать”. Он также сообщил, что “Казахфильм” получил уведомление от властей, и киностудия останется в неприкосновенности.

Список жюри и гостей полностью еще не определен. Но уже известно, что по ковровым дорожкам Дворца Республики пройдутся: постаревший исполнитель ролей военных и мафиози в сериалах Арманд Ассанте (“Одиссей”, “Короли Мамбо”, “Наполеон и Жозефина”), актриса Нандита Дас (которая порадует поклонников индийских фильмов), а также видный представитель тайваньского кинематографа, обладатель премий ряда престижных европейских кинофестивалей, в том числе “Золотого льва” Венецианского кинофестиваля, режиссер Цай Минлян. Эльдар Рязанов войти в состав жюри отказался, сославшись на возраст и здоровье, но в гости приехать обещал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...