Кого в южном направлении опасается Казахстан?

В связи с только что прошедшим в России авиасалоном информационное агентство “РИА-Новости” распространило любопытное сообщение. Из него следует, что Казахстан в качестве члена Организации ДКБ (Договора о коллективной безопасности) рассматривает возможность покупки систем ПВО С-300 и С-400. Это – очень дорогостоящее противовоздушное вооружение. Возникает вопрос: для чего оно Казахстану конкретно? “РИА-Новости” отвечает на этот вопрос так: “Казахстан должен себя защищать со стороны южных границ”.

Это – очень любопытно. Ибо по ту сторону южных границ находятся одни только наши союзники по таким военно-политическим блокам, как ДКБ (Кыргызстан, Таджикистан) и ШОС (Китай, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан), а также официально нейтральный и реально ничем не угрожающий Казахстану Туркменистан. Потенциально нападение возможно, наверное, со стороны Ирана или Афганистана, хотя это явно крайне маловероятно. Даже если принять во внимание возможность такой опасности, надо же учитывать и то, что надо, чтобы из этих двух стран атаковать, допустим, нашу территорию, нарушить сперва воздушное пространство либо Азербайджана или Туркменистана, либо какого-нибудь другого среднеазиатского государства.

То есть для того, чтобы обзаводиться новыми установками С-300 и С-400, у Казахстана оснований, на первый взгляд, явно маловато. Если только, конечно, он не думает серьезным образом остерегаться своих же находящихся южнее союзников по вышеназванным организациям. Есть ли для этого достаточное основание? Кто его знает, кто его знает…

Ясно только одно. Казахстан решил держать порох сухим, имея в виду южное направление, где у него одни только союзники да дружественный и в военном отношении совсем не могущественный Туркменистан. Видимо, это представляется не лишним. Туркменистан сразу снимаем со списка потенциально небезопасных южных соседей, так как едва ли он представлял бы хоть какую-то опасность Казахстану, если бы даже и не был нейтральным государством. Тогда остаются — одни лишь официальные военно-политические союзники. Видимо, неспроста.

Рассмотрим, в основном, вопросы, касающиеся наших партнеров по ОДКБ или, иначе говоря, по южной части СНГ.

Когда знакомишься с основополагающими документами Организации “Договора о коллективной безопасности”, невольно в очередной раз задаешься вопросом: все же с кем и против кого Казахстан в рамках ОДКБ “дружит”?!

Ведь она в настоящее время включает в себя лишь половину стран СНГ. Впрочем, так было не всегда. Договор этот был подписан почти тогда же, когда создавалось СНГ, — более 15 лет назад, 15 мая 1992 года. Список членов организации, созданной в его рамках, за прошедшее с тех пор время заметно сократился. Но у нас в Казахстане к нему всегда относились очень серьезно.

Весной 2003 года депутаты нашего Мажилиса проголосовали за одобрение двух имеющих отношение к ОДКБ законопроектов – “О ратификации Устава Организации Договора о коллективной безопасности” и “О ратификации Протокола о порядке формирования и функционирования сил и средств системы коллективной безопасности государств-участников Договора о коллективной безопасности от 15 мая 1992 года”.

Однако за время, прошедшее с момента создания ОДКБ, не все страны СНГ сочли для себя возможным вести по примеру, который показывала наша страна.

Из него вышли узбеки, с которыми, наряду с кыргызами, нас связывают наиболее близкородственные среди всех эсэнговских наций в историческом прошлом отношения и договор о вечной дружбе в настоящем. Правда, после событий в Фергане в мае 2005 года Ташкент поневоле вновь стал укреплять военно-политические связи с Россией и, естественно, с ее партнерами по ОДКБ и ШОС. Но Узбекистан все же продолжает идти в этом смысле своим путем, руководствуясь лишь своими интересами.

Не числится в ОДКБ и другой наш непосредственный сосед и тоже близкий нам народ – туркмены. Зато присутствуют никак не связанные с нами общими границами страны – Белоруссия и Армения. Ладно, с белорусами, скажем, все понятно. Они создают вместе с Россией, главным стратегическим партнером и крупнейшим соседом Казахстана, единое государство.

А вот Армения уже находится в состоянии войны с Азербайджаном, который является нашим наиболее перспективным в Закавказье экономическим партнером и просто соседом через Каспийское море. И конца этому конфликту пока не видно. Акцента на том, что азербайджанцы такой же, как и мы, тюркский народ, ладно, не будем делать. Но вот от того факта, что Казахстан связан с Азербайджаном рядом крупнейших совместных экономических проектов и, более того, уже сейчас зависит от него напрямую в плане транспортировки своей нефти на международный рынок, мы никак не можем отрешиться. В прошлом году наша страна присоединилась к проекту БТД (Баку-Тбилиси-Джейхан). В ходе недавней встречи в Астане президенты Н.Назарбаев и И.Алиев еще раз подтвердили решимость развивать сотрудничество между двумя странами.

А что, если завтра мы во исполнение обязательств по ОДКБ окажемся вынужденными подписать какой-нибудь документ (о более серьезном варианте развития событий пока и речи нет) в поддержку Армении при возможном обострении ее отношений с Азербайджаном?!

Как вы думаете, как должен будет повести себя в подобной ситуации официальный Баку в отношении соседа, зависящего от него в транспортном вопросе?! Как сама Астана повела бы себя, если бы оказалась в схожем положении?! Да, от Центральной Азии, помимо нас, в ОДКБ состоят еще Кыргызстан и Таджикистан. Но у них нет столь далеко идущей зависимости от Азербайджана, но зато есть куда большая, чем у Казахстана, экономическая зависимость от России, которая, можно сказать, и определяет все и вся в ОДКБ.

Более того, именно к Таджикистану имеет отношение наиболее серьезный вопрос, возникающий в связи с пребыванием нашей страны в организации этого договора. Потому что за прошедшие 15 лет эта страна доказала, что она является вызывающим наибольшие опасения звеном в системе безопасности нашего региона. Впрочем, эта истина является открытием, похоже, только для нас…

Американцы прекрасно разбираются в том, что происходило, происходит и может произойти у нас в Центральной Азии. Во всяком случае — гораздо лучше, чем мы сами.

Так, к примеру, еще в 60-ые годы такие штатовские специалисты по Туркестану, как Э.Оллворт, вывели суждение, из которого следует, что присутствие таджиков является главным этническим препятствием на пути к гармонии в регионе. И предположили, что в случае преобразования советских среднеазиатских республик в независимые государства Таджикистан окажется основным очагом дестабилизации в этих краях.

В правоте этих оценок и прозорливости их авторов мы в полной мере убедились за последние полтора десятилетия. Многотысячные митинги на площади Озоди в Душанбе, инициированные в самом начале 90-ых годов такими общественными движениями и организациями, как “Ру ба ру”, к моменту распада СССР вылились в гражданскую войну с десятками тысяч жертв и сотнями тысяч беженцев. Только во второй половине 90-ых годов ситуация там, благодаря усилиям ООН, России и соседей Таджикистана по региону, относительно стабилизировалась. К примеру, в сравнительно недавнем прошлом границы этой неспокойной страны, наряду с российскими пограничниками, защищал в течение нескольких лет казахстанский специальный батальон.

Было в свое время решение и об узбекском и киргизском батальоне. Но таджикское руководство своим высокомерием и вызывающей бесцеремонностью в отношениях со своими непосредственными соседями, фактически сорвало предоставление оборонной помощи с их стороны.

Страна находилась и продолжает находиться в трудном социально-экономическом положении, но при этом она ни с кем, кроме русских, в регионе не желает считаться. Благо, если бы такое высокомерие по отношению к своим тюркским соседям и абсолютное игнорирование их национальных чувств и интересов исходило бы от неофициальных или же уж хотя бы от второстепенных должностных лиц. Но такой стиль поведения, да еще демонстративно и на международном уровне практикует сам президент Э.Рахмонов. Примеры этого в казахстанской прессе неоднократно приводились. Официальный Душанбе не приносит ни разъяснений по этому поводу, ни извинений.

Значит, остается принимать все, как есть. Однако что сделано, то сделано. И тем самым таджикский истеблишмент на уровне главы государства практически официально дает понять, что их государство и страна не считает своих соседей равными себе. Такая позиция чревата большими осложнениями в будущем. Этой опасности может не понимать или недооценивать рядовой ура-патриот, но глава государства – вряд ли.

Следовательно, такая позиция заявлена осознанно. Это — не шутки. В недавнем прошлом аналогичный случай вызвал острейший межгосударственный конфликт в Индокитае между Таиландом и Кампучией. Поводом для него послужило заявление таиландской актрисы (хоть и известной у себя, но все же рядовой гражданки) о том, что исторический памятник, которым гордятся кампучийцы, построен на самом деле не их предками, а тайцами. Рано или поздно аналогичный конфликт в их отношениях с соседями может быть вызван проводимой нынешним таджикским истеблишментом политической линией на пренебрежение их национальной гордостью.

Один плюс – это то, что Таджикистан не граничит непосредственно с Казахстаном. Но у официального Душанбе крайне сложные отношения с Ташкентом. В Таджикистане действующая государственная идеология сформирована таким образом, что согласно ей отрицается историческая целостность соседнего Узбекистана. Да и Кыргызстана – тоже. Рано или поздно такая постановка вопроса может вылиться в межгосударственный и, соответственно, международный конфликт. При таком варианте развития событий, с учетом наличия все еще беспокойного Афганистана по соседству, пространство у южных границ Казахстана легко может превратиться в подобие Балкан в пору межэтнических и межрелигиозных конфликтов там.

То есть, в целом, у наших южных границ получается обстановка остается неспокойной.

Новости партнеров

Загрузка...