Между присягой и приказом, или Кое-что о клятвенных расписках

Nota bene

В ряде СМИ опубликован чрезвычайно показательный документ, уже прозванный “клятвой Алиева”. Опальный зять клянется в вечной верности действующему президенту.

Интересный эпистолярный жанр получается. Мы все знаем об официальной присяге высокопоставленных чиновников, которую они произносят в Астане в присутствии телекамер. Ничего зазорного в этом нет. Наоборот, есть элемент возвышенности и торжественности. Ведь по большому счету государственная служба – высокая честь для каждого честного гражданина. Но что делать, если у нас она превратилась в… государеву службу, с ярко выраженным личностным оттенком.

И в нашем случае речь идет о приватном, не афишируемом документе, который самым настоящим образом дискредитирует верховную власть.

Где могла появиться такого рода “ксива”? Возможен ли такой жанр в стране, где торжествуют цивилизованные и демократические законы, где отношения между вертикально подчиненными чиновниками строятся на иных, более цивилизованных принципах.

Я уже писал на эту тему, но с учетом растущего снежного кома компроматов и участия именно силовых структур в страшных событиях (у нас уже есть беглые генералы!) вынужден повториться.

Вспоминаю лето 2000-го года. Меня и моего коллегу Ермурата Бапи погранслужба КНБ не выпустила из страны для участия в слушаниях в Конгрессе США, где мы намеревались выступить с докладом о состоянии дел с демократией и правами человека в Казахстане.

Наутро мы созвали пресс-конференцию и осудили этот беспрецедентный случай. Реакция со стороны тогдашнего руководства КНБ последовала незамедлительно: оно спешно уволило дежурного капитана и попросило у нас извинения, сославшись на технические причины. Однако мы, со своей стороны, потребовали, чтобы офицера восстановили на работе. Так как решение о нашем запрете на выезд за рубеж принималось не им. Он просто выполнял приказ.

Присяга и приказ – эти слова сегодня, как никогда, стали актуальными: в Казахстане взрывоопасный политический период, и силовые структуры фактически стали инструментом в межклановых разборках.

Всякий мало-мальски грамотный казахстанец может по полочкам разложить, какое силовое ведомство с кем аффилировано, где чьи ставленники сидят и, самое важное, кто в час “Х” выполнит чью команду.

Считаю, что в ситуации, когда режим начинает буквально разваливаться изнутри, эта опасная тенденция приобретает все более угрожающий характер. И опасна она не только для конкретных носителей властных полномочий. Она опасна для общей стабильности в стране.

За примерами далеко ходить не надо. Вспомним 1991 и 1993 годы в соседней России, когда именно от позиции конкретных руководителей силовых ведомств напрямую зависела судьба не только отдельных политиков, но и страны в целом.

А политики в Украине некоторое время назад вошли в раж и жонглировали силовыми ведомствами, как им заблагорассудится. И чуть не дожонглировались до гражданской войны.

В нашем государстве происходит такая же чехарда с приказами и присягой. То СОБР, то финполиция, то МВД, то прокуратура (я не говорю уже о такой специфической структуре, как Служба охраны президента!) не только вступают в межведомственные конфликты, но нередко выполняют одиозные приказы.

Еще свеж в памяти вселенский позор элитного подразделения КНБ “Арыстан”, когда его бойцы оказались замешанными в жестокой расправе над А.Сарсенбаевым и его помощниками.

У нас стерлась граница между существующими на деньги налогоплательщиков силовыми ведомствами и различными частными охранными структурами. Такое ощущение, что приватизированы не только лакомые сектора экономики, но и государственные органы, призванные стоять на защите общенациональных интересов и безопасности страны.

Все эти скандальные события однозначно дискредитируют такие понятия, как “служба Отечеству”, “долг” и “честь”. В такой обстановке любой здравомыслящий офицер или сержант будет задаваться серьезными вопросами: “А кому я присягал? На верность Родине или отдельным начальникам, которые меняются как перчатки? И стоит ли мне выполнять приказ, за который меня же потом посадят на скамью подсудимых, а командир, отдавший его, не отделается даже легким испугом?”.

Налицо деморализация силовых структур! К чему она может привести в вышеназванный час “Х”? Не превратятся ли грохочущие уже информационные войны в самые настоящие битвы с применением боевых подразделений? Предпосылки к этому уже есть…

Что мешает власти на самом высоком уровне рассмотреть эту проблему? И снять проблему дилеммы между Сциллой присяги и Харибдой приказа для тысяч простых силовиков, которые “служить бы рады, да прислуживаться тошно”.

И формула здесь должна быть такая.

Присяга – не отдельным чиновникам, включая президента и его родственников, а Родине и Народу, идее защиты основополагающих государственных интересов. И тогда уйдут в небытие расписки в лояльности президенту, которые, как говорят, пишут чуть ли не все высокопоставленные чиновники.

Приказ – только в рамках демократической Конституции и не нарушающий права и свободы граждан. Всех граждан, включая президента и его родственников.

Тогда у нас не будет такого рода письменных заверений в верности. Ибо только слабый руководитель защищает себя такими документами.

Которым со временем – грош цена.

Амиржан КОСАНОВ,
заместитель председателя ОСДП

***

“Тасжарган” № 34 (62) от 29 августа 2007 г.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...