“Дело УТКИНА”: тут – помню, тут – не помню

Члены комиссии как завороженные смотрели на протоколы и все повторяли одно и то же: что подтвердить свои подписи они не могут и просят назначить почерковедческую экспертизу

Вчера по делу кандидата в депутаты маслихата города Алматы Сергея Уткина наконец-то началось судебное разбирательство в Бостандыкском райсуде № 2. Заседание продолжалось с 15.30 до 20 часов.

Были допрошены все члены избирательной комиссии участка № 179. Напомним, что наблюдателям сразу после окончания подсчета голосов были выданы протоколы, согласно которым Сергей Уткин на данном участке набрал 244 голоса, а нуротановец Серик Кусаинов – 150 голосов. Однако в городскую избирательную комиссию передали протокол, в котором у Уткина – лишь 47 голосов, а у Кусаинова – уже 347.

Члены комиссии как завороженные смотрели на протоколы и все повторяли одно и то же: что подтвердить свои подписи они не могут и просят назначить почерковедческую экспертизу.

Поскольку больше никаких инструкций они, видимо, не получали, никто из членов комиссии не решился сказать – какой протокол был настоящим, а какой – поддельным. Все избиркомовцы выглядели достаточно взрослыми и дееспособными людьми, однако, ни один из них не смог вспомнить – кто же из кандидатов одержал победу на их участке. Никто не помнит – были ли у конкурентов примерно равные стопки с бюллетенями или у кого-то было существенное преимущество. Никто не смог объяснить, откуда брались цифры, которые они заносили в протоколы – практически все члены комиссии жаловались на плохое состояние, страшную усталость в день голосования, полное непонимание того, что и как они подписывали. Никто из них также не помнит – какое количество протоколов они подписали. Как бы оправдываясь, члены комиссии начали заявлять, что никакого медицинского освидетельствования они не проходили, что это не предусмотрено законом…

Удивительно, но 6 членов комиссии, включая председателя, официально в суде заявили, что не имеют никакого отношения ни к одной из политических партий. Только одна женщина подтвердила свое членство в “Нур Отан”, поскольку помнит, что у нее постоянно “удерживают” членские взносы из зарплаты. Члены избирательной комиссии тем самым хотели подчеркнуть свою “независимость” и незаинтересованность в результатах выборов, а также объяснить, почему они “не помнят” победителя. При этом избиркомовцы не имели понятия, что каждого из них в избирательную комиссию выдвигала определенная политическая партия (“Нур Отан”, “Руханият”, “Адилет”, “Ауыл”, КНПК, партия “Патриотов Казахстана”), что таково обязательное требование закона…

Весь состав избирательной комиссии выглядел очень сплоченным коллективом, хорошо управляемым председателем, который и до, и после выборов является для большинства из них прямым начальником (директором школы-интерната № 7, в котором они работают). Ни о каком представлении в комиссии различных политических сил, имеющихся в обществе, и взаимном контроле не могло быть и речи.

В отличие от членов избиркома, допрошенные в суде несколько наблюдателей помнили все отлично и подтвердили, что стопка с бюллетенями за Сергея Уткина существенно превышала количество голосов, отданных за нуротановца Серика Кусаинова, что и было отражено в протоколе, который каждому из них был выдан. Кстати, члены избиркома также подтвердили, что никаких замечаний со стороны наблюдателей по цифрам, указанным в протоколах сразу после подсчета голосов, не возникло.

Ничего не помнящий председатель комиссии Талгат Шалгимбаев вдруг “вспомнил”, как две старушки обсуждали, что они якобы голосовали за Уткина за деньги. Вопрос истца – какую сумму, где и от кого получали бабушки – был немедленно снят судьей.

Из исследованных в судебном заседании протоколов следовало, что за Уткина по электронной системе голосования “Сайлау” на участке № 179 проголосовало 32 человека (кстати, на 11 больше, чем за Кусаинова), а всего согласно сводному протоколу, представленному в горизбирком, Уткин набрал на этом участке 47 голосов. Получается, что за него было отдано лишь 15 бумажных бюллетеней, причем, большинство – в переносных урнах (вне помещения голосования). Выходит, что все члены избирательной комиссии не смогли запомнить ситуацию, при которой стопка “за Уткина” состояла лишь из нескольких (менее 10) бюллетеней, а стопка “за Кусаинова” — из более чем 300 бюллетеней?

При этом за ОСДП на этом участке бумажными бюллетенями проголосовало 167 человек, а за “Нур Отан” — 148. Получается, что 90% избирателей, проголосовавших бюллетенями за оппозиционную ОСДП, по выборам в маслихат голосовали за нуротановца Кусаинова, а не за Уткина? Логики в этом никакой не прослеживается. Неужели “организаторы” не догадались соответствующим образом “подкорректировать” и партийные протоколы? Ведь на других участках, как пояснил Сергей Уткин, где удалось прокрутить “карусель” или хорошо проинструктировать бойцов, одержавший победу нуротановец Кусаинов набирал примерно столько же голосов, сколько и партия “Нур Отан”, а тут полная противоположность…

Также в этот день был допрошен председатель участковой избирательной комиссии № 184, где Сергей Уткин, согласно имеющимся у него протоколам, набрал 287 голосов, а Серик Кусаинов – 93. Согласно же протоколу, представленному в горизбирком, у Уткина – 78 голосов, а у Кусаинова – 265.

В данном случае ситуация была совершенно противоположной той, которая вырисовывалась с участковой комиссией № 179. Председатель, немного поколебавшись, признал, что на протоколах, имеющихся у Уткина, его оригинальная подпись и печать. А вот на ксерокопии протокола, представленного в горизбирком, подпись не его (она на самом деле совершенно иная). Также председатель подтвердил показания наблюдателей о том, что именно он сам дважды объявлял о реальном количестве бюллетеней, которые были отданы за Уткина, и именно это количество было отражено в протоколе.

Тем не менее, в конце судебного заседания (после перерывов) данный председатель отказался признавать иск и уже начал волноваться и колебаться все сильнее, поэтому судья поручила ему вызвать всех остальных членов избирательной комиссии на завтрашнее заседание. Возможно, что сценарий “тут – помню, тут – не помню”, сегодня повторится и с этой комиссией.

Но, скорее всего, “сценаристами” просчитан более душещипательный вариант, при котором данная комиссия на самом деле откажется от поддельного протокола и тем самым, будет продемонстрировано торжество справедливости казахстанского правосудия. Ведь если восстановить первоначальное количество голосов по участку № 184 и оставить “откорректированную” разницу по участку № 179, то у Уткина выйдет 1674 голоса, а у Кусаинова – 1675 голосов. Получится, что нуротановец Кусаинов “одержит победу” в трудной, но равной борьбе. Победа с перевесом в один голос достойна самых демократических стран, о чем и заявят в будущем представители казахстанской стороны.

А пока судья Айгуль Рысмендиева не спешит рассматривать ходатайства Сергея Уткина о привлечении Серика Кусаинова в качестве третьего лица по делу и об истребовании из городской избирательной комиссии журнала учета наблюдателей, чтобы вызвать и выслушать всех свидетелей подсчета голосов. Также судья не разрешила фотографировать дружный коллектив членов избирательной комиссии № 179, страдающих “амнезией”, поскольку последние категорически возражали против своей рекламы.

Сегодня с 9.30 утра слушания по делу продолжаются в Бостандыкском районном суде № 2 в городе Алматы. Мы будем информировать читателей о ходе процесса.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...