Полусправедливость

По делу Нурбанка оправданы лишь пятеро из семи подсудимых

Более часа судья Медеуского райсуда Алматы ШАМШИЕВ зачитывал приговор по делу о “налете” на банк с “лучезарной” приставкой. Оглашенный вердикт суда вызвал противоречивые чувства: бывший председатель правления АО “Нурбанк” и четверо бойцов СОБРа были оправданы и освобождены в зале суда, а проходящие по делу офицеры полиции получили различные срока заключения в колонии общего режима. Абильмажен ГИЛИМОВ, более полугода просидевший в сизо ДВД и ДКНБ, считает это решение нелогичным.

Как мы уже сообщали, вчера после полудня судья Шамшиев удалился в совещательную комнату для вынесения приговора по делу, которое он вел на протяжении последних пяти месяцев, пообещав огласить его в 17:30. Без четверти шесть, когда участников процесса и их близких еще не запускали в зал заседаний, стало известно о решении Его чести не пропускать прессу на оглашение приговора, что является нарушением законодательства РК.

Через некоторое время судья пересмотрел свое скоропалительное решение и позволил представителям масс-медиа пройти в зал, но через приставов строго запретил производить не только фото и видеосъемку, но и аудиозапись. Насколько нам известно, судья, ведущий процесс, имеет право в том или ином случае запретить или приостановить фото-видеосъемку и телетрансляцию, но об аудиозаписи в УПК, вроде бы, не сказано ни слова. Тем более, в данном конкретном случае. Речь идет именно об оглашении приговора, а не о прениях сторон или допросе какого-нибудь “секретного свидетеля”. Ну и ладно, будем повествовать “на память”, а если что не так, то пусть Фемида не обижается – звуковых файлов под рукой не было.

Вернемся в душный с закрытыми наглухо окнами зал заседаний, который был переполнен людьми, по большей части родными и друзьями подсудимых. Впрочем, многие уже были уверены, что этот юридический статус они утратят сразу же после того, как Его честь поставит последнюю точку в зачитываемом приговоре. Наручники на запястьях главных обвиняемых и их нахождение в клетке уже казались простой формальностью, и они выглядели весело и уже договаривались об эксклюзивном интервью с нашими коллегами.

За час с небольшим, пока Его честь зачитывал приговор, перед глазами пролетели все события, начиная с того момента, как Абильмажен Гилимов и Жолдас Тимралиев были насильно вывезены в банно-спортивный комплекс, принадлежащий Рахату Алиеву. Описывались события 31 января с точки зрения различных людей, участвовавших впоследствии в судебных слушаниях, вспоминались собственные газетные материалы на заданную тему и слезы Армангуль Капашевой в тот день, когда она собрала журналистов у себя дома. Понимание того, что не все так оптимистично, как казалось еще пару часов назад, наступило примерно через сорок минут после того, как судья Шамшиев начал зачитывание своего вердикта.

За скучными и безжизненными юридическими терминами, произносимыми судьей скороговоркой, становилось ясно, что многие обвинения в адрес подсудимых являются либо беспочвенными, либо недоказанными в ходе предварительного и судебного следствия. Когда речь пошла о степени виновности бывшего заместителя начальника ДВД Алматы Нурлана Самалихова, в голосе г-на Шамшиева стали появляться утвердительные нотки: однозначно виновен в превышении служебных полномочий, мол, отдал заведомо неправомочный приказ, что сам прекрасно осознавал, да еще и не оформил его подобающим образом. В том же духе прозвучал вердикт и в отношении бывшего (хотя многие его подчиненные продолжают называть его “шефом”) командира алматинского СОБРа Болата Кадыргожаева. Надо отдать должное офицерам – они практически не изменились в лице, пока судья дочитывал приговор.

Суд приговорил Н.Самалихова к трем, а Б.Кадыргожаева к полутора годам отбывания в колонии общего режима. В отношении их подчиненных было принято решение, что они не виновны, а лишь исполняли приказ вышестоящего начальства, и потому оправдываются полностью и с них снимается мера пресечения в виде домашнего ареста. Теперь Сержан Жумашев, Жанболат Мусапиров, Даурен Оспанкулов и Сапар Сарыпбеков могут вернуться к полнокровной жизни и восстановиться на работе в рядах специального отряда быстрого реагирования. Впрочем, как подсказывает логика, теперь они несколько раз подумают, прежде чем помогать действительно нуждающимся в помощи нашим согражданам, не имея на то письменного приказа руководства.

Судьей Шамшиевым было вынесено еще и несколько частных определений: в адрес прокуратуры и финансовой полиции за неправомочные действия и содержание под арестом невиновных людей. Такое же определение получила сторона защиты – адвокаты были обвинены судом “за давление на суд через СМИ”. При этом частное определение не было обращено к каким-то конкретным адвокатам, хотя некоторые из них не общались с прессой и даже были против их присутствия на процессе, а, так сказать, оптом.

Абильмажен Гилимов также был оправдан в силу того, что в его действиях судом не было обнаружено состава преступления, и был освобожден прямо в зале суда. Экс-председатель Нурбанка, который только по счастливой случайности не разделил судьбу своего заместителя, еще в течение часа после оглашения приговора не выходил из здания суда. Как оказалось, он до последнего момента поддерживал тех, кто остался за решеткой, пока их не увез автозак. Выйдя наконец-то в фойе, где его ждали журналисты, Абильмажен отказался принимать поздравления по поводу обретения свободы, сказав, что это делать еще рано. Вот, что он сказал представителям нескольких газет и телеканалов, освещавших процесс с самого его начала:

— Два человека исчезли, пропали без вести, что явилось огромным горем для их семей. И теперь еще два честных офицера, которые выполняли свой долг, оказались осуждены — они пришли освобождать тех, кто был похищен, и это стало не меньшим горем и для их семей. То просто нескончаемая череда несчастий, принесенных человеком, который сам теперь скрывается. Надо заметить, что система правоохранительных органов, в частности МВД и КНБ, возбуждает многочисленные уголовные дела по факту похищения людей и рейдерства против тех, кто в данное время скрывается и не приходил на наше судебное заседание. Тем не менее, их показания были приобщены к делу. Я не понимаю, какова логика? Различные правоохранительные органы принимают разные решения и все это санкционировано прокуратурой, значит, законность действий Комитета и полиции не вызывает у них сомнений. При этом людей, которые пришли спасать похищенных, что признается даже свидетелями обвинения, приговаривают к заключению.

Абильмажен Гилимов, упомянув о речи прокурора, признается, что находится в недоумении от решения судьи, но выразил надежду на законную возможность осужденных офицеров реабилитироваться и обрести свободу. “Таких офицеров надо награждать, а не осуждать”, — заметил бывший банкир.

Абильмажен также выразил надежду на то, что возбужденные уголовные дела против тех, кто сфабриковал дело против них, дойдут до логического конца и справедливость восторжествует. Кроме этого, он выразил восхищение мужеством Армангуль Капашевой и заметил, что без ее поступка все могло пойти иначе. А.Гилимов, отвечая на наш вопрос о том, не опасается ли он за свою жизнь, особенно после разоблачающего выступления по телеканалу “Астана”, заметил, что “Абсолютной безопасности не бывает – все мы под Богом ходим. Но мы не должны успокаиваться и думать о себе, пока не вернутся Жолдас и Айбар. Может это прозвучит не слишком хорошо, но, как говорится, война не закончена, пока не похоронен последний солдат. А если мы променяем свою безопасность на свободу и совесть, то потом просто не сможем смотреть в глаза своих детей и родителей. И это не громкие слова”.

В конце импровизированного брифинга, Абильмажен Гилимов выразил огромную благодарность и журналисткой братии, с самого начала освещавшей “Дело о Нурбанке” со всеми его обстоятельствами. “Независимая пресса – это, наверное, независимая ваша совесть, и я надеюсь, что вы и в дальнейшем будете нас поддерживать, и мы будем добиваться справедливости сообща”, — сказал он. Спасибо, Абильмажен, обязательно добьемся.

А пока адвокаты осужденных Н.Самалихова и Б.Кадыргожаева готовят апелляцию в городской суд, при этом, они намерены добиваться только оправдательного приговора, а не просить смягчения наказания, так как, это будет считаться признанием вины.

(Фото “Свобода Слова”)

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...