“Феномен Назарбаева” — 2

Памяти З.Нуркадилова и А.Сарсенбаева

В Казахстане поставили очередной политический рекорд — правящая партия на внеочередных парламентских выборах получила 88 процентов голосов избирателей и 100 процентов мест в нижней палате Парламента (верхняя палата фактически назначается самой властью). Что это: позитивное развитие демократических процессов в стране или наоборот, укрепление авторитарной власти, происходящее с очередной сменой политических декораций?

Конечно, власти уверяют, что они последовательно и неуклонно осуществляют демократические реформы: в стране многопартийная политическая система, которая формирует представительную власть; страна из президентской превращается в парламентско-президентскую республику; СМИ независимы и свободны, и т.д., и т.п. И вообще, страна вот-вот будет готова (к 2009 г.) стать образцом международной демократии, конечно, если ей позволят возглавить ОБСЕ.

Что касается пожизненного президентства Назарбаева, так это тоже в интересах демократии: в стране исключаются нежелательные эксцессы, которые происходят в демократических странах при смене власти. Наш Президент, дескать, сам решит, в какой удобный для демократии момент он прервет пожизненное президентство и спокойно передаст “демократическую” власть своему преемнику.

Прежде чем поверить власти “на слово”, давайте мысленно окинем взором панораму политических событий за последние два года.

В списке важнейших событий прошедшего двухлетия первое место по праву занимает создание “новой оппозиции”. Она возникла в недрах самой власти, и ее появление означало разрушение одной из опор правящего режима. Стало ясно: нужен не ремонт (или даже модернизация), а коренное преобразование власти.

Переход в оппозицию таких деятелей, как Нуркадилов, Сарсенбаев и Туякбай, отражал не просто их личные взгляды и интересы – это означало, что от Президента отворачиваются самые близкие люди, до сих пор стоявшие на страже его власти, бывшие его надежной опорой.

Однако на ближайших президентских выборах эта оппозиция еще не представляла собой серьезную силу, могущую противостоять Президенту и созданной им вертикали власти. Единственным реальным оппонентом президента, способным поколебать его авторитет и вызвать ощутимый общественный протест, на тот момент был З.Нуркадилов. Его в любом случае нельзя было допускать к выборам и каким-то образом удалось повлиять на него с тем, чтобы он отказался от участия в выборах.

И тут происходит неожиданное – он погибает от чьей-то (официально – от своей) пули. По логике событий, смерть Нуркадилова накануне президентских выборов не случайна, она выгодна власти, не желающей иметь “источник неприятностей” к моменту выборов и озвучиванию их “триумфальных результатов”, и уже в силу этого имеет политическую подоплеку. В любом случае, общество (в большинстве своем) не поверило в самоубийство и рассматривает смерть Нуркадилова как политическое убийство.

На выборах в декабре 2005 г. триумфально побеждает действующий Президент, оставив далеко позади (как это было всегда) выдвиженца оппозиции. На улицах и в кабинетах царят эйфория и восторг от сокрушительной победы – кажется, что власть крепка и монолитна как никогда. Однако, на самом деле, единства внутри власти уже не было давно, и конкурирующие между собой группировки продолжали биться не на жизнь, а на смерть.

Очередное политическое убийство произошло буквально через несколько месяцев после президентских выборов. На этот раз убийцы действовали открыто, словно желая показать свою силу и решимость идти до конца. Это заставило Президента быстро провести расследование и наказать непосредственных участников убийства А.Сарсенбаева (действительных или назначенных на эти роли): кто-то был приговорен к расстрелу, кто-то посажен в тюрьму. Странным образом с проведенным расследованием убийства Сарсенбаева совпала высылка из страны еще двух, до тех пор несокрушимых столпов режима: Н.Абыкаев оказался в роли посла Казахстана в России, а Р.Алиев уехал на “родовое” место посла в Австрии.

Практически сразу же после выезда Р.Алиева из страны (словно специально для того, чтобы защитить его от ареста), против него возбуждается уголовное дело по конкретным криминальным обвинениям. Эти обвинения, равно как и последовавший в дальнейшем отказ австрийских властей экстрадировать его в Казахстан, носят явно спланированный характер. Мало кто в Казахстане не слышал или не знал о методах работы старшего зятя, практически приватизировавшего силовые структуры и спецслужбы целой страны. И вдруг только теперь, после убийства А.Сарсенбаева, выясняются неприглядные подробности рядовых криминальных разборок в его частном банке. Да таких на его веку – десятки и сотни!

Судя по всему, дело зашло слишком далеко и стало представлять собой непосредственную угрозу для самого Президента. Все, что произошло, оголило его тылы, лишило старой и верной (когда-то!) гвардии, балансировать на грани стало опасно. Что может помочь Президенту избежать сокрушительных последствий очередного предательства? Пожизненное президентство и 100-процентно подконтрольный Парламент – это законные методы защиты своей власти, не подверженные чьей-то алчности или чьим-то личным интересам. Доверять кому-то персонально — в наше время непозволительная роскошь: Президент это понимал всегда, но окончательные выводы сделал сейчас.

Таким образом, абсолютная победа партии власти на парламентских выборах – не случайная удача или неспособность управлять машиной голосования по своему усмотрению. Это — запланированный результат для нового Парламента и осознанный выбор новой политической конфигурации Казахстана на ближайший период.

Для желающих сделать свои выводы самостоятельно, приведем хронологию важнейших политических событий за прошедшее двухлетие:

Формирование “новой оппозиции” (Нуркадилов, Туякбай, Сарсенбаев)

— 2004-2005 г.

Смерть Заманбека Нуркадилова

— ноябрь 2005 г.

Президентские выборы

— декабрь 2005 г.

Убийство Алтынбека Сарсенбаева

— февраль 2006 г.

Расследование убийства

 

— судебный процесс над исполнителями

— март 2006 г.- февраль 2007 г.

— опала Нуртая Абыкаева

— февраль 2007 г.

— опала Рахата Алиева

— март 2007 г.

Уголовное преследование Р.Алиева

— май 2007 г.

Расширение полномочий Парламента

— май 2007 г.

Снятие ограничений по срокам президентства для Назарбаева

— тогда же

Назначение досрочных парламентских выборов

— июнь 2007 г.

Парламентские выборы

— август 2007 г.

Мне уже доводилось писать о фундаментальных опорах власти Назарбаева. Политический союз, на который опирался Президент до сих пор, оказался разрушен. Понадобилась масштабная перестройка, исключившая из числа наследников все основные “группы влияния” (группы Р.Алиева, Н.Абыкаева, З.Нуркадилова, А. Сарсенбаева, Туякбая-Балгимбаева). По-существу, Президенту в сложившейся ситуации опереться не на кого – поэтому он берет весь груз власти на себя. На наших глазах складывается новая политическая реальность – единоличная, бесконтрольная власть одного человека при декорированных “под демократию” институтах представительной и исполнительной власти. В эту конфигурацию однопартийный Парламент (неслыханное новшество в демократических странах!), техническое правительство (например, во главе с банкиром Масимовым) вписываются наилучшим образом.

Остается неясным одно: насколько устойчива такая конструкция. Понятно, что она полностью зависит от самочувствия носителя власти.

Одновременно с ужесточением политического режима, по-видимому, будет усиливаться контроль над денежными потоками. Пример Р.Алиева, объединившего в одних руках практически неограниченную власть и огромные финансовые и материальные ресурсы, которыми он бесконтрольно распоряжался, показал смертельную опасность такого симбиоза для будущего власти и будущего страны.

Единственная опора власти, которая не требует изменений или поправок, а наоборот, нуждается в постоянном усилении – это манипуляция общественным сознанием. Власть уже активно ее применяет, особенно через средства массовой информации. Посмотрим, какая пропаганда происходящих в Казахстане “демократических” преобразований запущена в российской печати. Общая тональность: Казахстан – это образец проведения демократических реформ, а Назарбаев – прогрессивный руководитель с демократическими устремлениями.

Показательные для российской прессы публикации можно найти, например, в газете “Московский комсомолец”. 11 июля,1 6 августа и 21 августа в этой газете опубликованы статьи М.Ростовского о положении дел в Казахстане. Понятно, что казахстанские заказчики в первую очередь обеспокоены “правильным” разъяснением российскому читателю наиболее трудных вопросов своей “демократической” политики. Например, пожизненное президентство Назарбаева – как это вяжется с укреплением демократических институтов, переходом страны к парламентско-президентской форме правления? Вроде бы очевидно, что не вяжется – это разные вещи. Однако, уважаемый в России журналист, политический обозреватель газеты умудряется доказывать, что пожизненное президентство открывает большие перспективы для развития демократии в Казахстане. Ссылаясь на казахстанских политологов, автор статей пишет, что “…продление полномочий Назарбаева – своеобразная страховка, которая позволит сохранить стабильность в стране”. Мол, на самом деле, Нурсултан Абишевич не собирается править вечно. Но ему нужна “свобода маневра при передаче власти”.

Другая проблема – Рахат Алиев. Ведь все члены большой семьи Президента и особенно его старший зять всегда играли значимую роль в политической жизни страны, были и остаются на ведущих позициях в бизнесе, в госаппарате, в управлении средствами массовой информации. С чем связано падение всемогущего Зятя – с большой политикой, затрагивающей интересы страны, или с конкретным криминальным преступлением? Несет ли семья, включая самого Президента, ответственность за все, что делал Р.Алиев? Журналист находит простое и понятное для массового читателя объяснение: принципиальный Президент, как только узнал о прегрешениях своего зятя, сразу же “очистил” семью и избавил свою дочь от позорного брака. “Если бы он (Президент) поставил во главу угла родственные чувства, а не общечеловеческую мораль, элита Казахстана это бы приняла”, — говорит журналист, и он, наверное, прав. Ведь “даже в такой передовой стране, как Казахстан, из всех политических институтов работающим оказался только один — Президент”.

Вообще, это приговор той политической системе, в которой может существовать единственный центр власти, с неизбежностью воспроизводящий насилие и произвол. Рахат Алиев – это не узколобый уголовник или переродившийся мальчик из интеллигентной семьи, когда-то на правах ровни женившийся на дочери будущего Президента. Он — плоть от плоти, кровь от крови правящего в Казахстане режима, и его падение – это крах всей системы власти в стране. Это хорошо понимает Президент, поэтому он делает все, чтобы скрыть правду о Рахате, скрыть правду о Заманбеке и Алтынбеке. А что журналист: он делает, как может, заказанную ему работу. С него, как говорится, взятки гладки.

Еще одна проблема — однопартийный парламент в демократической многопартийной стране. При многопартийных выборах в парламент могут не пройти три, четыре или десять партий, так как обычно для соискателей устанавливается проходной балл. Но уж две партии, каждая со своим процентом поддержки, должны быть представлены в Парламенте – это ясно как Божий день, как дважды два. Да и любая власть, регулирующая происходящие выборы, объективно заинтересована в том, чтобы на парламентских заседаниях у нее были оппоненты. Другое дело, что их должно быть столько, чтобы не мешали принимать нужные большинству решения.

Почему же в Казахстане поступили вопреки здравому смыслу, вопреки элементарной логике многопартийных выборов? Или власть, радея о своих интересах, перестаралась и сложила все бюллетени в одну корзину?

В очередной статье, посвященной итогам парламентских выборов в Казахстане, М.Ростовский видит причину “такого двусмысленного выборного результата” в неких “глубинных проблемах, характерных не только для Казахстана, но и для России”. Какие же это проблемы? Аполитичность нынешних избирателей, низкий уровень или даже отсутствие политических запросов у большинства населения наших двух стран – в этом автор статьи видит похожесть Казахстана и России и задается риторическим вопросом: “Грозит ли России однопартийный парламент?”. Мол, вещь обычная — случилось в Казахстане, может произойти и в России.

И в заключение длинная цитата из автора (уж больно хороша!): “Впрочем, а могло ли быть по-другому? Разве не наивно было серьезно рассчитывать, что новую политическую систему реально создать за одну выборную парламентскую кампанию? Назарбаев, похоже, никаких иллюзий насчет наших стран не питал. Чтобы новая властная схема перестала быть нежным цветком, который то ли есть, то ли нет, за ней требуется хороший уход в течение длительного времени. Именно поэтому Назарбаев сделал время своего ухода с поста президента Казахстана абсолютно непросчитываемым. Именно поэтому он посоветовал ВВП остаться”.

Вот так-то, заказы надо отрабатывать.

Заказные статьи хороши тем, что в них ясно видны интересы Заказчика. В нашем случае, казахстанские власти защищают свои “демократические достижения”: пожизненное президентство одного человека (а как же с хваленой демократией?), Рахат Алиев (внутреннее разложение авторитарной системы власти), однопартийный Парламент (при объявленном переходе к президентско-парламентской республике).

Авторитарная “система сдержек и противовесов”, в которой один человек “…взял на себя всю ответственность за происходящее в стране” (цитаты из последних выступлений Назарбаева), не выдержала проверки временем и жизнью и бесславно разваливается на наших глазах. Пожизненное президентство, однопартийный парламент, демократические заклинания и выверты – всего лишь попытки спасти свою собственную шкуру, не позволить власти ускользнуть из рук.

***

P.S. Как долго мы еще не будем знать, чьей жертвой стали Заманбек Нуркадилов и Алтынбек Сарсенбаев?

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...