Становление государственности в Казахстане: национальная автономия Алаш-Орды. Часть 1

В текущем году исполняется 90 лет созыву первого конгресса казахов

Нынешний год примечателен тем, что в ходе его могут быть отмечены сразу две даты, так или иначе связанные с формированием казахской государственности. Имеются в виду 90-летие созванного в декабре 1917 года партией Алаш-Орда общеказахского конгресса с целью объявления национальной автономии и формирования ее правительства и 85-летие создания учрежденного в декабре 1922 года Советского Союза, в рамках которого такая автономия, правда, уже другая, социалистическая, закрепилась и со временем повысила свой статус до ранга союзной социалистической республики.

Как и в России, у нас ситуацией, сложившейся после Февральской революции 1917 году, были вызваны к жизни сразу две во многом противоречившие друг другу государственные идеи – казахской национальной автономии и казахской советской социалистической автономии.

Разница лишь в том, что там та форма государственности, за которую выступали и воевали с большевиками те, кто в гражданской войне находился по ту сторону от них, после распада СССР в 1991 году в некотором роде возродилась. Во всяком случае, возрожден в качестве государственного флага России триколор, который был символом белого движения. Но, с другой стороны, ее нынешний государственный гимн в музыкальном отношении тот же, который был принят при коммунистической власти. Соединяя в наше время в рамках одного государства понятия, что олицетворяло полярные друг другу государственные идеи тех сил, которые много десятилетий тому назад сошлись в непримиримой гражданской войне, современная российская элита примирить доставшиеся от прежних времен в наследство нынешнему поколению антагонистические представления.

А вот в Казахстане все складывается несколько иначе. У нас сформировавшаяся к настоящему времени общественно-государственная формация практически ничего не взяла из наследия автономистов Алаш-Орды. Во всяком случае, такое складывается впечатление, когда знакомишься с мнениями тех, кто специализируется в исследовании ее деятельности.

Одна из недавних передач еженедельной программы “Кiм?” на 31-канале, в рамках которой видные казахские интеллигенты обсуждает животрепещущие проблемы общества, была посвящена теме 90-летия Алаш-Орды и вопросам о том, какое же внимание уделяется сейчас ее наследию. Выступавшие там в тот раз люди были практически единодушны во мнении, что на идеи казахских автономистов начале XX века в ходе строительства новой государственности в форме Республики Казахстан за последние 15 с лишним лет особого внимания не обращалось и не обращается.

Нет, нынешняя государственная идеология в отличие от той, что была прежде, их не отрицает и не отвергает. Наоборот, идеи Алаш-Орды изучаются и пропагандируются. Но в качестве руководства к действию не принимаются. Видимо, те, кто сейчас делает политику и принимает решения, не видят возможности их прикладного использования. Следовательно, развитие государственности пошло по иному пути.

В связи с этим возникают вопросы: насколько хорошо известно сейчас то, каковы были идеи, которыми руководствовались деятели Алаш-Орды, и что они хотели сделать.

Чтобы получить понятие об этом, надо прежде попробовать разобраться в контексте событий того времени. Итак, какова была тогда ситуация?

К России разные части казахского народа были присоединены в разные времена. Но одно дело – формальное включение. И другое – непосредственное вовлечение в систему государственного управления империи и введение ее законов для обязательного исполнения.

Пока Россия постепенно включала в свой состав разные регионы казахских земель, прошло не одно десятилетие. Так что было время, когда одни из них подчинялись русским, другие — кокандским правителям, третьи – хивинским ханам, четвертые – засевшим в Восточном Туркестане или, иначе говоря, Синьцзян – представителям власти правившей в Китае маньчжурской династии… И, как следствие, стал формироваться у разных частей единого народа различный исторический опыт.

Но, в конце концов, царская Россия собрала под своей властью почти все земли, на которых жили казахи, и ввела единые правила управления ими. Это произошло уже после того, как она определилась окончательно со своими границами в Центральной Азии в условиях острейшего соперничества с Великобританией – колониальной державой номер один того времени. Только тогда завершилось, образно говоря, “собирание” казахских земель русскими. Они покорили среднеазиатские феодальные владения и вышли на юге к Амударье и южным отрогам Памира. По достигнутой между двумя империями договоренности дальше пойти они не могли. Так что можно были остановиться и начать заниматься обустройством вновь включенных в состав империи южных стран, а также тех в разное время присоединенных, но фактически продолжавших жить своей самобытной жизнью степных регионов.

Особенно примечательной в этом смысле представляется прошлое значительной части современного Южного Казахстана. В частности, долина Или, главной реки Семиречья, входила в состав территории Джунгарского ханства вплоть до того времени, когда оно было завоевано Империей Цин. Произошло это в 1755 году. Спустя много десятилетий появились в этих местах русские.

Историк Н.Н.Вавилов в книге “Российско-цинские отношения [XVII — нач. XX в.в.]”, изданном 2002 году пишет так: “Джунгария, а в частности её центр – долина р. Или, принадлежала империи Цин, а Россия оккупировала эти территории в 1846 году. Данный захват стал возможен при тяжёлом внутреннем кризисе цинской империи, который был порождён I Опиумной войной. Кульджинский договор 1851 г. показал, что Китай не способен противостоять агрессии России в Средней Азии, и империя Цин встала на путь уступок России”. То есть восточная часть современной Алматинской области почти вплоть до середины, то есть до прихода русских находилась в подчинении у правившей в Пекине династии маньчжурских правителей.

А вот восточная ее часть, а также земли почти всех других южных областей Казахстана до 60-х г.г. XIX века входили в состав Кокандского ханства. То есть действия царской России по укреплению своего присутствия в Центральной Азии послужили собиранию казахских земель в рамках одного государства. Так были созданы предварительные условия для того, чтобы все казахи могли бы объединиться в одну автономию.

Но прежде царская администрация занялась формированием системы управления казахскими землями. Они ею были объединены, в конце концов, в составе двух губерний.

После того, как был русскими взят Шымкент и Ташкент, весь юг нынешнего Казахстана отошел в состав вновь созданного Туркестанского генерал-губернаторства. А вот 4 области на севере и западе – Акмолинская, Семипалатинская, Тургайская и Уральская – сперва оказались под юрисдикцией Западно-Сибирского и Оренбургского генерал-губернаторов.

Но в 1891 году эти 4 области были объединены в единый Степной край. А южный Казахстан продолжал управляться из Ташкента. Эти 2 части Казахстана рассматривались как два достаточно разных региона царской администрацией.

Для управления ими она для каждой из них разработала отдельные законодательные базы – “Положение об управлении Туркестана” и “Степное положение”. Другими словами, южно-казахстанские казахи как бы и не считались степняками.

Степняками для россиян были казахи северные и западные. Но носили они все уже единый этноним – казахи.

Южные казахи управлялись из Средней Азии, а северные и западные – из России. Поскольку имперский произвол в отношении прав кочевых народов Центральной Азии был практически одинаково тяжким как в Степном крае, так и в Туркестане, складывалась благоприятная для консолидации одних казахов с другими казахами (да и не только с ними, но и также с иными тюркскими и мусульманскими народами России) ситуация.

К началу XX века в казахской общественной мысли доминировали идеи консолидации на общеказахской, на общетюркской и на общемусульманской основе. В то время казахи являлись одним из наиболее крупных этносов, проживающих в России.

В ходе переписи, проведенной в 1897 году, было зарегистрировано 4 млн. 84 тысячи 139 лиц казахской (киргиз-кайсацкой) национальности. В том числе: мужчин – 2 млн. 176 тысяч 623, женщин – 1 млн. 907 тысяч 516. Да и области Степного края и Туркестанской губернии, где в основном жили казахи, по численности населения были достаточно значительными не только по меркам того времени, но и по нынешним понятиям. К примеру, в Сырдарьинской области было зарегистрировано 1 млн. 478 398 человек, Семиреченской 987 тысяч 863, Акмолинской — 682 тысячи 608, Семипалатинской — 684 тысяч 590, Уральской — 645 тысяч 121, Тургайской — 453 тысячи 416. Если объединить всех их, это было бы немаленькое образование – автономное или даже государственное. Но сделать такое было бы совсем не просто тогда даже в случае, когда бы никто со стороны этому не препятствовал.

(Окончание следует)

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...