Арманжан БАЙТАСОВ: “Телеканал мы не продаем”

Около месяца назад среди журналистов появились слухи о продаже “31 канала”, которые подтвердились в конце августа. Российская компания “СТС Медиа” распространила информацию о приобретении 20 процентов активов казахстанского телеканал. Эта сделка породила множество слухов и домыслов в обществе. Развеять их и прокомментировать сделку мы попросили президента медиа-холдинга “31 канал” Арманжана БАЙТАСОВА.

***

— Арманжан, разъясните, пожалуйста, ситуацию с продажей принадлежащего Вам телеканала. Это была Ваша инициатива или российских партнеров? Что будет с 31-ым после сделки купли-продажи? Какие именно активы намерены продать? Изменится ли политика Вашего медиа-холдинга и каково его будущее?

Я бы сразу хотел сказать, что мы продаем не телеканал, а долю в нем – 20 процентов. Это не есть продажа, как таковая, это – создание совместного предприятия. Мы намерены привлечь российского инвестора для производства совместной продукции. Это была в большей степени обоюдная инициатива. В мире телевидения все бурно развивается, и если ты стоишь на месте, то в итоге откатишься назад. Поэтому необходимо постоянно искать и находить новые пути для развития, что и было нами сделано. Я уверен, что от этого слияния, от подобных совместных усилий появится очень хороший телевизионный продукт, что скажется и, в общем, на казахстанском телевидении.

Что будет с 31-ым? Телеканал, повторюсь, изменится в лучшую сторону, при этом, бренд останется прежним. Более того, у наших сотрудников появится возможность повысить свою квалификацию, пройти обучение у российских коллег. Отмечу, что сделка относится только к этому телеканалу и “Радио 31”, а телеканал “Тан”, газеты “Мегаполис”, “Бизнес и власть” и другие останутся полностью в наших руках, впрочем, сотрудничество с СТС скажется и на них – будем по-прежнему работать вместе.

О будущем можно говорить много. Скажу одно, в будущем по рейтингам мы будем занимать ведущее положение. Могу вас заверить, что политика медиа-холдинга в целом не изменится, но с приходом партнеров, само собой, претерпит изменения сетка вещания “31 канала” и редакционная политика. Появление СТС на телевизионном рынке Казахстана — это положительный шаг и очень оптимистичная тенденция. Это говорит о том, что наш медиа-рынок находится на достаточно высоком уровне, когда компании мирового уровня проявляют интерес к нам. Причем, интерес этот многоплановый: и в отношении рекламы, и в кадровом отношении и так далее. Хотелось бы добавить, что наш совместный проект создаст настоящую конкурентную среду на телевизионном рынке нашей стране, а конкуренция – это всегда движение вперед. В итоге победит зритель и наш медиа-рынок.

— Бытует мнение, что таким образом некие круги пытаются исключить из казахстанского телеэфира наиболее правдивый канал в плане информации. Что будет с “Информбюро” и журналистами? И что стало с популярной программой “Состояние.kz”?

— На самом деле никакие круги не пытаются исключить из казахстанского телеэфира наиболее правдивый канал. Никакого давления в этом плане я не испытывал и не испытываю. Более того, хочу сказать, что программа “Информбюро” сохранится и продолжит свою работу, как и прежде. Что же касается “Состояния.kz”, то мы пока сворачиваем этот проект. Она перестала выходить еще до выборов, и после отпуска она уже не выходит в эфир. Пока идет программа “Один к одному”, но и ее, наверное, закроем к концу сентября.

— А по каким причинам? Она, вроде бы, пользуется популярностью и телезрителей…

— Вы знаете, это дорогостоящие проекты, очень дорогостоящие. Исходя из этого, на данный момент нет смысла их поддерживать. Скажем так, в этой нише мы могли бы более эффективно разместить свои инвестиции.

— Можете разъяснить отношение к “31 каналу” Булата Утемуратова, чтобы развеять слухи или подтвердить их? На интернет-сайтах появились домыслы, что решение продать телеканал исходит именно от него.

— С Булатом Утемуратовым мы очень давно знакомы… А о каких именно слухах идет речь? Что он на меня “давит”?

— В комментариях на сайтах высказывались предположения, что г-н Утемуратов собирается продать свои активы, уехать из страны…

— Это вообще не понятные, ни на чем не основанные слухи, домыслы, на которые не надо обращать серьезное внимание. А то, что решение продать телеканал исходит от него – это вообще некорректно: Утемуратов не имеет к этому прямого отношения. Переговоры с Роднянским я вел лично.

— Каково Ваше отношение к будущему свободы слова в Казахстане?

— Это наиболее сложный вопрос, потому, что он обширный и, наверное, уже в большей степени философский. Свобода слова в Казахстане есть, просто существуют некоторые оговорки – ведь в любой стране в этом отношении есть какие-то правила. Что касается будущего, то я уверен, что без свободы слова нет и не может быть нормального демократического общества. И если мы хотим прийти к демократии, а мы туда идем, то свобода слова должна быть без всяких оговорок.

— Многие политические события в стране (митинги, пикеты и т.д.), на которых присутствовали корреспонденты 31-го, не попадали в эфир. Был даже факт, когда после несанкционированного митинга у офиса ДВК 29 января 2005 года телеведущая в конце выпуска новостей сказала: “Это все новости, о которых мы СМОГЛИ вам рассказать сегодня”. Оказывалось и оказывается ли на Вас давление с чьей-либо стороны в части цензуры?

— Если честно, цензуры нет. Все решения принимаем мы и ни кто рядом с ножницами не стоит. Если мы что-то даем или не даем в эфир, то вся ответственность лежит только на нас. Показать или не показать материал, особенно политического характера, для нас это принципиальное значение. Да, бывают случаи, когда мы принимаем решение что-то не показывать, такое тоже бывает – это все зависит от обстоятельств. Что же касается событий 29 января, то я, честно говоря, вспомнить не могу, но хочу отметить, что мы неоднократно заканчивали выпуски “Информбюро” примерно такой же фразой.

— Вернемся к началу разговора. Так, когда мы увидим обновленный “31 канал”?

— Это уже потихоньку будет происходить в конце этого года: в ноябре-декабре. А конкретные сроки мы еще не обозначали, так как, мы подписали так называемый “договор о намерениях”, который позволяет нам с оптимизмом смотреть в будущее.

— Спасибо Арманжан. Будем и мы смотреть с оптимизмом, с помощью 31-го.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...