Нужна реальная не демократия, а надежда на будущее

Какую страну США и Западная Европа хвалили и ставили в пример другим странам Центральной Азии и СНГ на протяжении всего прошлого десятилетия?! Имеются в виду 1990-ые годы. Правильно, Кыргызстан.

В одно время даже сами кыргызы свято верили в то, что они наиболее продвинутые и перспективные, и ходили очень гордые. Сейчас у них горькое похмелье от демократической фанаберии прошлого десятилетия. Страна пережила несколько попыток революционной смены власти. Одна из них удалась. Последняя же состоялась уже в первой половине 2007 года и завершилась разгоном собравшейся в очередной раз на центральной площади в столице толпы силами правопорядка. Но нет никакой гарантии тому, что такое повторится, и тому, что в следующий раз действующая власть под началом действующего президента Курманбека Бакиева опять-таки окажется в состоянии предотвратить очередную попытку.

Кстати, значительная доля дееспособной (в условиях рыночных порядков) части населения в городах Кыргызстана за два последние года, которые были отмечены целым рядом масштабных выступлений оппонирующих с правящим режимом сил, покинула страну. Кто-то уехал в Россию, а кто-то в соседний Казахстан.

Сама страна, в действительности, крайне разорена и находится на грани распада и хаоса. А в 1990-ые годы ее те, кто извне инициировал осуществление ударными темпами социально-экономических и общественно-политических реформ, рисовали чуть ли не как самое передовое и перспективное государство на территории бывшего Советского Союза. Сейчас по объему ВВП Кыргызстан откатился на последнее 15-ое место среди бывших союзных республик распавшегося СССР. Раньше его занимал Таджикистан, который пережил многолетнюю гражданскую войну.

Все то время, пока там воевали между собой, в Кыргызстане проводили рыночно-демократические реформы. Проводили ударными темпами. Вот уже десять лет, как в Таджикистане сошла на “нет” большая гражданская война, а в Кыргызстане – большая реформенная эйфория.

И что же изменилось? Таджикистан потихоньку приходит в себя и оживает экономически. А Кыргызстан по своим экономическим показателям опускается все ниже и ниже. Но ведь когда-то он считался западными поборниками демократических и рыночных реформ в Центральной Азии самой передовой страной в регионе.

Сейчас, впрочем, актуально не то, что Кыргызстан когда-то воспринимался таким, а то, что таковым сейчас считается уже Казахстан. Отсюда вопрос: что может статься с нашей страной через, так сказать, энное количество лет?

По похожему кыргызскому сценарию развиваются события и в Казахстане, второй наиболее демократической республике Центральной Азии. А ведь подобный финал лет двадцать назад некоторые исследователи и эксперты за рубежом предсказывали не только Кыргызстану, но и также нашей стране. То есть они тогда, еще и не подозревая о появлении таких независимых государств, как Кыргызстан и Казахстан, совершенно ясно предсказали им такой опыт в случае некритического восприятия демократической модели по-американски.

Их суждение заключалась в том, что в мире неевропейских народов социально-экономические и общественно-политические реформы по модели, предлагаемой американцами и западноевропейцами, практически никогда не дают долговременного позитивного результата. Причем чем ретивей их берутся на местах осуществлять, тем горше бывает итог.

Кто-то может, наверное, возразить: “С Кыргызстаном-то вы, быть может, и правы. Но причем тут Казахстан, мы же гораздо лучше живем, чем большинство стран СНГ?!”. Ответ будет такой. В первой половине 90-х г.г. Кыргызстан тоже жил лучше всех, туда как наиболее демократической стране потоком шла финансовая поддержка Запада, кыргызский сом слыл самой твердой и надежной валютой в регионе. Но, как говорится, недолго песня звучала. Сейчас прежняя роль Кыргызстана перешла нам. Следовательно, надо готовиться и к аналогичному финалу. Даже обильные природные ресурсы тут нам, очевидно, не помогут.

Но тогда что же такое демократия, без которой, как говорят наши западные учителя, не бывает настоящего порядка и, вытекающего из него, благополучия? Может, ее вообще не бывает в природе в таком виде, в каком нам ее рисуют?

Нет, такая демократия есть. Другой вопрос – это то, где же она может сформироваться самым естественным образом. Попробуем разобраться с этим с помощью других. Некоторое время назад русская служба радиостанции “Свобода” устроила для своих слушателей уникальный радиомост. В ходе его беседовали, а вернее полемизировали, два бывших советских разведчика, которые впоследствии, отойдя от дел, сделались литераторами, — Любимов и Суворов. Первый находился в Москве, а второй — в Лондоне. Разница между ними заключается в том, что Любимов занялся литературным трудом, отслужив свое и выйдя в отставку. А Суворов, как, наверное, известно многим, перебежал на сторону противника и был в полной мере использован. То есть один остался верен воинской присяге, а другой изменил ей. Уже одно это обстоятельство привносило в их, в общем-то, непродолжительный словесный спор элемент экстраординарности.

Если Любимов был настроен весьма миролюбиво, то Суворов все время как бы оправдывался. Он объяснял свой переход на сторону Запада желанием защитить демократию. Общественное сознание в наше время уже таково, что подобным побуждением можно оправдывать многое.

Но для такого же, как и сам Суворов, экс-разведчика, который не понаслышке знает, что собой представляет изнаночная сторона мировой политики и международной жизни, подобного рода объяснения, конечно же, недостаточны. Поэтому, с его стороны, в ответ последовали вопросы: какая это демократия и где, по Суворову, она является такой действительностью, ради которой стоит пойти на то, что он совершил?

Бывший советский разведчик сказал, что он считает демократией только то, что имеет место в Великобритании, в странах Северной Европы, Канаде, Австралии, Новой Зеландии, а также в таких городках и районах США, где издавна живут главным образом англосаксы и американцы североевропейского происхождения и где не принято запирать двери на ключ.

По контексту и тону его высказывания получалось, что настоящей демократии в других странах и обществах нет и быть не может. Другими словами, что бы там ни думали об общественном устройстве у себя, называть это демократией нельзя. И Суворов совершил свой поступок отнюдь не ради тех.

Чем больше у нас сейчас оппозиционные политики и просто политиканствующие люди говорят о том, что Казахстану нужна реальная демократия, тем чаще нам вспоминается высказывание Суворова. Ведь его определение ареала распространения подлинной демократии – это отнюдь не демагогия пытающегося как-то оправдать свое предательство человека, а отражение существующей реальности и весьма распространенного на Западе мнения на этот счет. То есть я хочу сказать, что бывший советский разведчик не сам сформулировал определение географии демократии, а всего лишь прикрылся им.

Какой вывод можно сделать из этого определения? Демократия представляется естественным явлением в тех странах и обществах, население которых главным образом состоит из северных европейцев и протестантов. Насколько такой вывод соответствует действительности? На этот вопрос можно ответить таким образом. Когда наши государственные мужи политики используют обороты “как в цивилизованных странах” или “как в цивилизованных обществах”, они в первую очередь имеют в виду то, что укладывается в рамки определения, озвученного Суворовым. Так что это, в целом, правда.

Но вот наша оппозиция считает, что Казахстан готов к истинной демократии. Следует ли принимать на веру такое утверждение? Опровергать его однозначно, наверное, нельзя. Ведь у нас, как и в других странах, отказавшихся в сравнительно недавнем прошлом от социалистического пути, вот уже столько времени, как произносятся массы речей и исписываются горы бумаг во имя пропаганды демократических ценностей. Причем официальные власти преклоняются так же, как и оппозиция. Поэтому выражать с ходу сомнение в том, что Казахстан готов к истинной демократии, — это, значит, эпатировать все общество. Но не пора ли нам всем начинать умнеть, имея перед глазами последствия “блестящего” примера демократизации Кыргызстана?!

А ведь даже сейчас авторитетнейшие американские деятели, имеющие громадный вес и влияние на наших руководителей, продолжают предлагать всей Центральной Азии опыт Кыргызстана в качестве образца построения демократического общества. Если не верите, почитайте хотя бы книгу под названием “Построение капитализма” Андерса Аслунда, который, как его представляют, является советником правительств государств Центральной Азии. Он долгое время рука об руку работал с прежним президентом Кыргызстана А.Акаевым. Для него Кыргызстан времен А.Акаева наиболее успешный пример проведения политических и экономических реформ. Узбекистан и Туркмения, по его мнению, — это законсервированные диктаторские страны, а Таджикистан еще вступил в полосу реформ. Казахстан же, как считает он, на границе между теми тремя государствами и Кыргызстаном. И, судя по всему, удостоится полного одобрения А.Аслунда только тогда, когда покончит с нерешительностью и смело ринется догонять “ушедший вперед” Кыргызстан. Так, спросим же себя: куда же уходит Кыргызстан?!

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...