2012 год Нурсултана Монопарта

«На кухне»

В середине марта 2002 года, в резко политизировавшейся тогда газете “Время По…” (было и такое) вышла моя статья “1812 год Нурсултана Бонапарта”.

До ареста Мухтара Аблязова, возвращения из-за границы Галымжана Жакиянова, избрания его на экстренном заседании Председателем Политсовета ДВК, ночной “охоты за проститутками” в отеле “Астана”, осады посольства Франции, астанинского и павлодарского судов над лидерами ДВК, очень похожих путей их в места заключения, и сильно отличных – оттуда, и всего последующего, вплоть до нынешних ОСДП, “Алги” и “Гражданского общества”, оставалось еще две недели. И предстоящими тюремными событиями, тем более тем, что мы доживем и до прямых политических убийств, в воздухе тогда еще не пахло. Конечно, политическая атмосфера на тот момент была более чем напряженная, но прогнозы-ожидания были, все же, скорее оптимистическими, нежели мрачными.

В конце концов, пик неожиданно вспыхнувшей на самом верху власти напряженности, породившей, в том числе, и публичную “вспышку” ДВК, казалось бы, уже прошел. Увольнение Рахата Алиева и возвращение его на “папину” госслужбу, экстренная (в воскресенье) пресс-конференция высокопоставленных членов “команды Президента”, их увольнение, “Собрание демократической общественности” в алматинском (аблязовском) цирке (который власти чуть-чуть не успели отобрать), встречный партхозактив, собранный Нурсултаном Назарбаевым в Астане, где он потребовал “прекратить этот балаган” — все это было тогда уже как бы в прошлом. После той “напряженки” пошли уже и как бы “умиротворяющие” события: появился умеренно-спокойный “Ак жол” (тот еще, свеженький), прошел заключительный “круглый стол” под эгидой ОБСЕ, посвященный совершенствованию избирательного законодательства (да, да, — ни одно государство в мире так долго и настойчиво не приближало свое избирательное законодательство к демократическим стандартам!)…

Одним словом, в воздухе пахло, скорее, весною, нежели войною.

Что и дало мне в тот момент повод сравнить тогдашний как бы триумф Нурсултана Назарбаева, сумевшего не поддаться давлению “младотюрков”, а, наоборот, изгнать смутьянов из власти, с положением Наполеона Бонапарта, глядящего из Кремля на оставленную ему Кутузовым столицу Российской империи. Победа, казалось бы, безоговорочная (тем более что Москва еще не пылает), но что с ней делать, если “побежденные” не думают просить пощады, а гонцов с предложениями мира Император Александр вежливо отсылает обратно?

Смысл той моей аналогии был в том, что императору Наполеону все равно предстояло теперь отступать, и не куда-нибудь, а именно в ту сторону, в которую станет его теснить так и не вступившая в открытое столкновение армия противника, — назад, да еще по уже разоренным деревням-городам. И что тот его победный марш на Москву – он и стал началом конца величайшего императора французов, и всей наполеоновской эпохи.

А параллель с нашей, на тот момент, ситуацией виделась в том, что и власти-то наши “демократический выбор Казахстана” (без кавычек) отнюдь не отвергали. Наоборот, и премьер Токаев, требуя отставки “киндерсюрпризов”, и сам Нурсултан Назарбаев всячески подчеркивали и свою приверженность демократическому вектору развития, и вообще – безальтернативность именно такого “пути в Европу”. В вину же ДВК ставились ни неверный “демократический выбор”, а – торопливость, экстремизм, и все такое…

Ну что же, назови это хоть отступлением, хоть подготовленным маршем в запланированном направлении, а только тогда, действительно, движение в сторону демократизации нашей власти как бы началось. Вскоре после того, как благополучно осудили и отправили по зонам Мухтара и Галымжана, вышло распоряжение Президента о создании “Постоянно действующего совещания”. И история с ПДС под руководством вице-премьера Мухамеджанова (сильно прославившегося позже, но уже в другой должности, и другими делами) где-то с годик тянулась. А после того, как она закончилась фактически ничем, “Ак Орда” на эти же граб… темы демократизации “наступила” еще раз, и более основательно: Нацкомиссию по соответствующим вопросам возглавил уже сам глава государства.

Опять же – в те же времена появилась заявка Казахстана на председательствование в ОБСЕ и, соответственно, начался новый тур приближения нашего многострадального (ни одна голливудская звезда не делала себе так много “подтяжек”!) избирательного законодательства к демократическим стандартам развитых стран.

Собственно говоря, чем еще занималась НКВД, если не “совершенствованием” Закона “О выборах”?

Еще в тематике было местное самоуправление, что-то такое насчет суда присяжных и еще какие-то новации в судебной системе. Но со всеми такими темами получился полный “пролет”, — очередная минюстовская версия законопроекта о местном самоуправлении получилась настолько убогой, что она в самом Правительстве и скончалась. Что же касается хоть каких-то локальных улучшений судопроизводства, так это (при общей-то нашей системе!) все равно, что прямо посередине Авгиевых конюшен воздвигать образцовые пункты дезинфекции, где конюхам полагается мыть руки и ходить в белых тапочках…

Вот и выходит, что самым прямым путем из Азии в Европу пошел только казахстанский конституционный закон о выборах (докуда он дошел – мы сами видели). Ну и еще, под самый занавес НКВД, мощный рывок на Запад совершил наш Президент, объявив целый пакет конституционных поправок. В центре которых, мы помним, была идея дальнейшего развития многопартийности, вплоть до формирования Мажилиса только по партийным спискам (не считая Ассамблеи, конечно, которую непонятно как считать).

Ну, и, наконец, совсем близко к нашему времени (как мы тоже помним) непереносимое воздействие конституционных новаций сказалось на наших депутатах-тормозах президентских реформ, что и закончилось финалом-апофеозом, — досрочными парламентскими выборами.

В результате которых нашего Нурсултана Абишевича, уже без всяких натяжек на французскую историю, можно именовать (так в Инете и промелькнуло) Нурсултаном Монопартом.

А история, я вам скажу, ничего не делает зря. Почему наступающая (отступающая) в сторону демократизации “армия” нашей власти вдруг совершила столь обескураживающий (противника и … себя) маневр: вцепилась в собственный хвост и закрутилась волчком на месте – тому конкретных причин может быть сколько угодно. Историко-диалектическая же причина одна: предназначенный путь завершен, никуда больше стремиться не надо, осталось только вот это, — поймав собственный хвост, елозить по тому же кругу…

Поясню. Абсолютных градаций систем власти, вот эта – плохая, эта – хорошая, а та – еще лучше, нет. И быть не может. Считать, что те же нынешние европейские стандарты, они идеально хороши, и подходят теперь всем, и на все времена, значит быть идеалистом, или начетчиком, или демагогом, или просто недалеким человеком. У Истории для всякого обеда хороша именно своя ложка, а бывают и такие случаи пообедать, когда требуется вообще не ложка, а, скажем, нож.

Так и авторитарный президентский режим, — в свое время, начиная с распада СССР и, объективно, как раз до времени окончания мирового финансового кризиса 1997-1998 годов, он был и политически востребован, и экономически необходим.

Инсценированные сверху “самороспуски” и роспуски по “нелегитимности” двух подряд Верховных Советов, “всенародное одобрение” антипарламентской Конституции 1995 года, — они, диалектически, не несли в себе абсолютного зла. Тогда тоже были “тормоза реформ”, и с ними что-то надо было делать. Злом были не столько сами те действия, а тот опыт, который приобретал насилующий собственные же Законы режим личной власти, убеждаясь, что и народ все “схавает”, и заграница не осудит.

Как бы то ни было, но – те времена закончились, и необходимость (относительная, конечно же, поскольку парламентская альтернатива и тогда была возможна) – отпала полностью.

Именно полностью, потому что каких-то стоящих сейчас перед страной еще недорешенных, или возникших новых, задач, решение которых объективно было бы возможно только в рамках режима неразделенной президентской власти – нет!

Может быть, кому-то, даже среди поклонников парламентаризма, это утверждение покажется слишком уж категоричным, а депутатов от “Нур Отан” — так оно даже и приведет в священный ужас, но… давайте попытаемся вместе придумать хоть что-то, что в отсутствии нашего Ел басы мы не сможем ни начать, ни закончить.

Развязки в Алматы достроить? Притом, что (как выясняется) мы их имеем благодаря личному контролю Президента, его “продукт”, пожалуй, теперь и сам бы справился.

Достроить Астану?

Да, без Главного Архитектора дело может и застопориться, однако… это еще бабушка надвое сказала – сколько страна проиграет, а сколько – выиграет, если часть ресурсов будет перекинута на что-то другое.

Ну, и так далее. Какую бы задачу мы с вами ни взяли, закономерность будет однозначная: то, что силами такого режима могло быть решено – оно и решалось, а что не могло – то и не осуществилось.

Вот, например, развитие малого и среднего бизнеса, индустриально-инновационная политика, импортозамещение, кластеры, научно-технологические парки, социально-доступное жилье, венчурные фирмы, … (что там еще из НАНотехнологий?) – все эти целеполагания, заложенные в президентские Послания и ежегодные (по пунктам) задачи Правительству – все осталось на бумаге. И не потому, что премьеры не подходящие, и министры не такие, а объективно.

/Не хочу быть слишком уж гадким, поэтому про все усиливающуюся борьбу с коррупцией – промолчу!/. Такое – не вписывается в органику режима личной власти, а против природы – не попрешь.

Скажу больше (не имея ничего лично против хоть кого-то персонально): именно нынешнее устройство президентской власти сейчас и является главным препятствием к осуществлению всех прогрессивных президентских задумок. (Включая проведение действительно честных выборов, на которые Нурсултан Монопарт был, конечно же, нацелен)

Вот эту мысль, — насчет превращения самого президентского института в главный “тормоз реформ”, можно было бы продемонстрировать как раз на примере инициированного самим нашим Правительством спора по Кашагану.

Смотрите, как получается: сама по себе ситуация, когда национальные власти, рано или поздно, должны были поставить перед иностранными инвесторами вопрос о пересмотре ранее заключенных соглашений – неизбежна. И то, что мы уже к ней подошли – это хорошо.

Были времена, когда наши нефтепромыслы “лежали на боку”, и иностранных хозяев приходилось даже “уговаривать” взять их. Было и такое, когда нефть продавалась по 8-10 долларов за баррель, не окупая даже текущих затрат. Чуть позже, когда появилась оперативная денежка, все равно оставался острый дефицит на инвестиции и технологии, — все это, наверное, как-то объясняет-оправдывает и конфиденциальность, и односторонность выданных тогда лицензий, заключенных контрактов и соглашений о разделе продукции.

Но вот что характерно: переговоры-то опять идут “под столом”!

В России (где на условиях СРП действуют всего три проекта) тоже все не просто, но там, по крайней мере, в поле доступной публике информации имеются подробности “продакшн шерринг”. Тот же вызывающий суды-пересуды “Сахалин-2”, — по нему спорят специалисты, оперируя цифрами. Соответственно, формирующееся так или иначе общественное мнение, — оно распространяется и на Думу, там тоже идут споры, в которых рождается… Если не Истина, то более-менее консолидированное понимание национального интереса.

А у нас, что в завязавшейся интриге по Кашагану доступно для обсуждения, кроме тех стартовых затрат и сроков ввода, что оглашены Премьером?

Содержательная суть самого СРП – она не известна (боюсь, что и монодепутатам – тоже). И это притом, что “Соглашение о разделе продукции” именно на Кашагане – это, без преувеличения, судьба всей экономики Казахстана как раз до 2030 года!

Нам остается только предполагать, что в нынешних спорах с итальянцами как-то задействован американский (план “Б”?) интерес, и что сам этот спор как-то увязан и с тем же председательствованием в ОБСЕ, и с известными ожиданиями из Нью-Йорка. И что “своевременная” продажа АТФ-банка (тем же итальянцам?!) – она не только “угадала” августовский банковский кризис, но “подверстана” тоже и ко всем прочим событиям.

И, конечно же, споры вокруг сроков и условий раздела прибылей по Кашагану не случайно выходят на 2011-2012 годы, — следующих президентских выборов.

Верны наши домыслы, или там все закручено по-другому, но как раз сокрытие от собственного населения, СМИ и общественности подробностей казахстанской переговорной позиции, очень, очень сильно эту позицию ослабляет…

Ну что, убедил, что никаких таких задач для эксклюзивного решения именно режимом личной власти в Казахстане уже не осталось?

Ан нет, — есть одна такая (последняя!) задача, которая, конечно, и без режима может быть решена, но – его собственное решение было бы и самым простым, и наиболее для всех приемлемым. Это, конечно же, решение проблемы “Казахстан без Назарбаева”.

Согласитесь, сейчас эту задачу мог бы начать решать только сам Нурсултан Назарбаев. Даже если он относит ее на после 2030 год, все равно это его обязанность перед страной, историей, и перед собственной должностью – так или иначе уже сейчас сформулировать ее решение и объявить план его реализации.

Но Ел басы по этому (более всего волнующего всех) поводу – вообще ничего не говорит! А, значит, по умолчанию, нам следует понимать, что президентское решение откладывается до (если все мы доживем) очередного переизбрания.

Но в том-то и дело, что 2012 год для Нурсултана Монопарта, это тоже самое, что 1812-й для его знаменитого почти тезки. Одно дело, — когда задолго замышлялся поход на Москву, совсем другое – когда пришлось срочно спасаться бегством…

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...