Казахский менеджмент. Часть 2

Окончание

Начало здесь.

***

Казахский менеджмент

Собственно, казахского менеджмента в природе нет. В силу того, что казахское государство – осколок Российской империи, одетой в последние десятилетия в одежды Советского государства, то и менеджмент в нашей стране унаследован у бывшей метрополии один к одному. Но это не значит, что “казахский” менеджмент унаследован от русских большевиков. Нужно отчетливо различать эпоху правления в России большевиков и не большевиков. О чем речь? Дело в том, что на период окончания правления большевиков, а это 1953 год, приходится и смена парадигм менеджмента в России: в том году сразу был совершен переход на англосаксонский, механистический менеджмент. По этому же принципу строилось и все управление государством. Но этот переход на командно-административную систему был по-прежнему прикрыт советскими, большевистскими одеждами. Поэтому, когда я веду речь о казахском менеджменте, я, главным образом веду речь о менеджменте эпохи перехода Казахстана к капитализму. Менеджмент этой эпохи, как я уже говорил, был германским вариантом англосаксонского менеджмента и хорошо обслуживал командно-административную систему, подготовившую страну к переходу к капитализму. По инерции такой менеджмент нес в себе элементы советской системы менеджмента, но это была лишь необходимая, не избытая инерция русского, советского коммунизма.

Каковы же характеристики менеджмента “независимого” Казахстана? Менеджмент современного Казахстана это даже не командно-административная система, это гораздо хуже и ретрограднее. Это эклектическое сочетание германского варианта англосаксонского менеджмента, командно-административной системы эпохи перехода к капитализму, остатков большевистского менеджмента и существенных вкраплений “менеджмента” времен империи Чингисхана, обуславливающих полную безответственность и грабительский характер власти на всех ее этажах. Когда преподаватели университетов преподают студентам менеджмент, они главным образом перепевают западных теоретиков без их, хотя бы элементарной, экстраполяции на казахскую почву. Отсюда берет начало и вся не эффективность и малограмотность многих управленческих решений нынешней власти и бизнеса

Каким же должен быть казахский, казахстанский менеджмент? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо правильно охарактеризовать объект управления – население Казахстана.

Что мы есть, казахи и казахстанцы как объекты управления?

Казахи как объект управленческого процесса характеризуются несколькими психологическими, этническими чертами, которые необходимо учитывать при построении принципов, теории и практики менеджмента:

родоплеменная, кочевая, номадическая общинность. Это свойство не завершившей формирование казахской нации является до сих пор преобладающей в его ментальности и до сих пор, в значительной степени, именно эта характеристика определяет реальные социальные дистанции в социумах, коллективах, учреждениях и особенно в быту. Самая мощная по потенциалу характеристика нашего народа, к сожалению, не используется ни каким образом! Причем, необходимо знать, что общинность казахов-номадов это не общинность русских и японцев, народов земледельческих. Между общинностью земледельческих и номадических народов разница принципиальная и обуславливается она разностью пространственно-временных, континуальных потенциалов этих народов. Поэтому казахская кочевая, родоплеменная община это далеко не русская земледельческая община.

ордынство является второй по времени, вживленной в казахское национальное самосознание, чертой, психологической особенностью казахов. Это свойство силой, в долгие эпохи казахского кочевого феодализма, вдалбливали в номадов степные феодалы. Казахские баи это не японские самураи. Японские самураи – это дворянство развитого земледельческого государства с хорошо формализованными нормами права, возведшее общинную мораль японских крестьян в кодекс бушидо и свято следовавшее ему. Казахское байство – это феодалы-номады, создавшие свои богатства на попрании номадической, общинной, родоплеменной морали и организовавшие затем протогосударства — Орды для внешней экспансии на другие народы. Орда была основана на устной, не формализованной нормативной базе и это позволяло номадам пренебрегать этими протозаконами. Неуважение к закону – одна из черт ордынской психологии и она была вживлена баями в сознание номадов: свято чтя родовые обычаи, казахи всегда плевали на законы любого государства, которое организовывалось кем-либо в нашей бескрайней степи. Плюют казахи на законы и собственного, казахского государства. Менеджмент Орды – это “менеджмент” голой силы и это хорошо демонстрирует управленческая практика нынешнего режима в РК. Только на этот раз голая сила направлена не вовне страны (направить ее туда у этих ребят из Астаны жила тонка, можно и по шее получить), а внутрь, поэтому всю политику нашего правительства можно охарактеризовать как тотальную барымту против собственного народа.

— крепостническая психология является следующей по хронологии особенностью казахов. Она была вживлена в наш народ Российской империей и пролонгирована в эпоху реставрации капитализма Советским государством. Крепостничество – психология рабства и этим все сказано. Мы такие же рабы, как и русские. Это свойство казахов позволяет прижиться в нашей стране англосаксонскому менеджменту, совершенно не учитывающему общинные, клановые характеристики нашего народа. Этот менеджмент имеет в нашей стране наибольшее распространение и “органично” используется вкупе с ордынским методом грубой силы. Поэтому все эти явления вроде казахского “камышового рая” есть лишь следствие страха, живущего в крепостнической психологии казахов и русских и усиленного беспределом ордынской психологии казахстанских бизнесменов-ордынцев, позволяющих себе, сплошь и рядом, годами не платить зарплату работникам. Действительно, зачем попу гармошка, а рабу зарплата.

индивидуализм у казахов начал развиваться в эпохи раннего кочевого феодализма и обеспечил появление класса степных, кочевых феодалов, байства. И эта психология раннего кочевого индивидуализма тонко использовалась байством для эксплуатации общинной, родоплеменной психологии номадов для своего обогащения. Следующий по хронологии импульс индивидуализма казахами был получен в эпоху развития капитализма в России: Казахстан тогда входил в состав Российской империи. Третий мощный импульс казахский индивидуализм получил в эпоху реставрации капитализма в СССР и в настоящее время. И этот мотивированный ходом истории казахский индивидуализм окрашен в ордынские цвета и оттого принимает особенно наглые формы, напоминающие средневековые формы родимой, разбойничьей, казахской барымты.

коллективизм является еще одной психологической особенностью казахов. Коллективизм – большевистская редукция русской и казахской общин на современность. Делалось это с целью резкого увеличения эффективности менеджмента за счет использования общинного потенциала народов Советского Союза. Коллективизм является самой замечательной общей этнической характеристикой народов Казахстана и очень удобной для использования в менеджменте. Особенно эта черта развита у наших русских: казахи мгновенно становятся коллективистами, когда рядом с ними работают русские. Этот метод редуцирования клановости в трудовой коллектив японцы заимствовали у русских большевиков и добились колоссальных результатов.

Таковы составляющие психологии казахов.

Какими же свойствами психологии характеризуются наши русские как объект для менеджмента? Напомню, что русские в РК самый крупный этнос и с ними, как с объектом для управления, мы должны считаться особенно, делая при этом поправки на общую этническую результирующую нашего народа. Мы ничего не внедрим в менеджменте, если этого не примут наши русские.

Русским в РК свойственны:

общинность, редуцированная большевиками в коллективизм. Эта самая мощная составляющая русского национального характера, но плохо используемая нынешним русским и казахским правительствами. В свое время именно это свойство русского национального характера сделало Советский Союз самым великим по деяниям государством в мире. За два десятилетия большевики на этом русском свойстве построили несколько тысяч Россий и вырвались, первыми, даже в космос. Сейчас это свойство приглушено, но по-прежнему живет в русском сердце.

крепостничество. Это вторая по хронологии, особенность русской психологии. Века крепостнического бытия заложили в русский характер элементы рабской психологии и веру в доброго царя – батюшку. Этот царь может предстать перед нашими русскими, например, Иоанном IV в казахском чапане и малахае — шапке Мономаха, либо в короне Российской империи. Может он предстать и в образе лобызающегося в засос маразматического генсека, либо в образе суетливого и лысого милиционера из ФСБ. И даже когда он предстает в образе потомственного пастуха с сермяжной, узкоглазой и широкоскулой казахской рожей, он все равно, на уровне подсознания, воспринимается русскими как царь и они готовы ломать перед ним шапку в верноподданническом порыве. Эта черта русских хорошо используется нынешним российским и казахстанским истеблишментом, и она носит реакционный характер.

индивидуализм. Первый мощный импульс русский индивидуализм получил после отмены крепостного права в 1861 году. К первой русской революции 1905-1906г.г. индивидуализм в русских развился настолько, что послужил психологическим основанием для мотивирования революции и для реформ Петра Столыпина. Большевики использовали индивидуалистические характеристики русской психологии весьма оригинально: для реализации мер морального и материального поощрения работников, и эти меры давали огромный эффект. Постбольшевистские руководители России, от Н.Хрущева и до М.Горбачева, использовали это свойство русских для экспроприации (грабежа) общенародной собственности и реставрации капитализма в стране. Индивидуализм личности может нести в себе как начала прогресса, так и реакционные начала. Все зависит от того, кто и как его использует. В основании индивидуализма русских казахстанцев, как, впрочем, и у казахов, нет элемента патриотизма, и потому, и русские, и казахские бизнесмены, в ком индивидуализм – основа психологической характеристики, не сопрягают свой частнособственнический интерес с общенациональным, как это делают американские бизнесмены вроде Ли Якокки.

Такова психология русских — казахстанцев. Психологии прочих народов нашей страны не определяют характеристик менеджмента в значительной, решающей степени, поэтому мы их рассматривать не будем.

Что общего между этими двумя этносами, казахами и русскими, в их психологических характеристиках? Первое, и самое главное, это коллективизм наших народов, редуцированный из казахской родовой и кочевой, и русской сельской, общинности. Второе, это психологическая инерция крепостничества наших народов. Причем, это в большей степени свойственно нашим русским. В казахах она приглушена инерционным достоинством глубинных номадов. Третье, это развившийся, в значительной степени, индивидуализм наших народов. В русских индивидуализма больше и он более рафинирован, нежели в казахах, и они больше готовы к капитализму. У казахов индивидуализм сдобрен ордынством и клановостью: ордынство в сопряжении с индивидуализмом дает казахам свойство пренебрежения к законам, клановость – круговую поруку. В итоге коктейль из индивидуализма, ордынства и клановости дает казахам такую горючую смесь для коррупционного грабежа — барымты в отношении собственного государства, что начисто лишает наш народ этнической перспективы. Мы, казахи, грабим сами себя, но вечно это продолжаться не может: Казахстан может развалиться, как и Советский Союз.

Как же теперь нам, казахам, строить свой менеджмент, исходя из этих психологических характеристик нации?

Я не буду строить развернутую теорию менеджмента: это не входит в задачу данной статьи. Я сделаю главное: я построю методологические принципы для создания развернутой теории казахского менеджмента. Создание же теории это сюжет для другого рассказа.

Принцип 1. Принцип этнической обусловленности теории и практики менеджмента.

Принцип 2. Принцип трех уровней менеджмента.

Принцип 3. Принцип рода.

Принцип 4. Принцип коллективизма.

Принцип 5. Принцип индивидуализма.

Принцип 6. Принцип трудообязанности.

Принцип 7. Принцип чести номадов.

Всякая подлинная теория системна. Теория казахского менеджмента также должна быть выстроена системно, на концептуальном базисе принципов-понятий, увязанных в жесткую систему.

Системообразующей осью принципов казахского менеджмента является принцип рода. Почему? Потому что родовой инстинкт – это самый сильный инстинкт, который живет в казахской душе, в нашей национальной психологии. И этот инстинкт редуцирован во все остальные характеристики казахской национальной психологии, обуславливающие теорию и практику менеджмента в Казахстане. Принцип рода означает, что все государство в целом, предприятия, трудовые коллективы должны работать так, как живет-работает казахский род. В роду нет бесконечных согласований процедур как между индивидуумами западного менеджментского процесса, а есть артельность исполнения задач на уровне подсознания, любви, привязанности и преданности членов рода. И это дает нам более эффективные, чем японский канбан, возможности для организации трудового процесса на уровне бригад. Без хронометража и тэйлоровской НОТ казахская, казахстанская бригада-род сработает эффективнее в несколько раз, смею Вас, читатель, заверить. Если Вы видели, как работают наши сенокосные бригады, то Вы меня поймете: там никто никем не командует, но работа кипит!

В роду, как известно, нет чужих, нет лишних людей, там все свои, все сородичи. В государстве, организованном по принципу казахского рода, тоже не должно быть чужих. В нем должны быть нужны все, от мала до велика, и от рождения до смерти. И именно это должно быть казахским вариантом системы “пожизненного найма”. Разница в этом с японцами должна быть лишь в том, что у нас вообще не должно быть системы найма на работу. А что должно быть тогда? Тоже, что и в роду. В роду, как и в артели, каждый сам ищет свое “место в строю”. Такую систему можно назвать системой “отсутствия чужеродных”. Что это даст? Это даст полную уверенность человека в завтрашнем дне и чувство его нужности родному государству. Это будет основанием и изменения отношения человека к труду и государству в целом.

В роду, как известно, не воруют. На юртах никогда не вешали замков. Организация государства по принципу казахского рода автоматически снимет проблему коррупции, а принцип кодекса чести номадов добьет ее. Это необходимо повысит управляемость государства на всех ее этажах.

В деятельном смысле принцип рода редуцируется в принцип трудообязанности. В государстве-роде трудятся все, от мала до велика и в нем нет тунеядцев: кто не работает, тот не ест. Это вполне возможно в условиях казахского капитализма: огромная земля, несметные богатства, опыт тысячелетий отсутствия безработицы в условиях родового строя и т.д., делают возможным реализацию принципа трудообязанности.

В силу особенности нашего государства, структурированного в свое время Российской империей и Советским Союзом, принцип рода в соотношении с русским, славянским населением РК, должен быть редуцирован в принцип коллективизма. Это объединит наши народы уже на уровне психологии и сократит социальную дистанцию между русскими, в недавнем прошлом народом имперским, и нерусскими, не имперскими народами РК: совместный труд в единых коллективах — основа объединения наших народов. Родовая система “отсутствия чужеродных” должна работать на все население Казахстана: так мы создадим основы для создания нового суперэтноса в нашей стране.

Индивидуализм нашего населения должен учитываться в теории менеджмента в том объеме, в котором он занимает место в системной совокупности психологических свойств нашего населения. Эффективное использование этого свойства станет возможным, если мы учтем, во-первых, прежний советский и мировой опыт соединения индивидуумов-работников в слаженные роды-коллективы-команды на основе казахской теории и практики менеджмента. Вторым способом использования свойства индивидуализма нашего народа должно быть применение мер материального, морального и карьерного поощрения работников на всех этажах государства. Так мы снимем противоречие между общинными, клановыми, родовыми характеристиками нашего народа и, имеющими у него место, определенными объемами индивидуализма, а также создадим основы для системной увязки этих психологических свойств в управленческом процессе.

Далее по теории систем необходимо определение интегративного свойства или элемента системы. Какой принцип в системе казахского менеджмента будет интегративным? На мой взгляд, таким интегративным свойством системы казахского менеджмента является принцип чести номадов. У европейцев успешно работает кодекс чести бизнесмена-индивидуалиста, даже если он работает в команде, а в последней действуют кодексы чести команд, фирм, компаний и т.д. У японцев система менеджмента пронизана кодексом бушидо, и именно он обеспечивает моральные, нравственные основания для безупречной работы системы японского менеджмента в частности и всей японской экономической машины в целом. В силу того, что мы, казахи, по своим глубинным основаниям, номады, то интегративным свойством, результирующим выражением слаженной работы казахского менеджмента в целом, сверху донизу, должен являться кодекс чести номадов. Информационно исчисленные экономические показатели – мерило эффективности менеджмента в целом и его интегративного свойства в частности.

Принцип трех уровней менеджмента означает, что система принципов казахского государства пронизывает все ее этажи сверху донизу. Например, по принципу рода-коллектива должно работать любое министерство, любое предприятие, любая бригада или небольшая частная фирма. Это даст нам возможность не только исключить коррупцию и трайбализм из нашей жизни, но, самое главное, внедрить государственное стратегическое планирование в практику нашей страны. Так мы заложим в основание нашей государственности практику государственного регулирования, превосходящую по своему потенциалу любые западные общегосударственные проекты, и приближающееся по своему эффекту к советскому Госплану. Тогда мы смогли бы избежать глобальных экономических кризисов, повторяющихся в нашем мире с разрушительной силой и периодичностью. Госплан не противоречит рыночной экономике. Напротив, именно Госплан в условиях государства-рода создаст для развития рыночной экономики наиболее благоприятные условия: Япония – государство — клан тому свидетельство.

Принцип этнической обусловленности менеджмента означает, что при построении ее теории и практики необходимо делать поправки на этнические особенности объектов управления посредством метода предметного редуцирования основополагающих принципов менеджмента на конкретный казахстанский этнос. Это означает, что селом, где преобладающим населением являются русские, нельзя применять принцип рода, не редуцируя его через русский общинный коллектив. Но чего нельзя допускать в нашем менеджменте, так это круговой поруки – реакционного пережитка крепостничества.

Таким должен быть казахский менеджмент.

Резюме. Менеджмент строится в соответствии с национальными особенностями этноса. Смысл менеджмента англосаксов в искусстве соединения индивидуумов. Смысл японского менеджмента в искусстве соединения кланов. Смысл казахского менеджмента в искусстве соединения казахских родов. Из этого искусства должны быть исключены такие характеристики казахского и русского этносов как ордынство и крепостничество. Казахский менеджмент – это не социализм, а способ эффективного использования особенностей казахского этноса в условиях глобального рынка по опыту русских и японцев. Трактовкой русской истории я не занимаюсь, это задача русских историков. Мы на прошлое России должны смотреть с высоты своего неподвижного минарета Вечных Номадов и для нас должно быть непреложным фактом фантастические достижения русских большевиков в 30-х годах 20 столетия. И одним из их достижений было построение современного казахского государства. Мы, казахи, народ благодарной памяти, и всегда должны помнить добро, сделанное для нас другими народами. Используя философский принцип снятия, мы должны взять из нашего прошлого все лучшее и на этом основании построить свое настоящее, и затем, на этом фундаменте, устремится в прекрасное будущее. Аллаху Акбар!

P.S. В 1990 году в Москве проходил один международный форум, посвященный проблемам экономической эффективности производства, организованный Советским правительством. Среди прочего рассматривались и вопросы современного менеджмента. На конференцию пригласили и японцев. Среди них был один известный специалист в области менеджмента, профессор Токийского университета. И вот что он сказал в конце своего доклада, в котором делился с нами опытом японского менеджмента: “До 1953 года мы, японцы, были дураками, Вы, советские, были умными. С 1953 года мы стали умнеть, а Вы — глупеть. С 1960 года Вы стали дураками, а мы стали умными”. О чем шла речь? Речь шла о том, что до 1953 года мы были “умными”, потому что у нас был “умный” менеджмент. С 1960 года мы стали “дураками” и таковыми остаемся по сей день, потому что пользуемся “дурацким” менеджментом. Как известно, беда России – дураки и дороги. Россия до сих пор не избавилась от дураков и не построила хорошие дороги. Казахи! Давайте не будем “дураками” наподобие наших русских братьев и построим свой собственный, казахский менеджмент. И тогда мы точно достигнем своей великой цели: мы станем первыми!

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...