Новости из Актобе

Сколько стоит место рабочего-нефтяника. Кобланды-батыр – предок Назарбаева. Как в областном акимате делегатов выбирали, или Форум послушных НПО

Добывая нефть, уничтожают народ

Жители поселка Кенкияк вот уже несколько месяцев живут надеждами на праздник. Нефтяная столица Актюбинской области – поселок Кенкияк Темирского района не первый месяц ждет от китайских хозяев Жанажальского месторождения заслуженных чествований.

Сначала празднования в честь 10-летия со дня освоения жителями Поднебесной месторождения Жанажол, намечались на 2 сентября, потом на неделю позже и, наконец, поздравление кенкиякцев перенесли на 21-22 сентября.

Как считает жительница села, директор саркульского Дома культуры Ардак Кубашева, сельчане ждут не столько праздника, сколько изменений в жизни Кенкияка: детских садов, дома культуры, общественной бани и самое главное реконструкцию дороги Актобе-Кенкияк.

— Поражает несоответствие того, что несется с высоких трибун в Актобе и той действительности, в которой мы живем за 250 километров от областного центра, — рассказывает Кубашева, — к примеру, китайское руководство через СМИ заверяет, что проблем с трудоустройством у местного населения нет. Но посмотрите, сколько молодежи в Кенкияке, имея на руках диплом об окончании вуза, не могут найти работу на нефтепромыслах. Как следствие — рост проституции. Девчонки продают и себя, и водку на месторождении, но тема эта закрытая, поднимать ее акиматовские работники не хотят. Всячески заглаживается и тема молодежных стычек. Месяц назад в Кенкияке была крупная драка со стрельбой: парни из поселка Шубарши против кенкияксих. Шли друг на друга с железяками, дубинами и холодным оружием.

В поселке царит грязь и хаос, однажды спросила акима Шубарского сельского округа Ескельды Нагауова: “У вас же есть полномочия потребовать от руководства нефтедобывающего управления участия в решении социальных проблем поселка, почему не даете такого распоряжения?”.

“Потому что у нас в руках власть, а у них ДЕНЬГИ!”, — был исчерпывающий ответ.

Приведу наглядный пример, насколько тяжело устроиться на работу в Кенкияке. Я сама мать троих детей, оббивала пороги нефтегазового управления семь лет, и хотя в прошлом имела там опыт работы, устроиться снова возможности нет. И вот недавно стала свидетельницей, как трудоустраивались жены работников, которых китайцы выгнали за крупное воровство (речь шла о каких-то насосах). Итак, у мастера 2 цеха Кайрата Жундебаева устроили на должность оператора цеха жену-домохозяйку, у мастера 1 цеха Гарифуллы Утегалиева взяли на работу жену-медсестру (сейчас она обслуживает в качестве секретарши начальника управления). Мне объяснили, что через пару лет, когда история с воровством позабудется на свои места вернуться и сами мужья. Таким образом, их семейные бюджеты не оскудеют. А как жить всем остальным? Собирать деньги на взятки?

Должность рядового рабочего на Жанажоле оценивается в $500 – это самый скромный взнос в отдел кадров нефтегазового управления. При этом человеку никто не даст гарантии, что он отработает эти средства, ведь взятки берет один человек в отделе кадров, а выгоняет совсем другой бастык.

Или что еще хуже – производственная травма. Безграмотные, а потому беззащитные местные жители соглашаются не поднимать бучу, если их сын, отец или сами они попадают в больницу.

— Ко мне обратился молодой человек, у которого трое детей, он инвалид, получает 15 тысяч тенге в качестве пособия. В свое время согласился молчать и скрыть свой случай, а теперь хоть на луну вой от голода и в глаза детям смотреть стыдно. На работу его больного никто не берет, — рассказывает Ардак. — Да что говорить, вот совсем свежий пример: 6 августа в 23.07 в кенкиякскую больницу с ожогами попали двое рабочих Даурен Дусенбин (в очень тяжелом состоянии) и Курман Сактапбергенов. Говорю столь точно, потому что сама уточняла информацию в приемном покое. Попали ребята туда после взрыва на одном из подразделений китайской кампании “Великая Стена”. Люди видели, что их посещала работник отдела кадров нефтегазового управления Сулушаш Кульмагамбетова, уговаривала не поднимать скандала. Сейчас парни лечатся в актюбинском санатории “Юкон”.

Информации по этому случаю не выдают ни в больнице, ни в пресс-службе китайской кампании…

Суммируя все вышесказанное, Ардак Кубашева считает, что забытый Богом и властями поселок Кенкияк для богатых китайцев как ненужная кость. Если уж свои чиновники так относятся к соотечественникам, то чего ждать от иностранцев?

В прошлом году, когда справляли 40-летие Кенкиякского месторождения, для сельчан устроили праздник прямо на улице, выступали местные шубарские ребята, но это даже концертом сложно было назвать.

— А более масштабного праздника, по мнению актюбинских чиновников и их китайских хозяев, мы видно не заслужили, — резюме Ардак.

Мы говорим “Кобланды”, подразумеваем “Назарбаев”?..

Мифотворчество – одно из самых интересных человеческих занятий. Причем с одинаковым азартом им увлекаются как дети, так и взрослые. Всю минувшую неделю актюбинские чиновники, имевшие по долгу службы отношение к открытию мавзолея Кобланды-батыра, почивали на лаврах. Вполне заслуженных. Ведь это не шутка: провести праздник областного, республиканского и, не будем скромничать, мирового (как отмечали журналисты областных газет) значения.

Скажу честно, на открытии мавзолея в Кобдинском районе близ села Жиренкопа я не была, выезжать в дальние командировки не позволяют семейные дела. Сужу о “кобландиномании” лишь по впечатлениям очевидцев.

Первое, что несказанно обрадовало некоторых актюбинцев – это конечно, строительство дороги. Ведь Жиренкопа – окраина Казахстана, от нее рукой подать до Соль-Илецкого района Оренбургской области. Рядом крупное село Акраб – центр ныне не существующего Исатайского района Актюбинской области. Когда аким Сагиндиков этой весной посетил место строительства мавзолея, один из местных агашек настолько честно вдохновился идеей, что попросил акима восстановить в правах бывший район, выделить его в отдельную единицу от Кобды. К слову, руководство кобдинского акимата – сплошь выходцы из Акраба, но они, как те иваны не помнящие родства, о нуждах земляков не вспоминают. Члены “Нур Отан” из свиты акима милостиво пообещали аксакалу подумать над идеей.

Мой знакомый, в недавнем прошлом житель села Калиновка (Кобдинский район) любит с удовольствием рассказывать байки о возведении памятников на малой родине акима области Сагиндикова в селе. Есть, например, на берегу Хобды гранитная плита с упоминанием, что на этом месте некогда рыбачил отец акима. Так что помпезные реляции Сагиндикова о том, сколько тысяч гостей прибудет осенью на открытие мавзолея из Германии и России, рассматривалось примерно так же, как и количество рыбы, которую когда-то поймал папа акима.

Но ближе к сентябрю слова стали претворяться в жизнь. По городу развесили баннеры с изображением восстановленного учеными лица Кобланды. По-детски удивленно-приподнятые брови, широко раскрытые глаза каменного изваяния взирали на толпы горожан. Если убрать усы и бороду, то лицо Кобланды подозрительно напоминало облик первого человека в государстве. Затея, которая поначалу воспринималась исключительно как забава акима, стала приобретать республиканские черты.

По официальной информации праздник обошелся в 200 миллионов тенге – сумма общая из республиканского и областного бюджетов. Естественно, представительские расходы каждого из районов Актюбинской области, которые ставили по своей юрте, сюда не входили. Гостям показали театральную постановку в степи, доведя толпы лицезреющих до настоящего экстаза.

— Шапки готовы были кидать, — рассказывает знакомый, который после многочасового ожидания на жаре дождался, когда батыр Кобланды переплыл-таки речку Кобду и направился к гостям. По случаю счастливого спасения (а по легенде Кобланды утонул в этих местах) при свете белого дня запустили в небо невиданные для Актобе фейерверки. В общем, постарались на славу.

Кобланды и по сей день взирает c баннеров на горожан. Но уж больше не тревожит воображение, души большинства людей заняты иными заботами: бешеным скачком цен на продовольствие, уборкой урожая, подготовкой к зиме…

“Гражданский Альянс” превратился в мезальянс

На этой неделе в Актюбинском областном акимате выбирали местных делегатов на Гражданский форум в Астану. В десятке избранных — сплошь нуротановские профили. Неправительственные организации все более уподобляются официальной политической системе Казахстана: у всех единое мнение, одно лицо, знакомый профиль.

Прошедшее в минувший четверг заседание актюбинских НПО готовилось заранее. Еще до выборов Актобе посетила Айгуль Соловьева — и.о. главы “Гражданского Альянса” – организации, объединяющей на республиканском уровне неправительственный сектор республики. Соловьева, сменившая на своем посту Валентину Севрюкову, прибыла в Актобе, чтобы в свою очередь сменить главу местного представительства альянса Алиму Абдирову.

— Я была в шоке, когда узнала, каким методом они воспользовались. Против меня проголосовали люди из других НПО и бизнес-структур. Да они, в принципе, не имели права обсуждать меня и тем паче голосовать, то есть вмешиваться во внутренние дела “Альянса”. Уж кому как не Соловьевой было знать об этом. Но это нарушение Устава мало кого смущало. Айгуль Соловьева дала мне нелестную характеристику, якобы я забросила все дела Альянса, грублю ей по телефону и игнорирую задания. На голосование меня не пригласили.

По словам Абдировой, ей точно известна причина нелюбви к своей персоне вышестоящего начальства. Когда перед выборами Соловьева предложила членам “Альянса” подписать хартию с “Нур Отан”, Алима высказалась против. Если сотрудничать, так уж со всеми политическими партиями, предложила “НПО-шница” из Актобе, чем и подписала себе приговор.

В результате место Абдировой сегодня занимает член “Нур Отан”, депутат облмаслихата Таттыгуль Талаева.

Мне запомнилась первая встреча с Талаевой, когда лет пять назад брала у нее интервью. Таттыгуль предстала предо мной в образе рафаэлевской мадонны. В руках ребенок, а перед ней — стол усыпанный валентинками от верных радиослушателей. Правда, ребенок через минуту заревел, а открытки стали разлетаться по всему кабинету. Младенец был срочно забран вызванным из студии ди-джеем, открытки собирали уже на пару с несостоявшейся мадонной. Так и осталось непонятным, чей же был тот младенец: Талаевой (тогда почему богатая мамаша не наймет ему няньку?) или взятый напрокат у ди-джея? Уж больно лихо управлялся с ребенком парень.

Нынче Таттыгуль витает в других сферах. Сначала заменила местную представительницу дариговского “Конгресса журналистов Казахстана”, известную в республике и далеко за пределами журналистку Наталью Бандровскую, теперь вот поднимает “Гражданский Альянс”.

И если Бандровская сдала свои позиции вполне легально, даже попрощаться с коллегами нашла в себе силы, то в Альянс Талаева зашла, что называется с черного входа при посредстве акимата.

— В результате актюбинские НПО легли под “Нур Отан”. На гражданский форум имеющих свое собственное мнение, отличное от позиции правящей партии, не пошлют, — говорит Алима Абдирова, — я видела “список десяти”: все акиматовские люди, из тех НПО, которые фактически занимаются бизнесом. Работающих по социальным проблемам там практически нет. Удивляет только, что многие из них проходили обучающие семинары у иностранцев, учились правилам гражданского строя. Куда делись те навыки?

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...