Видеоприключение: мифы и мнимости масскультуры

Сможешь ли ты усидеть на улетающем в стратосферу стуле, побеседовать с ожившим деревом, увидеть, как меняется звук, бьющихся о мостовую капель дождя, проникнуться афро-американской субкультурой и почувствовать, как она далека, услышать божественно-сатанинскую “Лестницу на небеса”, исполняемую наоборот, оказаться в студии художника вместе с уличной богемой?

Искусство – лучший пиар бизнеса

Выпускники института Сотбиса Эрик Эрдл и Кристина Стейнбрехер решили заняться популяризацией и продажей современного искусства в Казахстане. Для этого с точки зрения Кристины, стоит попытаться привить на казахстанской почве уже устоявшуюся модель взаимодействия бизнеса и искусства на Западе, когда богатые компании покупают художественные произведения и формируют целые коллекции, чтобы создать себе имидж ценителей искусства и поддержать развитие культуры. Как, например, это делает широко известный в мире Дойче Банк, отдавая свои коллекции на прокат в галереи и музеи. Имя банка стоящее рядом с произведениями искусства и именами их создателей является еще более действенным пиаром, чем просто реклама. По словам Кристины, из этой выставки вряд ли можно извлечь коммерческую выгоду. Видеоарт продать тяжело. Его коллекционированием занимается узкий круг бизнесменов, такие как Саатчи или крупные корпорации. Скорее она призвана познакомить широкую казахстанскую аудиторию начиная от студентов и заканчивая богатыми людьми с современным западным искусством. У молодых людей есть планы – в свою очередь представить на суд западного зрителя современных казахстанских художников.

Выставку в Центре современного искусства удалось организовать благодаря личным контактам. “Мы предложили представить свои работы для выставки в Казахстане своим знакомым художникам, которые откликнулись с удовольствием. И рассказали в свою очередь уже своим знакомым”, — рассказывает она. Так, благодаря сарафанному радио собралась солидная коллекция, из которой Эрик и Кристина уже отобрали 21 видео на свой вкус. На выставку даже попали работа известного британского художника, лауреата премии Тёрнера 2004 Джереми Деллера – “Букет на память” (документальный дневник о путешествии по родине президента Буша Техасу, осмысление текущей политической ситуации), а так же произведения международной группы “Анонимных художников”. Кураторы обещают организовать их приезд и выставку в Алматы. Почему именно Казахстан? Кристина родом из Талдыкоргана, откуда уехала в Германию в восьмилетнем возрасте, но в Казахстане остались родственники. Она поговорила с Эриком, который уже имел опыт организации выставок – так состоялся этот проект.

Проект Inter-Faces занял три этажа. На первом разместились работы, поднимающие проблемы социально-политического характера и понимающие искусство как социальное взаимодействие. Например, фильм Донны Конлон “Сосуществование”. На первый взгляд он фиксирует обычные трудовые будни муравьев, обитающих в дождливых лесах Панамы, пока среди переносимого ими древесного мусора листьев и веточек не появляются кусочки национальных флагов вперемешку с пацифистскими изображениями. В конце видеоряда почему-то мелькает казахстанский флаг. Как объясняется в аннотации к фильму: смонтированная видеоработа представляет флаги тех стран, которые участвовали в военных конфликтах последнего времени. По большему счету Казахстан сложно причислить к странам этой категории. Если говорить о появлении в горячих точках, то это только Таджикистан в конце девяностых и Ирак. Так, что наш флаг оказался там, скорее, по недоразумению.

Стул над облаками

“Освобождение средства передвижения номер 6” Саймона Фейсфула представляет собой репортаж о приключениях стула привязанного к метеорологическому зонду. Парящий над землей стул, удаляющийся прочь сначала от полей и дорог, затем парящий где-то между Великобританией и Францией, и, наконец, поднимающийся все выше и выше за облака над искривлениями земли к черноте космоса, где он ломается и распадается на части от перепада жестких температур и давления. Оказывается, невозможно усидеть не только между двух стульев, но и между двух континентов.

Видеоарт Конора Келли строится на соединении звукового ряда и движения на экране. Обычные незамысловатые видеокартинки – шевелящегося под действием ветра паркового дерева, капель дождя падающих у порога дома или речной глади оживают и приобретают совершенно новые эмоциональные оттенки с изменением звукового сопровождения. Фильмы оказывают психоделическое, почти гипнотическое воздействие, раскрывая внимательному наблюдателю магическую силу верно подобранного ритмического сочетания звука и движения. Келли демонстрирует как обычное дерево можно превратить в волшебное, умеющее говорить, как манипулировать настроением зрителя, заставляя его перейти с мажора на минор, к тревожным ощущениям, подбирая нужное звучание к ритму падающих капель. А шевелящаяся от дуновений ветра крона дерева, озвученная атональной музыкой создает ощущения беседы на загадочном инопланетном языке.

Караоке по-британски

“Лестница св. Павла”, выполненная в эстетике трэш-арта возвращает нас в шестидесятые, во времена контркультуры и психоделических откровений, мифов связанных с рок-музыкой, в период борьбы религии с поп-культурой. По словам ее автора Йероена Оффермана “Лестница” была сделана: с одной стороны из желания разрушить страх перед религиозным мифом, с другой – разгадать тайну магического воздействия песни. “Мои родители свидетели Иеговы воспитали меня в строгой христианской вере. Рок и поп-музыку, в частности Лед Зеппелин, тогда подозревали в проповедовании зла. Прошел слух, что исполняемая в зеркальном порядке “Лестница на небеса” содержит призыв следовать по пути дьявола. Если вы слушали ее в обычной последовательности, то даже так она якобы воздействовала на подсознательное скрытой в ней мистической информацией”, – вспоминает уже взрослый Йероен. Сила воздействия этого суеверия до сих пор интригует его. “Слушая эту запись, я чувствовал напряжение, влекущее подростков к чему-то опасно красивому. Для меня по-прежнему является загадкой, как возникают подобные мифы и эффект, который они производят. Так я начал учиться читать и петь стихи в обратном порядке. После трех месяцев работы это мне, наконец, удалось. Я пришел к ступенькам собора святого Павла в Лондоне и исполнил ее пред видеокамерой, пугая голубей и прохожих. Вернувшись домой, я наложил снятый материал на дорожку караоке”, – рассказывает о творческом процессе художник.

Другой британец Дэвид Блэнди исполняет песни под фонограмму, но в отличие от Оффермана, он делает это в нормальном режиме. Блэнди мастерски открывает рот под афро-американские песни в стиле соул, ставшие хитами, благодаря тиражированию поп-культуры. Контраст не только в том, что из уст белого человек вылетают знаменитые строки “Не потому ли, что я черный?”, но и в сдвиге, между тем, что мы видим и что слышим. Слушать соул или чувствовать его? Черное и белое – могут ли они поменяться местами? – эти вопросы художник адресует обывателю.

Анонимность как условие свободы

В работе Kammerspiele “Игра на камеру” группа с интригующим названием “Анонимные художники” приглашает посетить художественную студию, как место богемного времяпровождения. Переживать и искать смысл зрителя заставляют контраст цветов, которыми раскрашен негатив пленки и череда событий, развязки которых невольно ожидаешь. Художник хозяин студии обладатель абсолютно голого и белого фарфорового тела. Оно обретает бледные цветовые оттенки, когда он колит в вену шприцом, наполненным наркотиком (или яркой краской?) или пьет загадочную жидкость из бутылки. Такое ощущение возникает от раскрашенных стен, холста и палитры, находящихся рядом. Посетители студии беспокойный панк с ирокезом, длинноволосый хиппи под кайфом и проститутка, появляясь в приведенной последовательности, заставляют ожидать нового поворота событий. Кажется, что видео поднимает тему непонятого творца и его окружения (художника выделяет из массы фарфоровая белизна и покорность судьбе), иногда – психологические проблемы коммуникации и вреда наркотиков. Потрясает картина художника, появляющаяся в кадре, на фоне которой происходит дальнейшее общение героев. На ней довольно четко видно изображение ребенка в коляске, смотрящего на лежащую рядом ничком (мертвую?) женщину (его мать?).

Что стоит за этим видео? Воплощение бессознательного художника, воспоминание о травме, нанесенной в детстве? Осознание беспомощности всего живого перед лицом неумолимой смерти? Возникающая ассоциативность подтверждает своеобразие “Камершпиля”, обращенного к каждому из смотрящих лично и заставляя искать в нем свои смыслы. Один из важных тезисов “Анонимных художников” – это общение друг с другом внутри коллектива и с публикой. Именно как социальное взаимодействие понимают они основную задачу современного искусства.

Почему анонимные? Входящие в этот коллектив художники стремятся избежать всех идентичностей стоящих за их личностями, кроме одной – результатов творчества. Но все же известно, что это международный коллектив из пяти человек, в него входят художники из Германии (там он и был основан в 2001 году) и Великобритании. Каждый из них имеет различное образование. В своей работе коллектив сочетает самые разные техники: живопись, скульптура, инсталляция, фотография и видео. Художники это объясняют тем, что не хотят, чтобы личностные коннотации заслоняли их творчество: “Мы рисуем вместе на одном холсте, но это творчество, а не эго исполнителей. We believe in the work.We want other people to see the work first, then the people after.На первом месте должна стоять работа”, – говорят они. Художники работают не только в одной студии, но и в тесном идейном сотрудничестве. Они уверены, то, что они уже сделали, нельзя было бы создать в одиночку. Мы анонимы, наши работы не определяются как созданные \»женщиной-художницей\» или \»канадским фотографом\». Нетрудно научиться рисовать как Рембрандт, в его технике, It’s very hard to make art, though. но очень трудно делать искусство. Важно научиться рисовать, но не менее важно мыслить в своей работе о том, что она выражает, что за ней стоит”.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...