“Афёра Кашаган”

“Le Monde” считает, что так отныне следует называть конфликт из-за этого месторождения

К такому выводу известная французская газета пришла после случая, имевшего место 6 сентября. В тот день, напоминаем, премьер-министр Республики Казахстан Карим Масимов заявил, что “национальная углеводородная компания “КазМунайГаз” должна стать сооператором” самого большого на сегодняшний день месторождения в районе Каспийского моря.

И тогда “Le Monde” заключил, что конфликт из-за него в дальнейшем должен начинать называться “афёрой” (“l\’affaire”). Тут следует пояснить, что под этим словом французы, прежде всего, подразумевают “дело”. В данном же случае оно французской газетой используется для обозначения понятия “тяжба”.

Да, конфликт, воспринимавшийся поначалу как одна из тех спорных ситуаций, которые время от времени возникают в процессе отношений правительства РК с транснациональными нефтяными компаниями, осваивающими крупнейшие месторождения страны, вылился в настоящее масштабное дело. В смысле – в тяжбу. Ибо уже ясно, что вопрос, который лежит в ее основе, не может быть решен путем переговоров за закрытыми дверями.

Астана повела себя очень решительно. И такой поворот, похоже, застал врасплох Европу, еще совсем недавно пребывавшую в надежде на то, что Казахстан может быть с успехом использован в планах Запада по транспортировке энергоносителей из района Каспийского моря в обход России и в пику ей. Напор властей нашей страны пугает европейцев. Так что теперь Европа, которая раньше, как выясняется, недооценивала их способности к решительным шагам в отношениях с западными инвесторами, стала, кажется, переоценивать её. Иначе как понять представление европейцев о том, что-де реализация заявления К.Масимова предполагает оттеснение “на второй план итальянской компании “ENI” (Jean-Michel Bezat “Avec l\’affaire Kashagan\», le Kazakhstan veut remettre la main sur ses ressources pétrolières”, LE MONDE, 08.09.2007 ã.).

Это представляются преувеличением. Ведь пока ни о чем таком речи не идет. На этой неделе глава “ENI” Паоло Скарони встречался с премьер-министром РК Каримом Масимовым и новым казахстанским министром энергетики и минеральных ресурсов Сауатом Мынбаевым. Астана предъявила претензии на $40 миллиардов. Такая цифра, надо полагать, не взята с потолка.

Казахстанская сторона выражает недовольство тем, что пока не получает доходов от проекта, и выдвигает требование о придании отечественной компании “КазМунайГаз” статуса второго полномочного оператора в консорциуме, осваивающем месторождение Кашаган.

Но такая позиция, по всей видимости, представляется для европейцев оскорбительной. Так, еженедельник “New Europe” на другой день после встречи представителей правительства РК с топ-менеджментом оператора нефтяного проекта Кашаган в лице компании “ENI”, опубликовал материал, из заголовка которой следует, что “Казахстан злит Европейский Союз” (“Kazakhstan provokes EU over Kashagan”, Wednesday, 12 September 2007 г.). В нем автор издания утверждает следующее: “Источник объяснил “New Europe”, что, сделавшись сооператором, национальная компания возьмет на себя контроль над бюджетом и бухгалтерией проекта. “ENI” же, если он останется сооператором, будет ответственным за технические и эксплуатационные вопросы”.

Вот что подразумевается под предположением о том, что в случае реализации требования Казахстана о придании “КазМунайГазу” статуса второго полномочного оператора, итальянская компания окажется отодвинутой на второй план.

Еще один ключевой вопрос, который волнует европейцев, связан с опасениями о том, что вышеуказанное требование правительства нашей страны может открыть также путь к расширению участия Казахстана в консорциуме, осваивающем это месторождение. Но на него пока ответа нет. “New Europe” утверждает: “А вот даст ли сооператорство национальной компании шанс увеличить свою долю в проекте Кашаган (8,33%) – это все еще остается не известным”.

Корреспондент издания попытался прояснить ситуацию, обратившись непосредственно к премьер-министру РК. “Я не собираюсь говорить о доле КМГ в этом проекте”, — сказал Масимов, отвечая на вопрос “New Europe”, — так пишет он о том, что же получилось из этой попытки.

Итак, на Западе говорят о тяжбе. Иной взгляд на ситуацию у представителей правительства Казахстана. Министр энергетики и минеральных ресурсов С.Мынбаев характеризует её так: Формально мы сейчас находимся в периоде так называемого дружественного урегулирования, который стартовал некоторое время назад — он составляет 60 дней.

Однако то, что сделанный в свое время выбор “ENI” в качестве оператора этого проекта был не совсем оправданным, не оспаривают и на Западе. Пьер Терзиян, директор журнала “Petrostrategies” (“Нефтяные стратегии”) в связи с этим говорит так: “В таких проектах берется в расчет величина операторов. “ENI” не был оснащен для этого, но Казахстан его и выбрал, потому что не хотел какого-нибудь гиганта” типа “ExxonMobil” или “Shell” (Jean-Michel Bezat…). Отсюда, видимо, и все проблемы.

Газета “Экономика”, №11(12)

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...