Желающих делать гешефт за счет нас полно

Но не всем Россия это разрешает

10 октября, спустя почти 5 месяцев после проведения посвященного вопросу развития нефтепровода энергетического саммита с участием лидеров Польши, Украины, Азербайджана, Грузии и Литвы, в Вильнюсе было подписано соглашение о создании консорциума “Сарматия”, которому предстоит заняться продлением нефтепровода Одесса — Броды до польского города Плоцк и далее до польского же порта Гданьск.

С самого начала было ясно, нефть, от транспортировки которой все эти страны надеются получать транзитно-тарифные и прочие посреднические выгоды, должна была главным образом идти из Казахстана. Точнее – из Западного Казахстана. Проект этот имеет, как утверждают эксперты, прежде всего, политический подтекст. С его помощью ряд бывших коммунистических стран в Центральной Европе – а именно Польша, Литва и Украина – пытаются разорвать свою энергетическую зависимость от России. На тот саммит, который упоминался выше, также отправились руководители Азербайджана и Грузии.

Из всех этих стран один только Азербайджан имеет возможности для экспорта достаточно значительных объемов нефти. Но у него уже куча обязательств по отношению к четырем действующим экспортным маршрутам: это – нефтепроводы Баку-Новороссийск, Баку-Супса, Баку-Тбилиси-Джейхан, а также железнодорожная перевозка по линии Баку-Батуми (Баку-Поти). И азербайджанцы уже сейчас испытывают серьезные трудности по обеспечению этих путей соответствующей нагрузкой. В конце прошлого 2006 года объявлялось о приостановлении прокачки нефти по маршруту Баку-Супса на полгода. Также тогда же прошла информация российской стороны о том, что трубопровод Баку-Новороссийск наполовину заполняется казахстанской нефтью.

В этих условиях втягивание Азербайджана в еще один трубопроводный консорциум в сотрудничестве со странами, у которых нефти нет, выглядит, по меньшей мере, странно. Однако такое представление оправданно лишь отчасти. Потому что основная ставка у авторов этого проекта была, конечно же, не на азербайджанскую, а на казахстанскую нефть. Причем с самого начала.

Еще в марте на встрече лидеров Украины и Польши была обнародована информация о том, что на тот энергетический саммит, назначенный тогда на май месяц, приглашено и руководство Казахстана. Предполагалось, что официальная Астана согласилась принять участие в его работе, а, следовательно, она, мол, поддерживает идею проекта, связанного с удлинением трубопровода Одесса-Броды.

Представители Польши, Украины и Литвы, а также президенты Грузии и Азербайджана собрались 11 мая на энергетический саммит в польском городе Краков с тем, чтобы в ходе него обсудить пути обеспечения доступа к энергетическим ресурсам Каспийского бассейна, не пересекая российскую территорию. Но тот, которого они, наверное, ждали больше всего, туда не поехал. Президент Казахстана Н.Назарбаев не был 11 мая в Кракове. Зато на другой день 12 мая он встретился в Туркменистане с его президентом и лидером России В.Путиным. Они обсудили проект строительства совсем другого трубопровода – Прикаспийского, газового, и подписали соответствующий договор.

Это решение, как говорили тогда наблюдатели, разрушило надежды ориентированных на помощь Запада стран Центральной Европы разорвать свою энергетическую зависимость от России. Пресса даже писала, что заседание в Кракове закончилось “вскоре после того, как распространилась информация о достижении договоренности по Прикаспийскому трубопроводу”.

Казалось бы, та затея провалилась. Такое, во всяком случае, сложилось тогда впечатление. Оказывается, это не так. Об этом свидетельствует создание консорциума “Сарматия”. И, что еще на себя обращает внимание, в Вильнюсе при этом присутствовал представитель Казахстана, министр энергетики и минеральных ресурсов Сауат Мынбаев. Поздно вечером 10 октября соглашение о консорциуме было подписано. Но среди лиц, подписавших этот документ, его не было. Казахстан к консорциуму не присоединился. Теперь у его организаторов остается одна надежда по части обеспечения своего проекта нефтью. Это – Азербайджан.

Но насколько он хотя бы в перспективе будет в состоянии оправдать такую надежду? Сейчас эксперты дружно сходятся во мнении, что без поддержки со стороны Казахстана ГНКАР (Государственная нефтяная компания Азербайджанской Республики) не сможет наполнить трубопровод Одесса-Борды-Плоцк.

Конечно, Азербайджан в последнее время добился стремительного роста показателей добычи нефти. В прошлом году там они составили 32 млн. 267,6 тыс. тонн. Нынче за первое полугодие, то есть за январь-июнь, – свыше 20 млн. А значит, годовой итог может составить порядка 40 млн. тонн. Но такие результаты обеспечиваются в первую голову производственным консорциумом AIOC, осваивающим мега-структуру АЧГ (офшорное месторождение Азери Чираг и глубоководное месторождение Гюнашли). В прошлом году консорциум добыл 23,3 млн. из 32,2 млн. тонн всей азербайджанской продукции. Нынче его годовая добыча, по предварительным оценкам, может составить 32-33 млн.

Но AIOC по трубопроводным обязательствам Азербайджанской Республики ответственности не несет. У него есть свои трубопроводы: для малой (ранней) нефти — Баку-Супса, для большой (основной) нефти – Баку-Тбилиси-Джейхан.

По обещаниям государства Азербайджан нести обязательства может и должна национальная компания ГНКАР. Но она в прошлом году добыла свыше 8 млн. тонн. Это при внутренней потребности Азербайджана, оцениваемой в 7 млн. тонн. Так что львиная доля объема добычи ГНКАР идет на внутренне потребление. И для экспорта высвобождается совсем немного. Во всяком случае – не настолько много, чтобы браться обеспечивать сырьем трубопроводные проекты в совсем иных краях. В самом Азербайджане нынче хватает возможностей для транспортировки нефти на экспорт.

К 2010 году показатель добычи нефти предположительно поднимется до 60 млн. тонн. Опять-таки главным образом за счет производства международного консорциума AIOC. И ему есть, видимо, куда девать вновь приращиваемые объемы. 1 июня этого года “Бритиш Петролеум”, играющий роль первой скрипки в AIOC и трубопроводном консорциуме БТД, объявил о планах поднимать, начиная со следующего года, пропускную способность трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан с нынешних 50 млн. до 60 млн. тонн.

Так и объем в 60 млн. тонн, который к 2010 году Азербайджан надеется добывать, может, по-видимому, оказаться не достаточным для заполнения трубопровода БТД до новой проектной мощности. А закачивать всю нефтяную продукцию туда не получится, так как надо оставлять какую-то ее часть на покрытие внутренней потребности страны.

А между тем перспективы обеспечения сырьем нефтепровода Одесса – Броды после его предполагаемого удлинения до польского города Плоцк и далее до польского же порта Гданьск оцениваются следующим образом. Без участия Казахстана он может остаться полупустым, а без участия Азербайджана связанные с ним новые планы вообще теряют смысл.

Нефтепровод Одесса-Броды, который сейчас предстает как часть проекта “Одесса-Броды-Гданьск”, изначально был задуман для транспортировки каспийской нефти. Однако тогда, когда его построили, выяснилось, что вывозить-то по нему нечего. Поэтому готовый объект оказался не очень-то нужен. Просчет, главным образом, в том, что так называемая общая “большая каспийская нефть” в значительной мере оказалась фикцией.

В 2006 году Казахстан добыл 64,8 млн. тонн сырья, а Азербайджан — 32,2 млн. Остальные прикаспийские страны именно в районе Каспия нефти добывают не много. Но даже если бы те же Россия или Иран и стали бы ее производить там много, крайне сомнительно, чтобы они могли согласиться давать свое сырье для транспортировки по таким маршрутам через множество других стран, как Одесса-Броды-Гданьск. А Казахстан и Азербайджан производят вместе пока порядка 100 млн. тонн.

При этом в прошлом году из нашей страны в экспортных направлениях ушло 52.2 млн. тонн, из которых 42 млн. тонн были отправлены через Россию. Азербайджан же, наоборот, сокращает использование российского маршрута Баку-Новороссийск, так как увеличивающаяся мощность трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан оставляет для этого все меньше и меньше возможностей.

Так что реальные объемы нефти для экспорта из зоны Каспия через Черное море, где находится порт Одесса, расположенный в начале маршрута вышеназванного проекта, нынче имеются лишь у Казахстана. Ибо прокачка казахстанской нефти по территории России не исключает возможности использования в дальнейшем того же проектного маршрута Одесса-Броды-Гданьск. Скажем, доставленное в Новороссийск по трубопроводу КТК сырье в принципе может быть отправлено дальше в Одессу. Но это – только в принципе.

Ибо в то же время у нашей страны нефти все же не так много, как связанных — так или иначе — с ней обязательств перед другими ближними и дальними государствами-партнерами. На казахстанскую нефть, могущую быть доставленной в российский Новороссийск, рассчитывают еще три только затеваемых проекта. Это – турецкий Самсун-Джейхан, болгарский Бургас-Александропулос и румынский Констанца-Триест.

Тут еще важно и то, что почти все подобные крупные нефте- и газоэкспортные проекты, в которые в последнее время вовлекают нашу страну, вызывали и вызывает, мягко говоря, неприятие Москвы. Единственый из них, в отношении которого со стороны России поддержка гарантирована, — это трубопровод Бургас-Александропулос, который россияне сами планируют строить вместе с болгарами и греками.

Новости партнеров

Загрузка...