Закон наш, но от него могут пострадать иностранцы

25 октября по новостным каналам агентства “Хабар” прошло сообщение о том, что глава РК Н.Назарбаев подписал вызвавшие большой резонанс на этапе рассмотрения в парламенте поправки в закон “О недрах и недропользовании”. На следующий день уже обозначилась реакция Запада. Причем очень жесткая.

Об этом Изабель Горст из Москвы для британской газеты “Файнэншл Таймс” пишет так: “Европейская Комиссия предупредила Казахстан о том, что спорный новый закон, дающий возможность центрально-азиатской республике аннулировать или пересматривать нефтяные контракты, может удержать иностранные компании от инвестирования в крупные энергетические разработки. “Для гарантирования готовности компаний инвестировать в энергетические проекты надежный и предсказуемый инвестиционный климат – это ключевое предварительное условие”, — заявила Комиссия” (“Kazakhstan given contracts warning”, October 26 2007 г.).

Казахстанская сторона утверждает, что эти поправки разработаны и приняты с целью обеспечения защиты национальных интересов республики в сфере недропользования. Но что же в нем пугает имеющие интерес в крупных казахстанских нефтегазовых проектах в качестве пользователей недр транснациональные компании и поддерживающие их высокоразвитые государства? Ответ на такой вопрос очевиден.

Согласно новой версии закона “О недрах и недропользовании”, получается, что в случае, когда действия недропользователя “в отношении участков недр (месторождений), имеющих стратегическое значение, приводят к существенному изменению экономических интересов республики Казахстан, создающему угрозу национальной безопасности, компетентный орган вправе потребовать изменения и (или) дополнения условий контрактов с целью восстановления экономических интересов республики Казахстан”. Такое положение на самом деле означает очень серьезное изменение ситуации в отношении деятельности компаний, осваивающих богатства недр нашей страны.

До сих пор Казахстан как бы даже и гордился тем, что при всех законодательных и иных изменениях условия заключенных с прибывшими извне крупнейшими компаниями-инвесторами контрактов остаются неизменными. Такая позиция представлялась неотъемлемой частью государственной политики по благоприятствованию притоку инвестиции извне.

Результаты складывались соответственным образом. В экономику Казахстана было вложено десятки миллиардов долларов прямых иностранных капиталовложений. Причем особенно бурно растут их объемы в течение последних шести лет. Тенденция до сих пор была такова, что каждые три года показатель удваивался. Так, в 1993-2001 годах в экономику Казахстана было всего привлечено порядка 15 миллиардов долларов. За 2001-2004 годы этот показатель вырос в два раза и достиг уровня $30 млрд. Сейчас, то есть в 2007 году, уже речь идет о $60 млрд.

В основном такие капиталовложения делали компании из тех самых высокоразвитых государств. Доля одних только американцев в общем объеме таких инвестиций к началу нынешнего года составляла $13,4 млрд. Лепта других западных наций, конечно, скромнее. Но она тоже не маленькая.

Так что сейчас просто трудно переоценить влияние Запада на Казахстан с его экономикой, прошедшей через наибольшую во всем постсоветском пространстве либерализацию и получившей огромную подпитку в виде прямых иностранных инвестиций. И если при такой ситуации такое крупнейшее сообщество западных наций, как Евросоюз, выражает беспокойство по поводу состояния инвестиционного климата в нашей стране, этого, видимо, игнорировать нельзя.

28 октября информационные агентства распространили высказывание европейского комиссара по энергетике Андриса Пиебалгса по поводу внесенных в казахстанский закон “О недрах и недропользовании” поправок: “Комиссия продолжит изучать то, какое же влияние новое законодательство оказало бы на инвестиции компаний Евросоюза, сделанные в Казахстане, включая вопрос соответствия нового законодательства Соглашению об энергетической хартии, в частности его положениям о продвижении и защите инвестиции”.

В любом случае понятно, что как в Америке, так и в Европе сейчас никто не в восторге, что в Казахстане транснациональные энергетические компании подвергаются, как это называется, “растущему давлению”. На Западе крепнет уверенность в том, что здесь инвестиционный климат ухудшается.

Но, с другой стороны, Казахстан, нарастивший “экономические мускулы” и обретший куда большую, чем в 1990-ые годы, уверенность, желает получать больше отдачи от своего энергетического сектора. И ставит перед собой соответствующие задачи. Речь, прежде всего, идет о том, чтобы значительно повысить эффективность и макроэкономическую отдачу добывающего сектора. При сложившейся системе отношений и расстановке сил между государством, являющимся хозяином недр, и рядом крупнейших недропользователей, представленного транснациональными энергетическими компаниями, добиваться реализации вышеназванной стратегической задачи будет весьма и весьма затруднительно.

Введением в действующий закон “О недрах и недропользовании” “спорных” поправок Казахстан, надо полагать, предполагает расширить возможности для маневра в дальнейших взаимоотношениях с ключевыми нефтегазовыми инвесторами. При сохранении же статус-кво надеяться увеличения влияния государства на положение дел в добывающем секторе не очень-то приходится. Ибо казахстанская доля в крупнейших в этой сфере проектах остается до сих пор незначительной. К тому же реализующие их совместные предприятия или консорциумы работают на основе таких соглашений с правительством РК, которыми им предоставлена значительная свобода деятельности. Когда-то это, как говорят, было оправданно, так как надо было привлечь инвестора максимальными уступками и благоприятнейшими условиями. Теперь положение изменилось.

Цены на энергоносители на международном рынке стоят высоченные. Причем такая благоприятная конъюнктура сохраняется вот уже 8 с лишним лет. Эта ситуация, ясное дело, способствует ускоренному самоутверждению нашего молодого еще государства. И вот уже на Западе начинают вестись разговоры о том, что-де за последнее время Казахстан в качестве лидера центрально-азиатских государств обрел большую уверенность “в отношениях со своими иностранными визитерами” (“How the west can win again in central Asia”, by Stefan Wagstyl, “Financial Times”, 27.08.2007 г.).

Да, Казахстан сделался богаче и, соответственно, более инициативным и даже наступательным в деле формирования дальнейшего хода взаимоотношений с зарубежными энергетическими компаниями и стоящими за ними странами.

Это-то и неприятно поразило тех крупных иностранных инвесторов, которые привыкли находиться в Казахстане в особом положении и воспринимать такое положение вещей как незыблемую ситуацию. Им старания здешних властей добиться изменения условий кажутся, наверное, чуть ли не оскорбительными.

Тот, кто привык быть хозяином положения, практически всегда так воспринимает попытки пересмотреть сложившиеся отношения со стороны тех людей, которые продолжительное время всецело зависели от него.

Но время не стоит на месте. Тенденции сейчас таковы, что в мире спрос на энергоносители продолжает расти и при этом предсказывается падения уровня добычи нефти в скором времени.

А в нашей стране, между тем, общие запасы сырья, имеющие отношение к основным нефтяным месторождениям и проектам по их освоению, составляют от 59 млрд. 549,8 млн. (минимум) до 72 млрд. 749,8 млн. (максимум) баррелей. Другими словами, это – от 8 млрд.823,1 млн. до 9 млрд. 951,7 тонн нефти.

Стран, имеющих столь большие резервы углеводородного сырья, в мире не так уж много. В зоне Каспийского моря Казахстан является тем государством, где сосредоточены наибольшие запасы “черного золота”. Между тем страна уже сейчас, производя 65 млн. тонн в год, дает порядка 1,6% мировой нефтяной продукции. К 2015 году казахстанская добыча, как утверждают представители министерства энергетики и минеральных ресурсов РК, может увеличиться в два раза против нынешней добычи и достичь уровня 130 млн. тонн.

Но на пути к такому достижению предстоит пройти еще через долгий процесс. И Казахстан в ожидании подобных перспектив хочет, так или иначе, добиться расширения своего участия в нем. Внесение уже вызвавших большой резонанс поправок в закон “О недрах и недропользовании” призвано, надо полагать, благоприятствовать реализации такого желания.

Новости партнеров

Загрузка...