Шаг назад

Посол США напоминает Казахстану о принятых им обязательствах

Политические события последних месяцев отнюдь не радовали отечественные СМИ и журналистов в плане свободы слова. В этой связи мы обратились с просьбой прокомментировать некоторые актуальные вопросы текущего момента Чрезвычайного и Полномочного посла США в Республике Казахстан Джона Ордвея.

***

— Г-н Посол, главный вопрос, конечно, о свободе слова и положении со СМИ. Думаю, Вы в курсе насчет блокировки некоторых сайтов в Интернете и проблем у бумажных газет. Как Вы можете прокомментировать это?

— Я считаю, что это является очевидным шагом назад в отношении тех заявлений и обязательств, которые на себя взял Казахстан как член ОБСЕ и других международных организаций. Мне кажется такие действия оказывают охлаждающий эффект на способность и желание СМИ, будь то печать, телевидение, Интернет, выполнять свою базовую функцию: доводить информацию до общественности. Одновременно это подрывает репутацию Казахстана и не достигает цели перекрытия информации, потому что она в любом случае доходит до людей.

— Как сообщалось в прессе, Конгресс США готовится принять \»Акт о свободе в Интернете\». Как это фактически может повлиять на свободу слова во Всемирной Сети?

— Как и в любом случае, когда речь заходит о законопроектах в США, трудно говорить что-либо заранее. Если этот законопроект и будет принят, то в каком виде? Особенно сложно это предсказать на данном жизненном цикле конгресса. Однако это отражает глубокую обеспокоенность свободой слова в мире и попыткой некоторых правительств злоупотребить ограничением данной свободы. Здесь встает и вопрос об американских провайдерах, которые могут сотрудничать в подобного рода ограничениях. Это отражает поддержку в США для СМИ в их защите от того, чтобы не стать предметом контроля над их содержанием, а также права пользователей в плане получения информации, в том числе и в Интернете.

— Как Вы считаете, должна ли быть абсолютная свобода слова в Интернете или возможны какие-то ограничения? Есть ли ограничения в США?

— Наверное, нет полной свободы в какой-либо части чего-либо в современном мире. Но то, к чему мы стремимся в Соединенных Штатах, так это в максимальной степени обеспечить данную свободу. Как для групп лиц, так и отдельных людей. В случае Интернета встают вопросы определенного технического регулирования, которые позволили бы обеспечивать поддержание Интернета в виде средства донесения информации.

Данный подход включает действия против тех лиц, которые пытаются ограничить или прекратить доступ людей к Интернету, а также борьбу с нарушителями, которые взломами во Всемирной сети пытаются нарушить тайну частной жизни, и теми, кто использует возможности Интернета для преступной деятельности. Но когда дело касается контента – тут другой вопрос. Есть определенные вещи, по которым, я думаю, все согласны, что они находятся вне рамок. Например, детская порнография. Вместе с тем, когда речь идет об информационно-новостных сайтах и блогах, то мы (точка зрения правительства) против того, чтобы они как-то ограничивались.

— Как Вы считаете, можно ли публиковать аудиоматериалы, полученные путем незаконного прослушивания, если они носят общественно значимый характер?

— На самом деле очень сложный вопрос. В каждой стране различаются законы, касающиеся способности СМИ публиковать такого рода вещи. Есть ограничения, когда речь заходит о конкретных уголовных делах. Имеются пограничные моменты, при которых это может повлиять на права судебной системы, защиты частной жизни. Необходим баланс интересов между правами этих лиц и правом на информацию. США – одна из тех стран, которые больше склонны в сторону свободы информации.

У нас был целый ряд судебных дел, когда предпринимались попытки ограничить права СМИ печатать ту или иную конкретную информацию. Наиболее знаменитым за последнее время является случай, когда в период администрации Никсона были опубликованы документы из Пентагона. Дело дошло до Верховного суда, но право на получение информации перевесило.

— Как Вы можете прокомментировать новые, недавно принятые поправки к закону “О недропользовании”?

— Мне кажется, есть как минимум пара аспектов этого закона, к которым следует отнестись очень осторожно. В первую очередь, если когда-либо он будет использован, надо предусмотреть полную компенсацию имущества и чего-либо, что может быть отнято у владельцев. Это проистекает из международных стандартов и, я думаю, из Конституции Республики Казахстан, где зафиксировано, что частная собственность неприкосновенна.

Любой иностранный инвестор, когда рассматривать возможность вложений в какую-нибудь страну, изучает риски. Как экономические, так и страновые — насколько эта инвестиция может быть “растворена” или даже отнята у него. Это такого же рода подсчет, который производит и внутренний инвестор. Законодательство, подобное рассматриваемому, заставит инвестора подумать дважды, потому что таким образом поднимается степень риска для его инвестиций.

По моему мнению, подобное законодательство не очень необходимо Республике Казахстан для достижения здорового баланса интересов между инвестором и правительством. Конечно же, правительство должно обеспечивать свои интересы в балансе с инвестором, но и мудрый инвестор должен стремиться к обеспечению баланса интересов, как это было в случае с Кашаганом. Такой инвестор приступит к переговорам для создания равного баланса интересов ввиду изменившихся обстоятельств. И я думаю, что подобного рода достижение тех целей, которые перед собой ставит правительство, является наиболее возможным и предпочтительным.

Тот факт, что закон существует, не обязательно означает, что он должен быть использован. Мы ожидаем, что будут применяться другие методы для достижения тех целей, которые перед собой поставило правительство.

— В свете последних политических реформ, а также с учетом политических скандалов, в том числе связанных с ограничениями свободы слова и блокировкой интернет-сайтов, каковы шансы Казахстана занять место председателя ОБСЕ в 2009 году?

— Министерская сеть ОБСЕ запланирована на проведение в конце ноября заседания по данному вопросу. Мы четко говорили о своем принципиальном подходе: любая страна, стремящаяся к председательству, должна отражать ценности организации. Мы воспользуемся возможностью обсудить этот вопрос на министерской встрече. А в данный момент я не могу давать каких-либо конкретных предсказаний о том, как будет решаться вопрос.

Новости партнеров

Загрузка...