“Рахатгейт”: вторая часть первого эпизода

Свидетели где-то картину дополняют, а в чем-то путают

“Всем тяжело”, — ответил судья Нурдилла Сеитов на просьбу адвокатов Курмана Акимкулова и Ларисы Ахметовой приостановить процесс в связи с необходимостью медицинской помощи их подзащитным. Правда, перерыв для того чтобы врач “скорой” произвел укол г-ну Акимкулову, председательствующий сделал. Судья продолжает держать высокий темп процесса, но еще не закончилось рассмотрение всех обстоятельств даже по эпизоду 18 января.

Одним из самых ярких событий вторника 13 ноября стали вопросы Любови Пономаревой (адвокат Курмана Акимкулова) Болату Абдуллаеву (владелец бизнес центра “Кен-Дала”). По ответам предпринимателя можно было подумать, что собственник здания не он – сильно путался в показаниях. В рамках опроса свидетеля Болата Абдуллаева даже получилась “живая” перепалка между адвокатом Ерубаевым (также представляет интересы г-на Акимкулова) и адвокатом Шабановой (интересы Абдуллаева).

Галина Тимралиева, мама Жолдаса Тимралиева, несколько раз подчеркнула, что ее сын был честным человеком. “Когда в прессе пишут, что он куда-то уехал с миллионами и там вольготно живет, я в это никогда не верила и не поверю”, — заявила она. Также свидетель сообщила, что ее сын о Рахате Алиеве всегда отзывался хорошо, называл его “ага”: “Не пойму, как такое могло случиться с моим сыном”. В адрес Алиева и его помощников г-жа Тимралиева заметила: “Какие бы они ни были нелюди, я думаю, что убить наших ребят они не могли”.

Защитник Ларисы Ахметовой попросила прервать процесс на время, необходимое для операции ее подзащитной (какой-то опасный флюс на челюсти). С аналогичным ходатайством обратился и Курман Акимкулов – у него проблемы с сердцем. Судья Нурдилла Сеитов, посовещавшись, призвал всех набраться терпения и продолжать участвовать в процессе. Однако сделал перерыв для врача “скорой помощи”, который осмотрел г-на Акимкулова и поставил укол.

Свидетель Жумабай Карагаев рассказал о событиях 19 января в доме на Суюнбая 19, где он, Абильмажен Гилимов, Жолдас Тимралиев, Болат Абдуллаев и Абзал Жолдабеков провели нечто вроде совета, как себя вести после похищения банкиров. Он подтвердил со слов Жолдаса Тимралиева, что Рахат Алиев и Вадим Кошляк его избивали, стреляли в тире рядом с ногами. Лично для себя, как клиент “Нурбанка” он сделал вывод, что в связи с угрозой отъема бизнеса лучше перейти в другой банк. Потом так и сделал.

Жолдаса Тимралиева г-н Карагаев знает с 1991 года и не имеет оснований не верить его словам. Выглядели оба банкира плохо, но Абильмажен Гилимов получше. Болат Абдуллаев уходил “удрученный и задумчивый, без комментариев”, потому что в связи с “Кен-Далой” “на тот момент у него не было возможности отказаться”.

Водитель Абильмажена Гилимова Николай Георцига по эпизоду 18 января ничего особого не добавил. Но он точно запомнил, что серия номера на машине, куда пересели два банкира, была “В” (на жаргоне водителей такие номера называются “колхозные”).

Охранник банно-спортивного комплекса “Рахат” г-н Дубовец подтвердил установленные ранее факты прибытия на объект машины с четырьмя пассажирами (Вадим Кошляк, Айдар Бектыбаев, Абильмажен Гилимов, Жолдас Тимралиев) и отдельно Рахата Алиева с охраной. Правда, он не слышал выстрелов в тире, чья планировка в комплексе такова, что вообще-то охранникам всегда слышно, когда там стреляют.

Свидетель сообщил, что наличие Рахата Алиева на объекте всегда можно было легко определить по запрету охране на это время ходить по территории, заходить внутрь здания, включать наружное освещение даже в ночное время. Что касается Вадима Кошляка, то его охранники не любили, “потому что он грубый”.

Адвокатский корпус судебного процесса продолжает понемногу меняться. На прошлом заседании у Тулегена Имашева появился новый защитник – Ринат Имиров. В этот раз не было Галии Наратауовой, адвоката Диаса Чектыбаева, которая на заседании в понедельник просила “не нагнетать обстановку”. Вместо нее интересы обвиняемого представляет г-н Айкумбеков.

Новости партнеров

Загрузка...