Что есть народ?

Государство – это мы!

Для осознания источников многих проблем, понимания пути их решения, четкого определения цели и направления движения нужно внятно определить базовые ценности общества и народа. Интуитивного понимания, когда “сердце знает – слов не хватает”, недостаточно. Кроме того, как верно подметил Дж. Кейнс, теории владеют нашими умами и влияют на человеческую деятельность в гораздо большей степени, чем об этом подозревает обыватель. “В действительности только они (идеи) и правят миром”.

Кстати, перед тем как разработать свою “Общую теорию занятости процента и денег”, Кейнс некоторое время провел в СССР, изучая систему Госплана и НЭПа. Он не стал слепо отвергать достижения молодого социалистического государства, а грамотно адаптировал концепцию необходимости вмешательства государства в экономику, не нарушая основ рыночного хозяйства. Об этом умалчивается в экономических учебниках, ведь Советский Союз – это абсолютное зло и абсолютная глупость, по господствующей в настоящее время идеологии. Впрочем, и НЭП можно рассматривать как синтез социалистического и капиталистического способов хозяйствования, который мог стать успешным, если бы не было необходимости ускоренной индустриализации.

Итак, что есть народ? Ответ на этот вопрос важен, так как от него зависит ответ на такие вопросы, как “что есть общество?”, “какова роль государства?”.

В настоящее время умами владеют англо-саксонские теории экономики, политологии, распределения дохода. Как же там определяют “народ”? По-моему, никак. Для Запада, как цивилизации-лидера, в этом просто нет необходимости. В английском языке нет даже точного понятия, передающего значение слова “народ” в русском или “халык”, “ель” — в казахском. “People” — и все. Оно же – люди, прихожане, свита, нация и многое другое. К примеру: “народная республика” – “people’s republic”. Недаром в современном обще-жаргоне используется “меткий перевод” английского “people” – пиплы. Есть в английском и слово “folk”, но оно устаревшее, т. е. отжившее понятие, заброшенное за ненадобностью.

О какой верности (для нас!) их теорий о государственном устройстве можно говорить, если в базовых понятиях существуют различия? В англосаксонском мозгу просто нет места такому понятию, как “народ”! “Народ” они часто заменяют понятием “общество”. Для прикладных целей это рациональнее. Анализируют надстройку (в марксистской терминологии), игнорируя даже не базис, а нечто более фундаментальное, уходящее корнями в глубь времен, а “ветвями” — в Космос, к Богу, если угодно. Правда, для узко-научных целей рассматривают еще понятие “этнос”, так же близкое к понятию общества, но в национально-историческом ракурсе. И дело не в том, правы они или нет. Они просто другие. Их ценности не всегда совпадают с нашими. Поэтому они ввели и навязывают нам понятие “общечеловеческие ценности”, имея в виду прежде всего “общие ценности индивидуалистов” (многие их которых можно внедрять, но не все).

В теориях распределения дохода можно встретить примерно такую фразу: “there is no such thing as national welfare. There are only interest groups”. Коротко, жестко, цинично, но предельно ясно. Спасибо за откровенность. Эта фраза отвергает не только народное благосостояние, но и народ в целом, оставляя место только обществу, разделенному на группы по интересам.

Если раньше классики марксизма утверждали, что государство является органом примирения классов, то в современном мире классы заменены группами лоббирования. Роль государства на Западе можно сформулировать так: государство является органом примирения interest-групп внутри страны и органом лоббирования интересов правящих групп на мировой арене (на мировом рынке и во внешней политике).

Народное достояние, методы его сохранения и преумножения, способы развития человека как личности, а не как индивидуума или экономической единицы, западной науке не интересны. Оно и понятно – “народ” нельзя измерить, пощупать, увидеть в микро- или телескоп, на нем не сделать деньги.

В Западном мире тоже были и есть еще народы. Но дух народа у них со времен Средневековья (и даже раньше) всегда жестко держался на религии (не важно какой), у нас – на Вере. Как у тюрков, так и русских. Регламент и буква закона – у них, у нас – дух закона. Что есть дух закона? Это его высший смысл, его общая цель (а не частное правило), это требования Веры, обычаев и традиций. Поэтому первый вопрос для человека западного общества – “законно или нет?”, для человека традиционного общества – “справедливо или нет?”.

Теорию социализма – порождение западной мысли – мы переняли только потому, что его идеи были близки народу. Идеи, но не предпосылки! Нет, не безродным люмпенам и пролетариям были близки те идеи, а народу. Союз у нас поднимал не марксистский класс пролетариев, а трудовой народ. В условиях СССР сочетались идеи народников-почвенников и идеи социализма. Не всегда гармонично, часто в жестокой борьбе друг с другом, но сочетались. Западному человеку казалась абсурдной сама идея “все взять и поделить”. Наш народ задавался другим вопросом – “а разве ж можно иначе-то?”. Ведь речь шла не о тупом разделении, а об огосударствлении. Государство в понимании нашего человека должно было служить народу, а каждый человек – государству, то есть, опять же народу.

Тогда что есть государство? Предложу следующую формулировку для стран – осколков Советской цивилизации: “государство – есть орган регулирования общественных процессов с целью защиты культурной особости народа, повышения уровня народного благосостояния и укрепления нравственного воспитания личности как представителя народа”. Определение слишком размыто? Не включает интересы отдельных групп? Но они – часть “общественных процессов”, включенных в определение. Отличие от западного определения государства, приведенного мною выше в том, что определена конечная цель. Ради чего “примирять” interest-группы, если нет более высокой цели?

Данное определение государства – это, конечно, патернализм. Не вижу в этом ничего плохого. Родина – мать, государство – отец (отечество).

Необходимо постараться дать определение и “народу”. Это оказалось не так легко сделать. В энциклопедическом словаре “Экономика и право” объясняется: “общепринятого всем международным сообществом понятия “народ” до сих пор не существует. Не только в международно-правовой, но и в этнографической литературе дискуссии на эту тему идут с ХIХ в.”.

Энциклопедический словарь (БЭС) дает следующее: “Народ: 1) все население определенной страны. 2) Различные формы исторических общностей (племя, народность, нация)”. Очень размытое определение, больше подходящее для перевода слова “people”, нежели для определения “народа”.

Определение Николая Бердяева, на мой взгляд, более точно: “Народ есть великое историческое целое, в него входят все исторические поколения, не только живущие, но и умершие, и отцы, и деды наши”. Я бы добавил сюда “и будущие потомки”.

Бердяеву вторит Виктор АксючицНарод представляет собой соборный организм, имеющий соборную душу”. Других источников не нашел, но с определением, данным представителями православия соглашусь.

Предлагаю свое определение: “Народ – есть историческая общность людей, воспринимаемая ее представителями как сакральная ценность и складывающаяся в процессе формирования общности их территории, языка, культуры, характера и духовного единства”. Подчеркнутое добавлено мною к определению “нация”, приводимое в БЭС. В результате получилось свое рода “одухотворение понятия “нация”, что не удивительно, учитывая различия между западным и нашим восприятием понятий “народ” и “государство”. Словосочетание “историческая общность” должна, в моем понимании, восприниматься по Бердяеву, т.е. “в него входят все исторические поколения, не только живущие, но и умершие”. Надеюсь, данное определение не противоречит мировоззрению ни верующих, ни атеистов советского типа.

Определений “народа” может быть много. Здесь рассматривается лишь одно из возможных, необходимое для государственного устройства. Не страшно, что при рассмотрении частных вопросов это определение можно делить по этническому признаку (“казахский народ”, “русский народ” и т.д.). Для решения вопросов государства мы – народ Казахстана. И точка.

Далее – что такое “общество”? В словаре “Экономика и право”: “Общество — это общность людей, наделенных волей и сознанием, проживающих на определенной территории, обладающая определенной степенью экономического и духовного единства и целостностью организации жизни”. Философский словарь: “Общество — выделившееся из природы системное образование, представляющее собой исторически изменяющуюся форму жизнедеятельности людей, которая проявляется в функционировании и развитии социальных институтов, организаций, общностей и групп, отдельных индивидов”.

С этими определениями можно согласиться. Различия в нюансах, на мой взгляд, не принципиальны. Стоит только добавить, что “общество” — это производное понятия “народ”, его составная часть. “Общество” – более изменчивое, чем “народ”. Если “общество” — это “выделившееся из природы системное образование”, но народ – это часть Природы. Народ – нечто метафизическое, остающееся с Природой! “Народ” объединяет людей, “общество” не то, чтобы их разъединяет, но является объединением различных интересов граждан.

Вообще, я бы включил в диалектику Четвертый закон – “закон единства и борьбы однородностей”. Не скромно? Пусть так. На мой взгляд, три закона диалектики как-то упускают тот момент, что существует конкуренция внутривидовая. Однородности едины по определению, но внутривидовая конкуренция существует всегда. Возьмем к примеру стадо овец. Овцы – единое целое, один вид. Но конкурируют между собой за более сочную траву или место на водопое. Это не отрицание отрицания. Переход количества в качество? Но внутривидовой конкуренции нет дела до возможного истощения травы или воды. Они конкурируют здесь и сейчас. Просто чтобы поскорее утолить голод или жажду. Кроме того, у любого вида, у любой однородности всегда есть достаточно причин на разделение между собой по какому-нибудь признаку (важному и не очень, существующему или надуманному). Такой признак найдется всегда. Что же теперь делать? До бесконечности делить однородности, чтобы получить “истинную однородность”? Так останется один атом. И то с оговоркой о непрактичности дальнейшего деления на элементарные частицы. Если рассматривать описанную ситуацию как частный случай закона единства и борьбы противоположностей, то нужно признать, что однородностей не существует в принципе. Но отрицание однородности автоматически отрицает и два других закона диалектики (переход количества в качество и отрицание отрицания). На основе этих соображений позволил себе дерзость говорить о Четвертом законе.

Примером действия Четвертого закона может служить практика сплачивания народа при появлении внешней угрозы. Землячество, присущее любому народу, по-моему, – другой яркий пример единства и борьбы однородностей. Казахское деление на рода и жузы в настоящее время я отношу больше к землячеству, нежели реальному разделению единого казахского народа. В быту же – это просто народные традиции, обычно ограничивающиеся застольными разговорами на историческую тематику и колкие шутки. Казахи едины в своем понимании о вреде родового деления, когда дело касается дел общественных или государственных. К сожалению, есть отдельные группы, преследующие свои личные корыстные цели под видом заботы о роде или жузе, есть недалекие казахи и недоброжелатели-неказахи, искусственно раздувающие мнимые родовые трения…

Впрочем, скорее всего можно рассматривать предложенный Четвертый закон как частный случай Общих Трех (у меня не получается – наверное, в силу недопонимания Трех). Но хочу подчеркнуть то, что следует из моего “умозаключения”: соратники в любом деле рано или поздно могут перестать быть соратниками даже при относительной статике – отсутствии существенного “движения”, обусловленного отрицанием отрицания или переходом количества в качество. Это так – на заметку политикам.

Но я не философ и не изучал Гегеля по его оригинальным трудам, поэтому не буду настаивать на своей правоте. Я лишь привожу образное сравнение. Как народ – мы едины (до тех пор, пока воспринимаем нашу общность как сакральную ценность), когда начинаем делиться без покушения на наше единство – появляется общество.

На основе вышеприведенных постулатов (что есть народ, что есть государство и какова его роль) в дальнейшем постараюсь по мере возможности публиковать статьи о значении этих базовых ценностей (разделяемых многими моими соотечественниками – в это я верю) на политическое устройство государства, экономику и государственную политику. Эти статьи будут иметь подзаголовок “Государство – это мы!”. Написать все сразу не получается. Хотя основные тезисы задумал несколько лет назад. То времени нет, то настроя. Сложно писать “без отрыва от производства”.

Я не собираюсь оспаривать верность западных или каких-либо еще теорий. Все теории верны в той степени, в которой находят применение на практике. Западные теории отлично доказали свою жизнеспособность в условиях Запада. Но мы забываем, что социальные теории разрабатываются для конкретного общества, применяются при определенных обстоятельствах, обычно жестко привязаны к психологи и нравственным принципам этого общества. Другому народу можно и нужно изучать передовые теории, но делать это с оглядкой, не забывая свои ценности. Не так, как это делается у нас – в полном соответствии с казахской поговоркой отрезаем голову, если требуется подстричь волосы. Как минимум, “оболваниваем” эту голову, без какого-либо намека на парикмахерское искусство. Западные теории буксуют в наших условиях по двум причинам: 1) ценности, психология народа, демография, география и история – все другое (объективная причина); 2) безграмотность руководства, не утруждающего себя изучением сути теорий (субъективная причина).

Мы должны, наконец, понять важность понимания базовых ценностей народа. Поэтому я и постарался перво-наперво дать определение понятию “народ”. Мы недооцениваем важность определений. Базовые определения – это фундамент, от которого зависит вся дальнейшая архитектура строения. Осторожно, взвешенно нужно подходить и к промежуточным определениям. Они не должны быть обтекаемы. Они должны содержать в себе конкретную, четко сформулированную суть. Ведь это те кирпичики, на основе которых человек развивает свою мысль, часто даже не осознавая этого. От правильности определения часто зависит дальнейшее направление мысли. К сожалению, сплошь и рядом встречается совершенно неправильное использование терминов. По мере возможности в дальнейшем постараюсь объяснять, какие именно термины наши политики и государственные чиновники используют не правильно.

Нельзя безвольно опускать руки, видя кажущуюся безнадежность и бесполезность усилий в деле защиты интересов народа. Само напоминание о ценностях народа – уже оружие, ведь в абсолютном большинстве людей заложены добродетели. И даже у высших чиновников бывает совесть. Нельзя, конечно, уповать на существование совести, но если не замалчивать те моменты, когда власть предержащие (чиновники и олигархи) переступают грань допустимого, если объяснять народу внятно, человеческим языком последствия многих скороспелых и сомнительных инициатив, то народ заставит себя уважать. Разъяснять необходимо. Ведь эта грань допустимого (с точки зрения нравственности) часто находится в правом поле. Законотворчество – в руках у власти. Что сделают законным, то и будет таковым считаться. Народу же остается беспомощно разводить руками – чувствует, что обманывают, но не может определить, где заложен подвох и когда власти говорят о счастье общественном, а когда – личном.

Не существует ни демократии, ни народовластия в природе в буквальном смысле этих слов (кстати, в буквальном смысле – это разные понятия), потому что всегда субъект управления меньше, чем его объект. Но бывает пронародная власть! И бороться нужно за такую власть. К сожалению, нынешнюю власть пронародной назвать сложно.

Власть, радеющая за народ, не позволила бы так безграмотно, огульно и нагло приватизировать народное достояние, вводить частную собственность на землю. Если именно те реформы действительно были нужны, их можно было провести гораздо осторожнее, ответственнее. Народная власть не позволила бы бездумно увлекаться ипотекой, взвинчивая цены на жилье до астрономических высот. Ипотека – сильнейший удар по рождаемости населения. Если муж не в состоянии прокормить семью, если жена вынуждена также вкалывать с утра до ночи, то о какой рождаемости, о каком семейном благополучии, о какой духовной преемственности поколений можно говорить? Кто рожать тогда будет? Святой дух? Заслуга президента и правительства в положительной динамике рождаемости в последние годы весьма сомнительна. Рожать стали больше скорее по причине адаптированности народа к новым условиям после лихолетья 90-х годов и достижения продуктивного возраста поколением 80-х (последний бум рождаемости был в 1980-е годы). Только народ перевел дух после глубочайшего кризиса 90-х, как новая напасть – ипотека.

Президент, радеющий за народ, не стал бы в 90-е годы говорить о том, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Примерно таков был смысл его слов, когда он говорил, что государство не обязано обеспечивать всех работой, и советовал населению заняться самозанятостью (извините за тавтологию). Нет, государство не обязано всех обеспечивать работой, но оно должно стараться создавать максимально благоприятные условия, чтобы можно было найти работу по душе и не нищенствовать или заниматься перепродажей ширпотреба. Это, по крайней мере, следует из вышеприведенного определения понятия “государство”.

Топором по психологии и культурному ядру народа – вот результат всех этих реформ.

Власть, считающая народ субстанцией, обладающей сакральной ценностью, не посмела бы издеваться над ним, придумывая всякую ахинею для обоснования своего бездействия при наличии сведений (ставших достоянием общественности) о коррумпированности того или иного чиновника.

Можно совмещать принципы рыночной экономики с нравственными началами. Можно совмещать рыночную экономику с элементами плановой экономики. Можно, если иметь разум и совесть. Можно и нужно…

***

Чтобы статья не показалась слишком теоретизированной, кратко изложу некоторые выводы, основанные на описанных постулатах и имеющие практическое применение. Более прикладное применение этих постулатов – в последующих статьях.

Осознание народа субстанцией сакральной должно заставить государственных деятелей (которые у нас когда-нибудь будут) очень ответственно относиться к своим поступкам и словам. Быть ответственным не только и не столько из-за опасений быть пойманным реальной оппозицией (которая тоже когда-нибудь будет), а из-за уважения к народу. Не только страхом должен быть движем человек, но и совестью! О совести упоминаю, так как в данной статье я говорю об “атмосфере деятельности”, о “характере среды обитания” – важнейшем компоненте контроля. “Совесть – лучший контролер” – это не пустые слова.

Так как народ – источник власти, никто не имеет право отказа от мандата депутата, если он выбран. Иначе – неуважение воли народа. Что за глупость и лицемерие – уговаривать народ избрать себя, а потом отказываться от мандата! Используя юридическую терминологию, народ выступает в роли высшего принципала. Депутат – всего лишь агент. Где это видано, чтобы агент занимался подобного рода самодеятельностью, не имея на то распоряжений принципала? Отказ от мандата должен повлечь за собой, как минимум, публичное извинение перед избирателями с последующей потерей права баллотироваться куда-либо еще на выборную должность.

То же самое касается перебежек в парламенте партий и групп по всяческим фракциям. Отзыв мандата депутата может осуществлять только избирательный округ, избравший депутата. Предыдущая редакция Конституции (когда депутата невозможно было отозвать) в этой части прямо противоречила понятию “народ”, как высшему источнику власти. Нынешняя возможность отзыва депутата партией также не очень стыкуется со статьей 3.1 Конституции. В Казахстане только Конституция 1993 года и Конституция КазССР в этой части были абсолютно логичными.

Ответственность в словах предполагает твердость обещания. Но о какой твердости обещания можно говорить, если на государственном уровне подзабыли, что значит клятва? Клятва дается в крайне редких случаях и только один раз в жизни. Не знаю, почему представители многих горных народов не к месту очень часто произносят “клянусь”, но тюрки-кочевники и славяне очень осторожно и щепетильно относились к клятве. В Советском Союзе, унаследовавшем многие нравственные ценности населявших его народов, клятва тоже редко использовалась. Торжественное обещание “перед лицом своих товарищей” давали. Но клятву давали, по-моему, только в Вооруженных силах и правоохранительных органах (это логично, учитывая специфику профессии и обязанность служить, буквально не жалея своей жизни). Забыл еще Клятву Гиппократа: высокое звание врача тоже предполагало отдельную клятву. Что же творится у нас? Президент при инаугурации произносит клятву. С этим согласен, учитывая высоту должности и степень ответственности. Это также логично в отношении членов Конституционного Совета. Но зачем произносить клятву еще раз при переизбрании? Разве президент освобождается от своей предыдущей клятвы в коротком промежутке времени между старым и новыми сроками? Может, он освобождается от нее в случае прихода нового президента? Нет, клятва произносится единожды и на всю жизнь!

Будем логичны! Если президент в случае переизбрания произносит клятву в очередной раз, то он больше не первый президент, так как первый президент давал свою клятву! Я понимаю, что для юристов это просто игра неюридическими понятиями, но с точки зрения святости народа и связанного с ним обещания, это далеко не пустяки. Если же продолжать мою “софистику”, то Закон “О первом Президенте РК” и соответствующая поправка в Конституцию не имеют нравственной силы. По крайней мере, они не относятся к нынешнему президенту. Особенно учитывая тот факт, что первый президент клялся на другой Конституции и под другой гимн. У меня есть большие сомнения и по поводу юридической силы законодательных поправок в отношении первого президента, но это уже компетенция Конституционного Совета, оспаривать мнение которого просто-напросто запрещено.

И уж совсем меня выводит из равновесия демонстративное принесение клятвы членами правительства и акимами. Более того, в соответствии с Указом Президента РК № 372 от 13.04.2000 г. “Лица, прекратившие государственную службу, поступая на политическую государственную службу вновь, принимают присягу повторно”. С точки зрения нравственности государственные служащие вне зависимости от ранга должны быть честными и патриотичными по определению. Зачем клятву-то давать? Что за стремление казаться “быть святее папы римского”? Уж если требуется клятва, то зачем ее произносить снова при переназначениях? Интересно, кто у нас “рекордсмен по клятвам”? Думаю, там же можно найти и рекордсмена по клятвопреступлению.

Да что говорить о президенте, министрах и акимах, если даже спортсмены – члены сборной команды Казахстана приносят клятву. Эта клятва-присяга приносится в соответствии с “Инструкцией по организации подготовки и формирования сборных команд”, которая не является даже законодательным актом.

Не понимает руководство страны разницы между понятиями “торжественное обещание” и “клятва”. Торжественное обещание – это ритуал, напоминание кандидату об ответственности, дань уважения народу (коллективу), но даже этот ритуал нельзя исполнять многократно. Обещание сродни клятве, но клятва – это все же другое.

Клятва дается один раз в жизни и не требует напоминания. Это абсолютная обязанность. Глубоко личная, но без права на пересмотр или особенную, собственную трактовку обязанности. Наконец, без права на тайну личной жизни в отношении исполнения этой обязанности. Следует также отметить, что клятву можно произносить только по отношению и в адрес народа. Никакого “дуализма” (“Президенту и народу Казахстана”) быть не может! Народ – единственный источник государственной власти! Президент – тот же слуга народа и исполнитель его воли. Теоретически? Да. Но не забывайте, что “в действительности только они (идеи) и правят миром”. Или по Марксу: идея материализуется, когда овладевает массами.

К сожалению, только в Конституции (и, соответственно, в конституционном праве) фигурирует понятие “народ” (без определения такового). И, по-моему, только в законе “Об образовании” сказано, что одной из целей системы образования является нравственное воспитание населения. Запустили мы нравственность нашу, пустили ее развитие на самотек. Нельзя допускать этого! Не бывает в природе пустоты. Если нет собственной идеологии, то страна всегда будет жить по чужой! Идеология зеленых бумажек почти окончательно вытеснила идею Служения и Созидания. О значении нравственности и идейном содержании государственной политики я выскажусь словами Гегеля: “Такие целостности, как государство, церковь, перестают существовать, когда разрушается единство их понятия и их реальности; человек (и живое вообще) мертв, когда в нем отделяются друг от друга душа и тело”.

Если не хотим утратить свою идентичность, культурную особость, душу и дух народа, государственную независимость, в конце-то концов, мы должны помнить, что есть народ и что есть государство. Однажды мы уже теряли Родину. В 1991 году. Не желаю ни себе, ни вам, дорогие читатели-соотечественники, ни нашим потомкам пережить подобную трагедию еще раз! Но тогда от нас мало что зависело – все делалось в далекой Москве. Теперь это будет непростительно. Независимость можно терять не только с правовой точки зрения…

В заключение хочу добавить, что осознание себя частью народа – это еще и гордость. Я часто встречал стариков, родившихся в начале прошлого века, обладающих гордостью и невозмутимостью индейцев, красочно описанных Дж. Купером. Их вера в Бога переплетается с чувством собственного достоинства от осознания своей принадлежности к божественному, к народу. Казахи уважительно величают их “қария” (кария) (не просто “шал” или “кемпiр”). Они мудры, немногословны, аскетичны. У них прочный “ментальный якорь”. Такими людьми сложно манипулировать, так как они всегда остаются приверженцами народных традиций и нравственных ценностей. Не образованные, вышедшие из аула (а многие и не выходившие из аула), они, тем не менее, – аристократы духа, соль земли. Покажешь им какое-нибудь чудо техники, расскажешь о невиданных обычаях других стран, постараешься поразить его воображение чем-нибудь еще, а в ответ получишь только невозмутимо-нейтральное “Құдайдың құдыреті” (Кудайдын кудыретi – Бог всемогущ). И все. И никаких видимых эмоций. И никакой зависти или самоуничижения! У аристократов духа никогда даже мысли не возникает, что может быть что-то лучшее, чем Родина!

Верю, не вымерли еще среди нас аристократы духа. Их немало, они только временно разобщены…

***

Многие из нас получили хорошее образование в средней школе. До сих пор помним наизусть многие стихотворения. Мне особенно дорога песнь из поэмы Н.А.Некрасова “Кому на Руси жить хорошо”:

“Средь мира дольного

Для сердца вольного

Есть два пути…”

В жизни мне очень везло на Учителей. Один из них – моя учительница русского языка и литературы. До сих пор помню урок, на котором мы изучали эту поэму. Хотелось поднять руку и спросить: “Какой смысл идти по “тесной дороге” заступаться за обиженного, если большинство идет по “торной дороге”? Ведь получается, что тот обиженный тоже входит в большинство, живущее во “вражде-войне”?

Я часто задавал вопросы. И умные и не очень. Но тут сдержался. Интуитивно почувствовал, что ответить на этот вопрос нелегко. Ответить так, чтобы донести смысл этих строк до незрелого еще поколения. Не хотелось даже на минуту ставить под сомнение авторитет учителя, которого все мы очень уважали.

Гораздо позже определил для себя смысл этой песни. Нет, не большинство идет по “торной дороге”. А если и идут, то не осознанно. Большинство народа – простые обыватели, в зависимости от обстоятельств способные и на мелкую подлость, и на самоотверженный героизм. Все из народа: и хорошее, и плохое; и высокое, и низкое. Что ожидаешь, то и получишь. Но опираться нужно на благородство народа, на положительные черты его характера. Абсолютно отрицательных черт не бывает. Как говорится, “недостатки – есть продолжение достоинств”. Недостатки нужно учитывать, но взывать нужно к благородным помыслам. Тогда и народ ответит взаимностью. Народ всегда рано или поздно отвечает взаимностью…

namys-korgau@mail.ru

P.S.

Спасибо комментаторам статей. При помощи них узнаешь много нового. Отдельное спасибо тем, кто к моей предыдущей статье “Аруахи и духовная связь. Часть 2” дал ссылки на работы ученых, исследующих различные “энергетические поля”. Можно много читать на подобную тематику, но нет времени. Это все интересно! Однако более важным мне кажется прикладное значение результатов подобных исследований. Думаю, что прикладное применение в отношении общества, государства, народа едино: необходимость повышения духовного развития личности и общества в целом.

В предыдущей статье забыл добавить еще одну “фантазию”. Для полноты того “компота”, добавлю здесь. Л. Н. Гумилев ввел в науку понятие пассионарности. Он утверждал, что пассионарные взрывы происходили на узких и продолговатых участках Земли и предположил, что они являются следствием короткого направленного облучения определенными лучами из Космоса. Но такие участки можно получить и другим путем. Вдруг существуют те “информационные поля” и “антиполя”? Искривление нижнего антиполя вверх и его соприкосновение (короткое замыкание) с высшим полем при разноскоростном или разнонаправленном вращении обеих сфер геометрически даст узкий, но продолговатый сектор “контакта”, проекция которого на Землю (биосферу или ноосферу) и может оказаться участком пассионарного взрыва.

Если догадка имеет под собой почву, то именно на территории бывшего Советского Союза следует в ближайшем будущем (по историческим меркам) ожидать пассионарного взрыва. Не того рукотворного, потребовавшего сверхчеловеческих усилий большевиков, а природного, естественного. И главной задачей тогда будет направить этот взрыв в правильное русло, на осуществление народных целей. Ведь по Гумилеву, сама пассионарность изначально не имеет положительного или отрицательного знака с нравственной точки зрения.

Новости партнеров

Загрузка...