Первый оппонент режима

К 70-летию С. А. Абдильдина

Имя Серикболсына Абдильдаевича Абдильдина напрямую связано с независимым Казахстаном, шестнадцать лет тому назад он стоял у истоков суверенитета нашей страны. Но официальная историография об этом предпочитает умалчивать. Принято считать, что наша независимость заслуга только одного человека – президента Нурсултана Назарбаева. Между тем в разработке и принятии Декларации о независимости принимали участие многие государственные деятели и в первую очередь председатель Верховного Совета Серикболсын Абдильдин. Впрочем, начало 90-х годов, первые годы новой государственности Казахстана еще ждут своих непредвзятых исследователей.

Это были годы, полные драматических событий, экономических и политических потрясений. Трагична и судьба самого Верховного Совета, которым руководил Серикболсын Абдильдаевич. Надо иметь в виду, что с развалом Советского Союза советы народных депутатов различных уровней стали по сути единственным легитимным институтом власти. Верховный Совет Казахской ССР в одночасье получил всю полноту полномочий и на всей территории страны. Первая Республика являла собой прообраз парламентской демократии. Того самого, кстати, парламентаризма, которого сегодня упорно добивается вся демократическая общественность Казахстана.

Сейчас это многим кажется удивительным, но Назарбаев, изначально избранный президентом тем же Верховным Советом, не обладал тогда неограниченными полномочиями. Как вспоминал потом Саке, президент в те годы посещал чуть ли не каждое заседание Верховного Совета и лично докладывал о действиях и планах исполнительной ветви власти. Надо полагать, первому руководителю страны очень не нравилось, что ему приходится перед кем-то отчитываться.

Теперь совершенно понятно, что в те годы мы были гораздо ближе к демократии, к народовластию, чем сегодня. Гражданское общество в то время могло развиваться совершенно свободно, партии не преследовались, СМИ не закрывались. Выборы проводились намного честнее. Собственно, на той волне либерализма конца 80-х – начала 90-х я и сам был избран депутатом Семипалатинского городского совета. Совета, имевшего в те времена совсем не декларативный авторитет и влияние. Я не скажу, что мы контролировали все решения исполнительной власти, но чиновники были вынуждены считаться с мнением народных представителей. Знаю, аналогичные ростки народовластия образовались во всех городах республики, гражданская активность была весьма высокой. В те годы наше общество имело реальные шансы пойти по пути демократического развития, как это произошло в других государствах Восточной Европы.

Но, увы, жажда единоличной власти переломила естественный, эволюционный ход развития молодой страны. Система Советов была объявлена пережитком прошлого, тормозом на пути реформ. Воспользовавшись этим доводом, власть взялась за ликвидацию представительных органов. Многие помнят, как одновременно во всех местных советах начался инициироваться процесс “самороспуска”. У нас, в Семипалатинске, тоже нашлись такие “инициаторы”, но большинство депутатского корпуса не поддалось на провокацию. К великому сожалению, Верховный Совет ждала иная судьба. Несмотря на все усилия Абдильдина и других депутатов, приверженцев демократического пути развития, сохранить первый парламент республики не удалось. И тогда Серикболсын Абдильдин открыто заявил о своем несогласии с проводимой политикой, открывавшей дорогу к откровенному авторитаризму в государственном управлении.

Сегодня можно говорить без обиняков – в 1993 году в Казахстане произошел политический переворот. Путем уговоров, посулов и обмана все ветви власти были узурпированы одной – исполнительной властью, а широкие слои общества оказались не готовы противостоять авторитарным амбициям руководства страны. Не многие вообще поняли всю трагедию случившегося.

Возможно, будь на месте Абдильдина другой человек, никакого противодействия новой волне произвола не было бы. Я знаю, что и его пытались и запугивать, и обещали высокие должности. Но Серикболсын Абдильдаевич не изменил своим принципам, не пошел на сделку со своей совестью.

***

После разгона Верховного Совета высшая власть оказалась бесконтрольной. Особенно драматично эта вседозволенность сказалась на экономике страны, на проводимой в те годы приватизации государственной собственности. Наши недра и крупные промышленные объекты уходили за бесценок различным иностранным инвесторам, зачастую с сомнительной репутацией. Эти, по большому счету, проходимцы с большой дороги, пользовались как безграмотностью наших руководителей в вопросах рыночной экономики, так и их алчностью.

Настало время жестоких испытаний, которое пришлось пережить рядовым казахстанцам. Только теперь всплывают на свет сомнительные сделки периода приватизации. Только теперь мы узнаем, что через таких советников, как например, Джеймс Гиффен, миллионы долларов были переведены на счета Назарбаева и его родственников в швейцарские банки.

Ничего подобного не могло бы произойти, если бы в стране была дееспособная законодательная ветвь власти. Я глубоко убежден, что, защищая Верховный Совет, выступая против изменений Конституции, усиливающих президентскую вертикаль, Серикболсын Абдильдин, руководствовался не страхом за свое председательское кресло, как это нам пытались преподнести, а идейными и нравственными принципами. В истории не принято говорить в сослагательном наклонении, но как знать: может быть, если бы Абдильдин поступил тогда “как все”, то страна наша, скатилась бы к еще худшему варианту автократии, как это произошло в Туркмении или Узбекистане.

Серикболсын Абдильдаевич оказался не многим из тех, кто остался верен своим прежним идеалам. В то время, когда высшие функционеры ЦК Компартии Казахстана, начиная с ее первого секретаря, поспешили ради сохранения власти отречься от коммунистической идеологии, он проявил не только характер, но и выдающиеся организаторские способности, возглавив восстановленную Коммунистическую партию Казахстана, собрав под ее знамена настоящих, а номенклатурных коммунистов. Возрожденной Компартии Казахстана пришлось вести неравную борьбу со своими вчерашними вождями, отстаивая свое право на существование. Такая позиция вызывала уважение даже у тех, кто не разделял марксистскую идеологию.

***

Моя первая встреча с Серикболсыном Абдильдиным состоялась в конце 1999 года, во время президентских выборов, в бытность мою акимом Павлодарской области. Это были по сути дела первые, альтернативные президентские выборы. И реальным оппонентом действующему президенту был, конечно же, первый секретарь КПК Серикболсын Абдильдин.

Я помню, как-то в конце дня ко мне зашел руководитель аппарата. Он доложил, что завтра в область прибывает кандидат в президенты Абдильдин и спросил, какие будут распоряжения на этот счет. Надо прямо сказать, что положение было двойственное. С одной стороны я был назначенцем президента, входил так сказать в его команду. С другой стороны, как представитель власти, я не должен был отдавать каких-либо предпочтений никому из кандидатов. Слышал я и о препятствиях, чинимых некоторыми ретивыми акимами в ряде других регионов.

Я ответил руководителю аппарата, что если Абдильдин приезжает как частное лицо, то никаких распоряжений не будет. А если он прибывает к нам в качестве кандидата, то мы должны действовать в соответствии с протоколом, предусмотренным для встреч официальных лиц.

Серикболсына Абдильдина встретил в аэропорту один из моих заместителей. В соответствии с существующим регламентом ему были выделены машины, в том числе сопровождение ГАИ. Состоялась также и наша личная встреча с альтернативным кандидатом в моем служебном кабинете. Первое знакомство и весьма содержательная беседа с лидером КПК произвели на меня неизгладимое впечатление. Для меня стало откровением, что среди коммунистов (которых, что тут скрывать, я считал в некоторой степени ретроградами и противниками реформ), есть люди, обладающие таким широким кругозором, прекрасно разбирающиеся во многих нюансах рыночной экономики. Лидер Компартии Казахстана очень толково рассуждал о реформах, особенно в аграрной сфере. Его степенные и аргументированные слова внушали доверие. Я думаю, немного в те годы было членов правительства, которые могли на таком же интеллектуальном уровне обсуждать сложные экономические проблемы.

С тех пор мое отношение к коммунистам заметно поменялось. Я понял, что в политике нельзя все делить только на черное и белое, что ради интересов страны надо внимательно прислушиваться к словам оппонентов. Тогда же, я впервые задумался: почему такой человек, как Серикболсын Абдильдин, пошел на исключительный в то время шаг – противостояние с президентом Назарбаевым? Официальная пропаганда, да и многие независимые СМИ той поры утверждали, что коммунисты тянут страну в советское прошлое, противятся экономическим и политическим свободам. Но я видел перед собой человека, который вполне разделял ценности современной цивилизации.

Эта встреча подтолкнула меня и еще к одной мысли: недостатки нашего государственного устройства не есть издержки переходного периода, они носят системный характер.

***

В ноябре 2001 года известные общественные деятели, политики, ведущие предприниматели и представители интеллигенции выступили с инициативой создания движения “Демократический выбор Казахстана”. Мы заявили о необходимости провести политические реформы, вернуть страну в русло демократических стандартов. Я, как один из инициаторов “Демвыбора” понимал, что наше движение создается не на пустом месте, что есть и люди и организации, которые задолго до нас выступали за демократические реформы. Логика подсказывала, что так или иначе мы должны идти на сближение, соединять наши усилия в интересах общих целей. Мы искали поддержки, искали союзников, и с этой целью проводили переговоры с представителями так называемой “старой” оппозиции. Правда, не все в политсовете Движения разделяли такую точку зрения. Некоторые считали существующую оппозицию чрезмерно радикальной, а потому предлагали от нее дистанцироваться. Тогда еще эта часть ДВК опасалась критиковать режим личной власти президента Назарбаева.

В эти драматически насыщенные дни я встречался в Астане с Серикболсыном Абдильдиным, бывшим тогда депутатом Мажилиса. Я рассказал ему о целях и задачах нашего Движения. Про “Демвыбор” ходили в те дни самые разные домыслы, но Абдильдин сразу же нас поддержал. Поддержал искренне, без всяких оговорок и недомолвок.

В самые трудные дни, когда начались уголовные преследования, когда в рядах Движения произошел очевидный раскол, Серикболсын Абдильдин вступил в “Демвыбор Казахстана”, стал членом его политического совета. Свою солидарность с ДВК выразили и рядовые коммунисты.

Последующие события широко известны. Серикболсын Абдильдаевич приехал в Павлодар, где надо мной шел суд. Он не только оказал мне такую значимую в те дни моральную поддержку, но и активно боролся за мою свободу, участвуя в митингах в мою защиту, выступая в стенах парламента. В последствии Абдильдин и другие депутаты неоднократно приезжали в Кушмурунскую колонию, пользуясь своими правами избранников народа посещать места заключения. В колонии бывали такие критические ситуации, вплоть до угрозы жизни, когда спасало только внимание депутатов и общественности. Саке всегда обстоятельно, по-отечески заботливо, интересовался моим здоровьем и обстановкой вокруг. Надо сказать, что авторитет партии Абдильдина в тех краях был очень высок. Это было заметно даже по поведению руководства колонии и офицеров. Это чувствовалось и среди заключенных. После каждого такого посещения обычные зэки спрашивали меня, правда ли, что приезжал сам Абдильдин, просили рассказать о нем подробнее. Его приезды укрепляли надежду и уверенность, я искренне благодарен Серикболсын-ага за проявленную заботу.

***

Историк Лев Карсавин как-то заметил, что прошлое познается в настоящем. Сегодня мы глубже понимаем события 15-20 летней давности. Пройдет совсем не много времени и нынешняя злободневная публицистика тоже станет документами истории. Время отсеет шелуху, покроет пылью все не настоящее и второстепенное. В новые школьные учебники войдет только то, что действительно было важным и ценным.

У меня нет никакого сомнения, что Серикболсын Абдильдин займет в новейшей истории Республики Казахстан свое достойное место. Он войдет туда не только по формальным признакам: как председатель Верховного Совета Казахской ССР, провозгласившего независимость страны, но и как ведущий политик, участник многих поворотных моментов нашей современности.

Не многие действующие политики, в силу тех или иных причин, оказались способными верно оценить вызовы своего времени, занять правильную, честную позицию. Для этого нужна была не только смелость, а нечто гораздо большее: государственное видение, подлинный патриотизм и личная порядочность. Именно эти качества отличают нашего юбиляра — Серикболсына Абдильдаевича Абдильдина.

газета “ПРАВДА Казахстана”, 21 ноября 2007 г.

Новости партнеров

Загрузка...