Семь вопросов юбиляру – Жармахану Туякбаю

— Жармахан Айтбаевич, во-первых, разрешите от имени нашей редакции поздравить Вас с юбилеем! Желаем Вам физического и политического долголетия! Как Вы себя чувствуете? В “политическом смысле”, то есть — как политик.

— Проведя в политике много лет, становишься в этой сфере, скажем так, не слишком впечатлительным. Все, что случается, уже оцениваешь спокойно, лишь как часть некоего большого процесса, где есть победы и поражения. Главное, если все это происходит на пути к хорошо осознанной цели. В моем случае это – демократическое переустройство нашей страны, создание справедливого и социально ответственного государства. Я уверен, что благодаря нашим усилиям эта цель неуклонно приближается, с каждым годом все больше казахстанцев осознают тупиковость существующего политического устройства. Поэтому я был и остаюсь оптимистом, уверенно чувствую себя и в жизни, и в политике. Я делаю правое дело.

— Сегодня, после того как все выборы закончились, наблюдается некоторое политическое затишье. По крайней мере, низка активность политических партий. Как ваша партия намеревается жить дальше, после всех выборных неудач?

— Все минувшие выборы показали, что успешно противостоять административному ресурсу власти могут лишь партии по-настоящему современные, эффективные, объединяющие в своих рядах массы убежденных сторонников. Поэтому, что касается оппозиционных партий, сейчас их низкая активность обманчива. В условиях завершения электоральных циклов их “внешняя” работа стала менее заметна только потому, что они глубже сосредоточились на вопросах внутренних – проблематике партийного строительства, совершенствования своей организации и идеологии. Тот же процесс переживает и наша ОСДП. Мы стремимся углубить нашу работу в части взаимодействия с населением, развить применительно к реалиям нашей страны классические социал-демократические идеи. И, конечно же, мы будем реагировать на все злободневные текущие проблемы общества, использовать любую возможность для воздействия на руководство страны с требованием улучшения условий жизни казахстанцев, усиления социальной политики, осуществления демократических реформ.

— Как Вы, юрист с огромным стажем, сможете оценить правовые аспекты, касающиеся публикации в Интернете так называемых “прослушек”?

— Как известно, Конституция гарантирует всем гражданам тайну переписки и переговоров. По закону об оперативно-розыскных мероприятиях исключения допускаются лишь в рамках расследования уголовных дел и только с санкции прокурора. Все иное является уголовно наказуемым занятием.

Таким образом, в вопросе нарушения тайны переговоров субъектом ответственности является именно та организация или лицо, которые осуществляли “прослушку”. Что же касается СМИ, то они, в силу закрытости такого рода информации, не могли знать о законности или незаконности получения предоставленной им информации. Таким образом, с точки зрения закона, интернет-сайты и газеты не могут подлежать ответственности. А вот организациям, осуществляющим такие прослушки, не мешало бы задуматься о законности и правовых последствиях своей деятельности.

— Как Вы расцениваете шансы Казахстана занять место председателя ОБСЕ?

— Я думаю, нет такого казахстанца, который не желал бы, чтобы наша страна когда-нибудь смогла возглавить ОБСЕ. Этот пост очень важен для самоутверждения нашего молодого государства на мировой арене, он смог бы закрепить приверженность Казахстана европейскому вектору развития, эффективнее которого человечество пока еще ничего не придумало. Другое дело, что ОБСЕ все-таки является правозащитной и демократической организацией, и как может претендовать на главенствующую роль в ней государство, которое пока никак не доказало свою решимость встать на путь реальных демократических реформ?

Поэтому шансы Казахстана занять это место сейчас я расцениваю как очень низкие. Все-таки ОБСЕ, при всей ее политкорректности, пока не видит оснований пересматривать “проблемную” позицию нашей страны в рядах этой организации. То, что эти шансы невелики, косвенно подтверждает и образование рядом стран СНГ т. н. “семерки” — фактически для того, чтобы в случае неудачи Казахстана поставить под сомнение некоторые принципы ОБСЕ и, в частности, уменьшить ее роль в наблюдении за выборными процессами. Думаю, перенос заявки Казахстана на 2011 год стал бы разумным компромиссом и снял это намечающееся напряжение.

— Ваша партия стала полноправным членом Социнтерна? Как ваши коллеги из Социнтерна относятся к политическим событиям в Казахстане? Как они восприняли тот факт, что ваша партия не попала в парламент?

— Процедура упрощенного принятия ОСДП в Социалистический интернационал продолжается. Мировое социал-демократическое сообщество в лице своих лидеров неоднократно заявляло о своем желании видеть нашу партию в составе этой авторитетнейшей организации и развивать с нами всестороннее сотрудничество. И, конечно же, никакие итоги нашей партии на выборах не могут замедлить этот процесс. Членами Социнтерна являются многие десятки партий со всего мира — едва ли не каждый месяц какая-то из них выигрывает или проигрывает выборы.

Другое дело, что Социнтерн внимательно оценивает условия, в которых проходят эти выборы – соответствуют ли они общепринятым нормам свободы и демократии. Подводя итоги выборов в Мажилис, Социалистический интернационал фактически присоединился к мнению ОБСЕ и других европейских организаций – то есть, дал выборам негативную оценку.

— Каковы Ваши прогнозы политической жизни Казахстана на ближайший год? Какие вопросы будут определять политику в этот период?

— Прогнозы – дело неблагодарное, тем более, в условиях, когда все в стране зависит от воли одного человека. Тем не менее, на ближайшее будущее я вижу несколько стоящих перед властью крайне актуальных задач. Первая – не допустить дальнейшего роста цен и тарифов, приложить все усилия для адекватной компенсации уязвимым казахстанцам уже допущенного ценового беспредела. Вторая — преодолеть кризисные явления в финансово-экономической сфере, вызванные спекулятивным характером банковской системы и ее полной оторванностью от реального сектора экономики. Третья – приступить, наконец, к осуществлению самых неотложных демократических реформ, обеспечить основные права людей, в том числе на распространение и получение объективной информации.

Думаю, без выполнения этих назревших условий угроза социального взрыва с каждым днем будет становиться все более реальной.

— И последнее. Вы очень редко рассказываете о своей жизни вне политики. Можете что-то сказать о том, как Вы живете, просто, как человек? Что Вас занимает в этой жизни, кроме политики?

— Самое главное в моей жизни вне политики – моя семья. Жена, трое детей, восемь внуков. Считаю, что в свое время я из-за занятости не уделил достаточного внимания своим детям. Теперь стараюсь “компенсировать упущенное” на внуках, при малейшем случае стараюсь с ними повозиться. Но и сейчас такие возможности выпадают не очень часто: нехватка времени, расстояния…

До сих пор сохранил в душе кое-что из прежних привычек – не отказался бы сходить в пеший поход в горы, сразиться в биллиардной, прочитать хорошую книгу. Правда, в реальности время остается только на то, чтобы помечтать об этом.

Новости партнеров

Загрузка...