Золотая осень патриарха

К 70-летию Серикболсына Абдильдина

Родившийся на исходе золотой алтайской осени Серикболсын Абдильдин, признанный патриарх казахстанской демократии, пришел к своей золотой осени с солидным арсеналом званий, регалий и заслуг перед обществом и государством.

Безусловно, достоинство и вес человека определяются его позицией, умением не размениваться по мелочам, ставить интересы народа выше личного благополучия. Сегодняшнему юбиляру Абдильдину удалось во времена крушения идеологии и нравов своей стойкой жизненной позицией снискать признание и уважение в народе, сохранить репутацию настоящего коммуниста, оставаясь в глазах многих достойным представителем поколения людей советской закалки.

У каждой эпохи свои герои, эпических богатырей сменили пламенные революционеры. Но всегда впереди обоза истории шли эстеты духа, чьи поступки и слова были сильнее и острее разящих мечей, так как они были подчинены не эгоистическим позывам личного благополучия, а позывам угнетенного общества.

\"

Именно такой груз лег на плечи вполне мирного и добродушного человека, выходца из тарбагатайской глубинки, упорно торившего путь в большую жизнь профессионального управленца и принципиального политика.

Говоря языком революционной песни, когда черные тучи реют над нами, обязательно находятся люди, которые ведут через их завесу к солнцу и призывают ясный день.

Это образное определение весьма точно отражают незаурядную личность Серикболсына Абдильдина, человека рожденного на крутом изломе современной истории, получившем и сохранившем стальную закалку поистине революционного по своей сути времени торжества социализма.

Эта закалка не могла не сформировать из него борца. В современном мире борец не тот, кто бряцает оружием или подавляет силой волю большинства. Самая трудная борьба происходит на подсознательном уровне, и не каждый находит силы и смелость сохранять верность однажды и на всю жизнь сформировавшимся идеалам.

Мне повезло соприкоснуться в жизни, вернее, идти в последние годы рядом с Сер-ага. Возможно, ранее я не мог бы во всей полноте разделить его взгляды и позиции, принять условия бескорыстной дружбы. Слишком сложно идет в наше противоречивое время осознание своего места в жизни, сохранение таких простых человеческих качеств, как честь и достоинство.

Поэтому понятно некоторое недоверие и дистанция, которой мы придерживаемся к людям, облаченным высокими титулами и постами. Не всегда можно рассчитывать на их искренность, ведь хождение по лестницам высших коридоров власти предполагает и немалую долю коварства. К счастью, в данном случае, я убедился, что абдильдинское человеческое притяжение исходит из здоровой сути.

Приглашение возглавить партийную газету я получил от него в начале юбилейного года Великой Победы. Надо было поддержать дух ветеранов, которых ломали невзгоды бесчестного разграбления сохраненной и построенной ими страны. Было больно видеть участь вчерашних победителей, перебивающихся с хлеба на воду. Зная мои прежние публикации, полные осуждения пороков загнившей кремлевской верхушки, Сер-ага начал разговор деликатно, мол, можешь не вступать в партию и оставаться при своих убеждениях, только сделай нормальную газету.

И я сам не заметил, как полностью попал под его человеческое очарование, восстановился в рядах партии. И все потому, что каждое слово и поступки его всегда выверены, деликатны, дальновидны. С ним легко работать, делиться мыслями, шутить. Вместе с тем, прежде всего стоят интересы нашего общего правого дела.

Полностью доверив газету со словами “она твоя, относись к ней как к родному дитя”, он ни разу за эти три года не сделал замечания, не лишил инициативы. И как не быть мне благодарным за то, что он был пристрастен лишь к моим передовицам. За желанием деликатно отшлифовать каждую мою мысль стояло большое уважение ко мне и всему тому, что выходило из-под моего пера. И если мне когда-нибудь удастся издать эти передовые статьи отдельной книгой, то редактором ее, безусловно, надо будет считать Абдильдина.

Это прекрасно, когда люди работают в атмосфере взаимного уважения и доверия. Сер-ага умеет создавать такую атмосферу. А мелкие проколы может деликатно перевести на шутку, типа, ну и глупец я, коли обижусь на тебя. Ведь говорят в народе, не спрашивай совета у поэта.

Но даже за простотой нашего общения и доверительной открытостью друг к другу я постоянно ощущал и продолжаю ощущать его ненавязчивую опеку и мудрый наставнический дух. Он умеет вселять уважение, доверие и вызывать желание сделать невозможное возможным, а слабого умеет превратить в сильного. Такое дается не каждому, а лишь тем, кто наделен истинным призванием Наставника и Учителя в самом высоком смысле этих слов.

Поэтому тем, кто задается вопросом: кто такой Серикболсын Абдильдин, с чьим именем связано сегодняшнее возрождение обливаемой грязью коммунистической партии Казахстана, я бы ответил, что, прежде всего, это мудрый человек чести, а популярность его стоит на правоте и твердости жизненной и политической позиции.

Лично для меня это стало особенно наглядным во время памятного месячного агитационного марш-броска с Серикболсыном Абдильдаевичем по республике – от Каспия до Алтая, от северных до южных регионов во время последних президентских выборов. Более всего я поражался его физической выдержке. Он словно помолодел в эти дни, до того его бодрило общение с народом, сама перспектива победы.

Встречи с избирателями проводились не только в областных центрах, но и в малых городах и сельской глубинке. В иные дни приходилось преодолевать по 500-600 километров не самых лучших дорог, чтобы успеть охватить несколько населенных пунктов, где люди ждали его, чтобы услышать правду о сегодняшнем режиме и какой путь предлагают демократы.

То, что Абдильдин “в ударе” бодрило и нас, членов его команды. Ведь у него был огромный опыт противостояния режиму личной власти. Вот и на этот раз он решил сполна использовать возможность повернуть ход истории современного Казахстана в цивилизованное демократическое русло и своей уверенностью в правоте и достижении победы придавал сил и уверенности приходившим на встречи людям. Собственно, чувствовалось, что большинство избирателей шли конкретно на Абдильдина. Велико было желание многих услышать правду из его уст, так как в народе по-прежнему он оставался чистым незапятнанным лидером.

Надо было видеть, как сотни и тысячи людей приходили на наши встречи, несмотря на противодействие властей, чтобы получить ответы на наболевшие вопросы. И подавляющая масса выражала поддержку программы демократических перемен, особенно в таких забытых богом и властями уголках, как Аркалык и других малых городах и райцентрах, где основная масса населения выражала недоверие власти и была готова отстоять свой гражданский выбор в пользу демократии.

В ходе этих поездок я увидел, какой панический страх испытывают прислужники власти на местах перед неподкупным и невозмутимым борцом с режимом, первым председателем Верховного Совета, я бы сказал, народных чаяний Серикболсыном Абдильдиным. Работники акиматов, полицейские и определенные люди в штатском блокировали подступы к местам встреч, останавливали и разворачивали транспорт из окрестных сел, якобы спасая и без того запуганных и ущемленных в своих правах граждан от “контактов с экстремистами”.

На отдельных встречах, как в Шетском районе Карагандинской области, отключали микрофоны, а затем и вовсе гасили свет в зале. Доходило до того, что в Зайсане запугали работников кафе, чтобы только не кормили оппозиционеров, грозя налоговой полицией. Ни в одном из сел Атырауской области не предоставили дома культуры, хотя договоры были заключены, и встречи приходилось проводить, мягко говоря, на свежем воздухе. И это повторялось во всех областях.

Власти даже не задумывались над тем, что репрессивные меры порождают противодействие. Наглядный пример тому — встреча в с. Кокпекты ВКО, непосредственно на родине Абдильдина, где бегал мальчишкой в школу, а молодым агрономом исходил все поля. Не ведающая ни стыда, ни срама местная власть предоставила помещение одной из школ на окраине, и то благодаря возмущению местных жителей. Глубокой ночью они пришли сюда, чтобы выместить свой гнев на действия властей, раскрывали в своих выступлениях ее уродливое лицо. Как раз этим – пробуждением недовольства народа режимом и был опасен власти Абдильдин.

Как-то он сказал, что акимам, чем мешать, лучше бы самим посещать эти встречи. Хотя бы услышали, что думает и говорит о власти народ. Может, тогда попытались бы хоть немного приблизиться к его нуждам и не принимали бы действия, которые дискредитируют их в глазах общества.

А дискредитация власти и самого президента шла полным ходом. Примером тому встречи в городах Туркестан и Арыс. Ревностные поклонники режима не постыдились хулиганских действий во время священного Рамазана в духовной столице Казахстана. Небезызвестный Мухтар Мухаметжанов приехал в Туркестан с группой молодчиков, которые “прославились” 2 мая в г. Шымкенте бандитскими выходками во время встречи с лидером движения “За справедливый Казахстан” Жармаханом Туякбаем.

Поразительно, что сотрудники органов внутренних дел не сделали выводов после суда над Мухаметжановым и вновь позволили ему провокационные хулиганские действия, а проректор Туркестанского университета послал ему на подмогу группу подневольных студентов с целью сорвать встречу. И невдомек инициаторам этого позорного действия, что они оказывают глупую услугу Нурсултану Назарбаеву, портреты которого развешены на огромных билбордах вдоль всех автомобильных трасс Южно-Казахстанской области. Сей факт достаточно красноречиво свидетельствует о “равных возможностях” кандидатов и “честности” предстоящих президентских выборов. Именно это побудило в дальнейшем Абдильдина объявить бойкот последним парламентским выборам.

Кстати, “патриотизм” наемных защитников режима, как стало известно, подкреплялся материальным стимулированием за преданность.

С.Абдильдин, как опытный политик, продолжал на встречах с избирателями крушить систему личной власти. Так на повторявшиеся по единому сценарию провокационные вопросы из зала, типа, почему оппозиция обижает их любимого президента, называя его лжецом, Абдильдин парировал: “Как же не называть его лжецом, если он говорит одно, а на деле происходит обратное? — и далее излагал веские доводы, — за 16 лет своего правления, что он сделал хорошего для народа, простых людей? В 1990 году в республике было 8887 детских садов, осталось немногим более 1100 детских дошкольных учреждений. Одним указом он лишил льгот жителей Семипалатинского полигона и экологически бедствующей зоны Арала, обделил ветеранов войны и труда. Разве это является заботой о народе? А все крупные прибыльные предприятия и стратегические объекты отдал иностранцам. Даже детей сирот продаем за границу. Это ли забота о народе? А на какие средства строится Астана? Разве не обещал он, что ни одного тыйина не тронет из бюджета? Разве вам стало легче от того, что министерства переехали в шикарные офисы, в которые невозможно зайти простым людям, а сам Президент построил себе за 10 лет три резиденции? Не пора ли открыть глаза на издержки его правления? Я хочу, чтобы вы сделали правильный выбор”.

Характерным выражением мнения избирателей для меня остались произнесенные в Жетысае слова ветерана войны Акимтая Алжанова:

“Я родился в Мактааральском районе. Отсюда ушел в 1941 году на фронт. В 1944 году на границе Германии вступил в Коммунистическую партию. Супруга у меня тоже член партии, награждена орденами и медалями. Советское правительство и Коммунистическая партия заботились о простых людях, воспитывали и возвышали человека труда. У нас было общество социальной справедливости. Сегодня власти пугаются оппозиции за идею справедливости. Но оппозиция нужна, так как не может один человек олицетворять всю правду. Пусть народ сделает выбор, а кто победит в честной борьбе, возглавит страну”.

В этих словах ветерана суть настроений и умозрений народа. Народ давно созрел до демократии, хочет жить без лжи и фальши авторитарного режима. Помнится, приятное оживление в эту встречу привнесло появление на сцене 4-х летнего мальчика Серикболсына, которого родители назвали в честь известного ученого и государственного деятеля С. Абдильдина. Честный политик и старейшина оппозиции под дружное ликование зала дал доброе напутствие своему юному тезке.

Кстати, он частенько получает телеграммы и письма из различных уголков Казахстана о пополнении плеяды юных Серикболсынов, родители которых желают видеть своих детей такими же честными, порядочными и преданными своему народу, как их именитый и авторитетный кумир, чье имя стало символом борьбы за достойное будущее своего народа.

Вообще эта поездка мне открыла глаза на трибуна Абдильдина, который умеет зажигать аудиторию. Как опытный политик, к тому же привычный к кафедре профессор, он умеет часами держать слушателей в напряженном внимании, раскрывая глаза на суть порочного авторитарного режима, иллюстрируя свое выступление яркими примерами уродливости, безнравственности, лживости и обреченности режима личной власти.

Читающая публика знает, как часто лидер коммунистов дает интервью по самым болезненным вопросам жизни общества, как веско аргументирует фактами и доводами. Видимо, поэтому его практически не допускают на монопольное власти телевидение. Однако слова и оценки Абдильдина всегда вызывают большой общественный резонанс, потому что он умеет, как говорят, зреть в корень.

Продолжая разговор о роли Абдильдина в сегодняшнем демократическом движении, задумаемся, на чем держится его незыблемый авторитет? Чем же еще, кроме твердых убеждений, смелой позиции привораживает публику этот удивительный человек?

Его человеческое обаяние исходит от внутренней культуры и глубокой эрудиции. Он вполне олицетворяет собой элитарную интеллигенцию советской формации, которой присуща не только широта знаний, высокий профессионализм, но и чувство безграничного служения народу. Сер-ага не из тех претендентов на одиозную личность, которые мечут гром и молнии, пускают в оборот административную и финансовую мощь и добиваются восхождения на Олимп, сметая все на пути, в том числе и элементарную порядочность.

Его сила в другом. Человек далеко не простецкой простоты, без наигранного благородства и порядочности, он подкупает людей идущей из глубины души искренностью, душевным участием к чужим судьбам и проблемам, присущими его природе. А доведенная до щепетильности честность и обязательность являются качеством весьма редким среди сегодняшних политиков.

Путь до высоты признанного ученого и государственного деятеля сельского агронома был вроде бы и закономерным для советской эпохи, и в то же время он давался настойчивой работой над собой, неистовой целеустремленностью, мудростью и внутренней (базовой) верой в свою правоту, в свои возможности и свое призвание.

Дорогу осилит идущий. И он осилил достаточно сложный жизненный путь и уподобился врачевателю, призванному спасти общество от новоиспеченной язвы времени дикого накопления капитала, крушения нравственных ценностей и ужасающего по размаху расслоения общества на кучку сверхбогатых и нищенствующие массы. И он не только смело ставит неутешительный диагноз разложения режима, но и психологически верно указывает пути выхода из кризиса и реанимации здоровой сущности народа и государства.

Еще древние китайцы говорили, боже упаси жить в эпоху перемен. Развал Союза, поиски вслепую собственного пути завели нас в страну независимости власти от собственного народа. Многие люди сломались, особенно из быстро перестроившихся служителей фемиды и правосудия, силовых структур, обслуживающей власть челяди. Но перелом происходит в душах нестойких людей. Для таких, как Абдильдин, в перестройке плебейского сознания не было необходимости. Такие люди руководствуются иными ценностями. И Сер-ага остался верен стальной закалке социализма, которую наши поколения впитали со словами Николая Островского: “Самое дорогое у человека – это жизнь. И прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесценно прожитые годы…”.

А накопительство, стяжательство, безумие роскоши и безнаказанности не тот капитал, которой уносят с собой в вечность.

И в этом плане примечательно, что обширный запас знаний и политического опыта Серикболсын Абдильдин направил не на стратегию личного обогащения, (хотя для находившегося у вершины власти доктора экономиста это было бы не трудно), а на стратегию борьбы с насилием и угнетением, борьбы с шаткой ролью народа в своей судьбе.

Авторитет политика, тем более лидера партии не приходит случайно. Прежде всего, требуются стратегическое мышление и тактическая маневренность. Все это глубоко присуще Абдильдину. Как неистово работал он над новой программой партии, практически в его личной редакции.

Безусловно, достоинство политика и человека определяются его четкой и выверенной позицией, умением не размениваться по мелочам, ставить общественные интересы выше личного благополучия. И эти качества выгодно отличают Сер-ага от многих дутых политических фигур нашего времени.

А чисто в человеческом плане он очень даже счастливый человек, потому что обрел себя, не изменил своему призванию, сохранил свое лицо. Ведь не вкладами в швейцарских банках определяется истинное счастье. Зная с какой теплотой он относится к супруге, как ценит ее вклад, как выражается сам, в его личностное и профессиональное становление (Лаура Исенгельдиевна раньше его защитила докторскую диссертацию), я думаю, как повезло им в любви и они не могли не вырастить достойных детей.

И они передали им самое ценное наследие, которым будут гордиться потомки и в последующих поколениях.

Бег жизни идет по спирали, но всегда и во все времена в цене благородство. И можно не сомневаться, что в нормальной хронологии казахстанской истории, не искаженной на потребу осыпающихся как листья в осеннем саду режимов и правителей, останется глубокий абдильдинской след, след тернистого пути к свету.

Возвращаясь к сегодняшней далеко не веселой реальности, можно сказать, еще не вечер эпохи великих романтиков духа. Еще развеются черные тучи, и свет людского добра наполнит сияющий мир. Для этого мы и живем. И хорошо, когда заплываешь в бурное море современности в одной лодке с такой надежной личностью, как Серикболсын Абдильдин.

Новости партнеров

Загрузка...