Ваш ход, мусульмане!

“…полуторамиллиардное мусульманское сообщество дало миру 9 лауреатов Нобелевской премии. За такой же срок 12-ти миллионный еврейский народ явил человечеству более 150-ти лауреатов… В чем причина такого несопоставимого разрыва?”

\"Мурат

Мурат Телибеков

Во время своей инаугурационной речи в 1961 году, президент США Джон Кеннеди, сказал: \»Не спрашивай, что Америка может сделать для тебя. Лучше ответь, что ты можешь сделать для Америки\». Эта фраза в качестве эпитафии выбита на надгробном камне Кеннеди на Арлингтонском кладбище в Вашингтоне, что доказывает силу и справедливость этих слов.

Мне тоже нравятся эти слова, и, прежде всего, потому, что в них есть призыв к действию и прямой вопрос ко всем и к каждому. Иногда и себя не вредно спросить: “Что я сделал для своей страны?”, а еще лучше: “Что мы – сделали?”. Мы – мусульмане. Для своей религии, для страны, для людей. Этот нелегкий вопрос я адресую своему собеседнику, руководителю Союза мусульман Казахстана, директору Мусульманского комитета по правам человека в Центральной Азии Мурату Айтжановичу Телибекову.

— Мурат Айтжанович, не из праздного интереса я задаю Вам этот вопрос. Меня как мусульманина, не могут не приводить в глубокое уныние следующие цифры. Почти за три десятка лет, полуторамиллиардное мусульманское сообщество дало миру 9 лауреатов Нобелевской премии. Причем 5 из них получили свою награду за весьма сомнительные заслуги (политическая конъюнктура). За такой же срок 12-ти миллионный еврейский народ явил человечеству более 150-ти лауреатов. Таким образом, мы видим, что вклад мусульман в развитие человечества за последнее время, судя по количеству Нобелевских наград невелик. В чем причина такого несопоставимого разрыва и такого непозволительного бездействия?

Ну, во-первых, история человечества это нечто больше, чем последние три десятилетия. В свое время именно Ислам придал мощный импульс развитию цивилизации. Согласен, что нынешнее положение мусульманского мира производит удручающее впечатление. Замерла культура, не развивается наука. Подобная стагнация стала следствием кризиса идеологии Ислама. Это признают многие выдающиеся мусульманские ученые и политики.

Ислам выхолощен, он поставлен на службу деспотическим режимам, преследующим исключительно меркантильные цели. Власть в мусульманских странах объявлена незыблемой, передача ее по наследству, аргументируется идеей пресловутого халифата, узаконена монополия горстки людей на богатства, которые должны принадлежать всему народу. В качестве “главной” идеи Корана преподносится — беспрекословное повиновение власти, якобы, олицетворяющей волю Аллаха, а к числу главных добродетелей причисляют безоговорочное подчинение, терпение и покорность. Земное существование в этом контексте – это только лишь как подготовка к загробной жизни.

Подобная философия, конечно же, удобна для правителей, но губительна для народа, ибо она культивирует социальную и творческую пассивность и фатализм. Проблема усугубляется еще и тем, что крупнейшие международные исламские университеты, такие как египетский “Аль-Азхар”, по сути, пропагандируют подобную идеологию. Подготовка и экспорт социально-индифферентных имамов поставлена в этом учебном заведении на поток и превратились в настоящую индустрию.

— Набрав в поисковой системе Интернета Ваше имя, я узнал, что активная позиция мусульманина и гражданина Вам не чужда. Вероятно, вопрос “Что я сделал для страны”, а значит, для людей, для Ислама, для единоверцев вы себе задаете часто. Каких успехов на этом тернистом пути Вам удалось достигнуть, возглавляя Союз Мусульман Казахстана (СМК)?

Наша цель заключается в изменении стереотипов, сложившихся в общественном сознании, и показать, что служение Исламу это нечто большее, чем перебирание четок и заучивание сур. Самое яркое подтверждение тому — жизнь пророка Мухаммада (Да, благословит его Аллах и приветствует!). Его бескомпромиссная борьба с социальными пороками и смелые реформы могли бы послужить хорошим примером не только для духовенства, но и политиков. Если говорить о практической деятельности СМК, то приведу лишь несколько примеров. Самым большим нашим достижением стали перемены в казахстанско-египетском университете исламской культуры “Нур-Мубарак”. Благодаря нашим критическим выступлениям пресечены серьезные злоупотребления и улучшен учебный процесс. Хотя это стоило нам жестоких судебных преследований, а член нашей организации Абдулла Оспанов в отместку был исключен с последнего курса этого университета.

Сегодня к нам за помощью обращаются многие люди, причем не только мусульмане. Так, например, в прошлом году по призыву СМК городской акимат провел проверку деятельность детского противотуберкулезного санатория, руководство которого подозревалось в хищении и коррупции. Большой резонанс вызвало обращение к министру социального обеспечения Г.Карагусовой с просьбой помочь алматинским пенсионерам. Ее реакция была столь быстрой и решительной, что повергла в ужас чиновников из городского департамента. Слава Аллаху, есть еще среди наших министров благородные и порядочные люди.

Большое внимание Союз мусульман уделяет проблеме хаджа. После наших публикаций и обращения в МВД республики была закрыта турецкая туристическая компания, уличенная в обмане казахстанских паломников. В 2006 году по инициативе СМК на международной исламской конференции в Душанбе заложены основы Организации Исламского Сотрудничества в Центральной Азии. Кроме того мы ведем большую просветительскую деятельность: открыт интернет-сайт Союза мусульман Казахстана, постоянно проводятся “круглые столы”, конференции с широким освещением в средствах массовой информации.

— В одном из своих интервью Вы, обозначая задачи и цели СМК, сказали: “Изначально наша задача заключалась в том, чтобы помочь Духовному Управлению Мусульман Казахстана (ДУМК) в религиозном просвещении общества”. Как сегодня складываются Ваши отношения с официальным духовенством, и удается ли реализовывать совместную задачу по религиозному просвещению казахстанского общества?

— Был период, когда мы тесно сотрудничали с ДУМК, особенно в период выпуска еженедельной духовно-просветительской телевизионной передачи “Минарет”. Однако стоило нам заявить о самостоятельной организации, и позволить критические замечания, — сотрудничество приостановилось. Сейчас наши отношения налаживаются. Мы уже провели несколько “круглых столов” с участием представителей ДУМК, и это вселяет надежду. Верховный муфтий Абсаттар Дербисали, как человек высокообразованный, проводит большую работу по развитию Ислама в Казахстане. В этой связи, хотелось бы выразить надежду, что тот немалый административный и финансовый потенциал, который есть в распоряжении Духовного управления, будет использоваться с большей пользой для мусульманской общественности. Кроме того, принимая во внимание опыт его работы на дипломатической службе и профессионализм востоковеда, я думаю, что Казахстан мог бы выстроить весьма эффективную стратегию в отношении с мусульманским миром.

— Быть казахстанцем – это “по умолчанию” быть патриотом своей страны. Быть мусульманином, значит быть защитником интересов Ислама, его апологетом. Чувствуете, как близки эти два определения? В этой связи напрашивается вопрос относительно взаимоотношений государства и религии. В том же интервью Вы сказали буквально следующее: “Считаю, настало время убрать из Конституции те строки, где говорится “религия отделена от государства”, а также “Отделить религию от государства – все равно, что отделить от государства образование или здравоохранение”. Как Вы можете это прокомментировать?

Мы живем в государстве, где религия давно уже стала его неотъемлемой частью. Настало время узаконить реально существующие отношения. Религия в нашей стране никогда не была отделена. Государство всегда контролировало ее, а под пресловутым “отделением” подразумевалось, прежде всего, стремление не допустить духовенство к участию в политической жизни. Все прекрасно понимали, что религия таит в себе огромную силу, управлять которой практически невозможно. Сегодня тенденция сближения нарастает, и одним из ярких примеров тому — ежегодный съезд лидеров мировых и традиционных религий в Астане, проводимый по инициативе отнюдь не религиозных людей.

Одна из причин изоляции религии — негативный исторический опыт: духовенство, спекулируя религиозными ценностями, всегда неудержимо стремилось к власти. Надо признать, что институт церкви действительно долгое время играл деструктивную роль в обществе. Однако нельзя отрицать и тот факт, что религия внесла огромный вклад в развитие цивилизации. Не хочу углубляться в анализ столь противоречивой эволюции. Это тема отдельного разговора.

— Давайте пофантазируем. Какая польза государству, если в его конституции в формулировке “религия отделена от государства”, к центральному слову добавляется приставка “не”, и что от этого получает религия, в нашем случае Ислам? Какая в таком единении взаимообразная польза?

Во-первых, я глубоко верю в созидательный и прогрессивный потенциал Ислама. Если вся страна, нация преклоняет колени перед Единым Богом и объявляет своей высшей целью служение Ему, это, на мой взгляд, залог будущего величия и процветания народа. Практическая реализация подобного синтеза привнесет немало позитивного не только в развитие религии, но и государства. Не секрет, что главная причина всех наших экономических проблем заключается не только в технологической отсталости, а, прежде всего, в хищнической аморальности, которая царит сегодня в обществе. А хлеба, поверьте мне, хватит на всех.

И еще очень важная, на мой взгляд, идея заключается в том, что концепция свободной рыночной экономики, возносимая сегодня как единственный и самый верный путь развития, практически устарела. Человечество отработало эту версию и пришло к пониманию необходимости выхода на новую степень развития, которая предполагает иные подходы, другие ценности, иное мировоззрение, в рамках которой религиозное сознание займет доминирующие позиции.

Сближение религии и государства, несомненно, приведет к оздоровлению и самой религии. Взять, к примеру, финансовую деятельность наших мечетей. Может быть, есть резон перенять опыт Турции, где имамы получают заработную плату у государства.

Как это не прискорбно звучит, но у многих людей религия вызывает ассоциации с мракобесием, погромами, фанатизмом. То же самое случится с любой сферой человеческой деятельности, поставленной вне государства. Возможно, в отдельный исторический период подобная форма взаимодействия религии и государства была оправдана, но сегодня она изжила себя.

— Стабильность страны в основном складывается из нескольких пунктов: государственная безопасность, экономическая, военная, гражданская… и т. д. Для защиты этих позиций существуют армия, КНБ, финансовая полиция и другие силовые ведомства. Но мне кажется, что в этом перечне не достает еще одного важного звена – духовно-нравственная безопасность страны, и этот фланг сегодня остается открытым. Как Вы думаете, существует ли реальная угроза для духовно-нравственной безопасности нашей страны, от кого она исходит, и кто должен стоять на страже этого достояния?

В фильме Андрея Тарковского “Солярис” один из героев произнес замечательную фразу “Возможно, космос существует только потому, что его никто не пытался спасти”.

Иногда мне кажется, что слишком рьяная защита Ислама приносит порой гораздо больше вреда, чем пользы. Нет большего оскорбления Исламу, чем его насильственное насаждение, нет худшей дискриминации, чем грубая и навязчивая пропаганда.

Что касается духовно-нравственной безопасности, то вопрос этот обсуждается давно. Речь идет о цензуре печатных и электронных СМИ. Интернет сформировал информационное пространство практически неподвластное контролю. В этом великое благо и зло одновременно. Система запретов и ограничений не срабатывает. Нет смысла вылавливать на улицах распространителей листовок и брошюр — эффективность подобных акций весьма низкая. Необходимы другие пути решения проблемы. Государство должно на идеологическом уровне противостоять пропаганде насилия и аморализма, и это необходимо делать, используя, прежде всего, систему образования, средства массовой информации. Именно в школах и университетах мы должны формировать у молодежи нравственные устои. Это не легко, здесь надо приложить усилия. К сожалению, наши чиновники предпочитают самый короткий и легкий путь — запреты, угрозы и репрессии.

— Недавно в Центрально-Азиатском пресс-клубе, который вы также возглавляете, прошла встреча преподавателей и студентов ЦАУ с российским ученым, автором книги “Пора понимать Коран” Юрием Михайловым. Если помните, говорили на тему “Коран и современность”. Какое впечатление у Вас осталось после общения с московским гостем, и как, с Вашей точки зрения, можно облегчить людям понимание главной Книги мусульман?

Юрий Михайлов делает много полезного для понимания Корана. Однако, на мой взгляд, он больше ориентирован на российскую аудиторию. Многие его выводы и рассуждения не вызывают серьезного интереса у казахстанских мусульман, для них это очевидные истины. К тому же, смущает, что человек публично объявивший себя православным христианином, пытается учить мусульман правильно понимать Коран. Представь себе, если бы я казах-мусульманин, пришел в российский университет и предложил русским студентам лекцию на тему “Пора понимать Библию!”. Это выглядело бы странно и неожиданно.

Хочу также отметить коммерческую тенденцию в Исламе, когда распространение веры превращается в бизнес. Впрочем, явление это присутствовало всегда. Мне кажется, в распространении знаний об Исламе необходимо больше полагаться на отечественных религиозных деятелей и ученых. У нас немало прекрасных философов, религиоведов и священнослужителей, способных ясно и доходчиво донести до людей суть вероучений.

Для правильного понимания Ислама, необходимо активно использовать средства массовой информации, и, прежде всего, телевидение. Несмотря на информационный голод, в Казахстане до сих пор нет ни одной исламской передачи, выполненной на высоком профессиональном уровне. Более того, наблюдается весьма странная тенденция – официальное духовенство стремится дистанцироваться от русскоговорящей части мусульман.

— Немного отойдем от темы. У нас с Вами не интервью, а скорей беседа, поэтому я могу позволить себе личный вопрос и собственное мнение. Так получилось, что последние три недели в день пятничной молитвы я посещал две мечети, не буду называть какие, это неважно. Так вот, и в первой, и во второй во время проповеди из уст имама очень часто звучало слово “дарет” (личная гигиена). В среднем эта тривиальность упоминалась 20 — 30 раз в одной, и примерно столько же раз в другой мечети. Во-первых, я не понимаю, как вообще можно столь увлеченно говорить об этом в возвышенном доме Аллаха. Во-вторых, на мой взгляд, впустую тратить бесценное время на обсуждение данной “проблемы” – это и есть непозволительное бездействие и глупость. Особенно, в то время когда космические корабли бороздят… а немусульманский мир решает вопросы квантовой физики и нанотехнологий. Может быть, в этом причина наших более чем скромных показателей, может в мечетях лучше говорить о Нобелевской премии?

Я благодарен, что Вы затронули столь важную проблему. Действительно тема пятничной проповеди очень актуальна. Имамы не хотят, по собственной ли воле или в результате запретов, обсуждать проблемы, которые волнуют людей. А таких вопросов много, и вовсе не обязательно они касаются политики. К примеру, взять вопрос, касающийся игорных заведений. Почему духовенство стояло в стороне, когда государство вело активную борьбу с этим злом? Союз мусульман Казахстана в те дни издал фетву, осуждающую эту деятельность, и не рекомендовал имамам читать Коран в домах владельцев казино, принимать из их рук благотворительность. Но многие, к сожалению, проигнорировали эту инициативу.

То же самое можно сказать о Шаныраке и Бакае. Почему имамы не призывали людей к миру и справедливости, когда начались столкновения?! Почему духовенство не осудило виновников заражения казахстанских детей СПИДом?! Таких примеров конформизма и трусости очень много. И как следствие — безликие проповеди в мечетях, многочасовые нравоучения о правилах омовениях, обрезания и погребения. Конечно же, таким духовенством легко управлять, оно не вызывает проблем. Но есть и другая сторона этой медали. Взращивая покорное и беспринципное духовенство, мы получаем лицемеров, готовых служить кому угодно и проповедовать что угодно.

— В заключение хотелось бы задать ключевые вопросы нашей беседы: что сегодня могут и должны сделать для своей страны казахстанские мусульмане в лице ДУМК, СМК, других религиозных организаций и частных лиц? Есть ли реальный интеллектуальный, деловой и духовный потенциал у мусульман Казахстана и что надо нам, чтобы, наконец, сделать свой успешный “ход конем”?

Мир сегодня стремительно меняется. Процесс глобализации, охвативший все сферы нашей жизни, меняет наши представления о патриотизме и государственности. Миллионы людей сегодня работают в одной стране, живут в другой, учатся в третьей, стираются границы, смешиваются этносы. Глобальная паутина Интернета сплела мир в единый клубок. Я далек от идиллических настроений и мне трудно представить себе радужную картину всеобщего братства. Нынешний мир жесток и прагматичен, супердержавы навязывают свою волю, идет борьба за выживание. Что в этих условиях может сделать молодая страна с населением в 15 миллионов человек? Очень многое!

В истории немало примеров, когда маленькие народы, прозябавшие на задворках цивилизации, вдруг неожиданно пробуждались и, проявив громадную энергию, кардинально меняли облик мира. Воистину, на все воля Аллаха! Религия несет в себе огромный энергетический потенциал, который необходимо направить в созидательное русло. Я думаю, что именно Ислам может стать сегодня основой для новой транснациональной идеологии, которая приведет к интеграции различных культур и вероисповеданий. Не исключено, что именно Казахстан может явить собой образец не только совершенно нового взаимодействия религии и государства, но продемонстрировать миру возрождение истинного Ислама. Прогрессивного, просвещенного, либерального, на который будет равняться не только Центральная Азия, но и весь мусульманский мир.

***

Это интервью в сокращенном виде было опубликовано в газете \»Наш мир\» (23 ноября). Здесь опубликован полный вариант интервью.

Новости партнеров

Загрузка...