Почему Уткин одержал в суде победу?

22-23 ноября в Алматинском городском суде прошли заключительные слушания по иску Сергея Уткина против городской избирательной комиссии, которая лишила победы независимого кандидата в пользу нуротановца Серика Кусаинова, ставшего депутатом маслихата города Алматы.

Напомним, что из 11-ти участков округа спор шел только по двум — № 184 (Казгидромет) и № 179 (Школа-интернат № 7 возле ГорГАИ). Несмотря на то, что у Сергея Уткина были копии протоколов с оригиналами печатей и подписей, которые свидетельствовали о его сокрушительной победе, в горизбиркоме оказались две фальшивки с совершенно противоположными результатами.

Еще в августе участковая избирательная комиссия № 184 в полном составе отказалась от фальшивки и подтвердила подлинность протокола, находящегося у Уткина. Комиссия № 179 также в полном составе “забыла” результат голосования (победителя) и для того, чтобы отличить фальшивый протокол от настоящего попросила назначить почерковедческую экспертизу.

Суд удовлетворил это ходатайство и назначил экспертизу протоколов не только по участку № 179, но и по участку № 184. С тех пор прошло три месяца. В итоге Алматинский центр судебных экспертиз отказался от проведения экспертизы. После этого, в течение нескольких дней, почерковедческая экспертиза была проведена в Астане. В заключении эксперта было сказано, что подписи членов комиссий на двух фальшивых протоколах – настоящие.

Шансы Сергея Уткина на победу резко уменьшились, но он продолжил методично доказывать свою правоту. После двух ноябрьских дней исследования доказательств, допроса свидетелей, заявлений, ходатайств и выступлений сторон в прениях, позиция горизбиркома была разрушена до основания.

Так почему же Уткину удалось победить?

— Потому что власти не удалось сломить членов комиссии № 184, несмотря на чудовищный для них результат экспертизы. Горизбирком “не смог” никого из них повторно привести в суд (за исключением председателя). Можно представить себе, какому давлению подвергались эти члены комиссии, но они не потеряли лицо и остались людьми, не желая превращаться в стадо баранов. И судья вынуждена была зачитать вслух их первоначальные показания о том, что их подписи в фальшивом протоколе – фальшивые, а в протоколе Уткина – настоящие. И что победу со значительным перевесом голосов одержал Уткин, а не Кусаинов.

— Потому что сломленным оказался только председатель комиссии № 184 Кадырбулат Арыстанов, работающий председателем КСК. На вопрос – почему он изменил свои первоначальные показания – пробормотал что-то вроде: “Все мы под президентом ходим”. Выглядел председатель комиссии полностью подавленным. После того, как он показал на фальшивый протокол и сказал, что там его настоящая подпись, Сергей Уткин спросил – почему он так говорит, ведь на удостоверении личности у него совсем другая подпись? Кроме того, как председатель КСК, он расписывается в огромном количестве документов – и ни на одном из них нет такой подписи? Поникший председатель комиссии вынужден был ответить: “Потому что так установила экспертиза”. Далее г-н Уткин попросил его прямо в суде расписаться пять раз на чистом листе бумаги, при этом у него перед глазами не было “образца” с фальшивого протокола. Председатель начал говорить о поднявшемся у него давлении и необходимости покинуть зал судебного заседания. Тем не менее, его заставили пять раз расписаться. Подписи оказались настоящими – как в его удостоверении личности и как на протоколе г-на Уткина, при этом совершенно не были похожи на подпись в фальшивом протоколе. Проводить его дальнейший допрос не было никакого смысла…

— Потому что все независимые наблюдатели, присутствовавшие при подсчете голосов на участке № 184, подтвердили в суде, что победу со значительным перевесом одержал Уткин, а не Кусаинов. При этом горизбирком не смог обеспечить явку в суд хотя бы одного наблюдателя с участка № 184 (например, от партии “Нур Отан”), который бы засвидетельствовал победу Кусаинова!

— Потому что сам “победитель” Серик Кусаинов, привлеченный судом в качестве третьего лица, смог выдержать только одно судебное заседание и не предоставил ни одного (!) доказательства своей победы. Ни он сам, ни его начальник предвыборного штаба не смогли даже сказать чего-нибудь по существу спора, поскольку, оказывается, не держали в руках и даже не видели протоколов с участковых избирательных комиссий! Их наблюдатели, оказывается, не брали и не должны были приносить им копии протоколов! А о результатах голосования им докладывала сама председатель окружной избирательной комиссии, которой они верили на слово!

— Потому что, например, член участковой избирательной комиссии № 179 Алма Ахмамбетова, работающая заместителем директора школы, рассказала в суде о наличии у нее двух (!) подписей. Якобы одну она ставит в официальных документах (у нотариуса, на банковских платежках, в ведомости по зарплате и т.д.), а вторую – на всяких других бумагах. Вот на протоколе Уткина ее подпись была абсолютно идентична основной подписи – той, что в ее удостоверении личности и которую она ставит в официальных документах. А на фальшивом протоколе оказалась вторая подпись, которую она якобы ставит – где попало. Интересно, что в заявлениях и других документах, подшитых в судебном деле, она расписывалась по-настоящему (как у Уткина). Но ни одного документа со второй подписью в суд представлено не было. В единственном ее свободном экземпляре (заявлении на отпуск), приложенном в материалы дела, почему-то содержались сразу две подписи (в ряд), причем вторая была сделана, скорее всего, другой пастой (ее цветовой тон не совпадал с текстом заявления и основной подписью). Первоначально в августе Алма Ахмамбетова не признала в фальшивом протоколе свою подпись, но после почерковедческой экспертизы изменила показания и придумала про “вторую” подпись. Объяснить свое “прозрение” ничем не смогла.

— Потому что все семь членов избирательной комиссии № 179 после почерковедческой экспертизы, как по команде, изменили свои показания. Первоначально все они “не помнили” — кто же выиграл выборы на их участке. Но сейчас все вдруг “вспомнили”, что победу одержал Кусаинов. Никто из них не смог объяснить особенности своей памяти: через несколько дней после выборов они ничего не помнили, а когда прошло три месяца – все вдруг “вспомнили”. При этом, как заявил председатель комиссии Талгат Шалгимбаев, им якобы не был известен результат экспертизы (!), но при этом никто из них даже не поинтересовался в суде – что же установила экспертиза? Только один из семи членов комиссии № 179 признался, что лично считал стопки с бюллетенями голосования “за Уткина” и “за Кусаинова”. Все остальные члены комиссии, включая председателя и секретаря, подписали протокол не считая, а только доверяя другим присутствовавшим при подсчете голосов лицам, в том числе наблюдателям!

— Потому что трое независимых наблюдателей с участка № 179 (которые, как показали члены участковой комиссии, были согласны с протоколом) подтвердили в суде, что победу на нем одержал Уткин. И только одна наблюдатель Татьяна Ищенко (от партии “Нур Отан”) дала противоположные показания. При этом она не смогла предоставить копию протокола, врученную ей в день голосования. Несмотря на существенный перевес (трое против одной), Сергей Уткин ходатайствовал перед судом обязательно вызвать всех остальных наблюдателей с этого участка (еще человек 5-6), но горизбирком был против, и суд отказался заслушивать других наблюдателей.

— Потому что допрошенная по инициативе горизбиркома бригадир наблюдателей от Серика Кусаинова, которая не присутствовала при подсчете голосов ни на одном из участков, дала показания о том, что когда она заезжала на два спорных участка в день голосования, то видела на табло, что по электронному голосованию лидирует Кусаинов. Сергей Уткин переспросил ее – уверена ли она в том, что видела это именно на табло, не подходила ли она к компьютеру или еще куда-то? Бригадир уверенно подтвердила, что отчетливо видела результат именно на табло, что за Кусаинова голосов было подано больше, чем за Уткина. В прениях Сергей Уткин пояснил, что на табло высвечивалось лишь общее количество проголосовавших электронным способом на данный момент времени. Никаких цифр “за Уткина” и “за Кусаинова” на табло не могло быть даже теоретически. Во-первых, кандидатов в маслихат на этом участке было трое, да плюс еще семь партий, а бригадир говорила лишь о двух числах. Во-вторых, если бы после каждого голосования электронным способом на табло прибавлялись бы единицы тому, за кого человек отдал свой голос, то была бы нарушена тайна голосования. Поэтому даже в компьютере член избирательной комиссии не может видеть результаты электронного голосования до закрытия избирательного участка. Вот таким ляпом выявилась цена свидетельским показаниям от горизбиркома.

— Потому что в ходе допроса независимых наблюдателей выяснилось, что в находящихся у них копиях протоколов по участкам № 179 и № 184, заверенных оригиналами печатей и подписей, сведения о количестве голосов, поданных за партии “Нур Отан” и ОСДП также абсолютно не совпадают с официальными данными, опубликованными на вебсайте ЦИК! Оказалось, что множество голосов, фактически отданных за ОСДП, каким-то образом перекочевало в пользу партии “Нур Отан”. Однако суд, ознакомившись с заверенными протоколами наблюдателей, не только не разрешил истребовать оригиналы протоколов у горизбиркома, чтобы выяснить ситуацию, но даже запретил задавать по этому поводу вопросы свидетелям! Хотя исследование партийных протоколов с указанных участков могло пролить свет и на голоса, отданные за кандидатов в маслихат.

— Потому что суд испугался и проигнорировал ходатайства Уткина о допросе эксперта Узбековой, к которой была масса вопросов по ее сомнительному экспертному заключению; об истребовании в горизбиркоме всей документации с участков № 179 и № 184, содержащей подписи членов избирательных комиссий (в т.ч. и бюллетеней, на которых они обязательно расписывались); о допросе 157 свидетелей, проголосовавших на участке № 179 за Уткина и согласившихся об этом открыто заявить (в фальшивом протоколе за него нарисовали всего 47 голосов); о назначении экспертизы протоколов с оригиналами подписей и печатей, представленных независимыми наблюдателями, с обязательным истребованием свободных образцов и получением экспериментальных образцов подписей членов избиркомов в присутствии Уткина.

— Потому что, когда Сергей Уткин огласил в судебных прениях все вышеуказанные доводы, представитель горизбиркома долго не могла сообразить, что же говорить теперь ей. И только после нескольких вопросов судьи смогла выдавить из себя, что просит в удовлетворении заявления Уткина отказать (и все!). Депутат маслихата Серик Кусаинов (“победитель”) на прения не пришел вовсе, видимо, чтобы не позориться…

Вот в такой ситуации судья Шарифбаева удалилась в пятницу вечером в совещательную комнату для вынесения решения. Оглашение ее вердикта назначено на сегодня – 26 ноября в 11 часов. Так почему же мы говорим о победе Уткина, когда еще нет судебного решения? Потому что от решения судьи уже ничего не зависит. Причем всем совершенно понятно, каким будет ее решение… Ведь независимой судебной власти в Казахстане не существует. Но настоящий победитель в этом судебном деле все равно уже известен…

Новости партнеров

Загрузка...