Пыточное досье “Рахатгейта”

Был ошарашен, но приказания Рахата Алиева выполнил

Самые мрачные факты по второму эпизоду уголовного дела №07751703130138 остались позади и к судебному процессу возобновили допуск СМИ. Не все потерпевшие и их представители согласны с создаваемым образом для обвиняемых в качестве “наивных подневольных исполнителей”.

С завершением допроса подсудимого Аскана Бекмуратова освещение процесса по ОПГ Рахата Алиева вернулось в привычный режим. Произошло это после обеда в среду. Мы поинтересовались у Маржан Аспандияровой, представителя Армангуль Капашевой, было ли в показаниях г-на Бекмуратова то, ради чего стоило удалить журналистов. Она ответила “да”.

Маржан Аспандиярова не согласна с тем, что обвиняемых, находящихся в зале Алмалинского районного суда, их адвокаты “хотят представить наивными подневольными исполнителями”. “Почти у всех высшее образование, у многих офицерские звания, опыт работы в правоохранительных структурах и государственных органах. Они не могли не осознавать последствий своих действий, тем более после суда над “арыстановцами” в Талдыкоргане”, — подчеркнула она.

“Многие преступные действия совершались именем президента, потому что напрямую были задействованы сотрудники СОП”, — отметила г-жа Аспандиярова. Представитель потерпевшей стороны считает недоработкой следствия тот факт, что подсудимым не предъявлены обвинения по статьям за не доносительство, оставление в опасности, превышение властных и должностных полномочий.

“Организаторы преступлений по-прежнему находятся в Европе, и общественность вправе знать, что предпринимается для их привлечения к ответственности”, — это Маржан Аспандиярова адресовала МВД и пресс-службе данного ведомства.

После Аскана Бекмуратова начался допрос Олега Бекбатырова, который на 31-ое января был президентом авиакомпании “Атырау Ауе Жолы”. С лета 2004 года по осень 2006-го он являлся руководителем службы собственной безопасности “Нурбанка”, поэтому, когда Олег Бекбатыров прилетел во второй половине января в Алматы, Рахат Алиев дал ему распоряжение помочь в работе Вадиму Кошляку и Ерлану Сарсенбекову. В частности, он должен был оказать содействие в плане проблемных кредитов. Также он получил указание собрать информацию по компаниям, где сотрудники “Нурбанка” выступают в качестве учредителей или акционеров.

Олег Бекбатыров заявил, что не передавал 16-17 января Ерлану Сарсенбекову распоряжений руководства о контроле над сотрудниками “Нурбанка”. Потом он отказался отвечать на вопросы по распечаткам телефонных разговоров этих лиц. Также он не давал распоряжений Аскану Бекмуратову надеть синий халат в день 31 января.

Крики 31-го января из кабинета Нурали Алиева подсудимый слышал. Когда Айбар Хасенов подписывал какие-то документы, то “вид у него был подавленный”. Как избивали г-на Хасенова, он не видел. Когда Вадим Кошляк надел на Айбара Хасенова халат, наручники и шапочку, г-н Бекбатыров такими действиями “был ошарашен”, однако приказания Рахата Алиева продолжал выполнять. “Что я мог сделать?”, — ответил он на вопрос прокурора по этому поводу.

В свое время Олег Бекбатыров возглавлял подразделение КНБ по городу Семипалатинск, поэтому и сторона потерпевших, и государственное обвинение сомневаются, что он не понимал противоправности своих действий. “Если бы я знал, что так все закончится, то нашел бы способ в этом не участвовать”, — заверил подсудимый. А в то время он не задавался вопросом, например, почему машина Айбара Хасенова стоит, тогда как его самого нет.

Новости партнеров

Загрузка...