Развязки кризисных явлений

Миллионы казахстанцев становятся жертвами “экономики мыльного пузыря”. На мой взгляд новая экономическая практика правительства Масимова ведет не к социальной стабильности, а к повторению совершенных ошибок 90-х. Тогда государство влезло на игорный стол, одним игрокам отвалило премии в виде фишек, другим дало тумака, а то и вовсе удалило из-за стола. И сейчас некоторые в Ак орде, похоже, хотят продолжить игру по неравным правилам, игру с нечестным крупье.

В итоге это приведет не к разрешению острой ситуации, а к затягиванию проблем в гордиев узел.

На те же грабли?

Меня удивляет заторможенная реакция правительства на кризисные явления в казахстанской экономике. Такое ощущение, что в Ак орде сложилось лобби, которое при принятии важных решений для поддержки финансовой системы, исходит, прежде всего, из собственных интересов. Паразитирует на кризисе. Я встречаюсь со многими предпринимателями – они сейчас в очень тяжелой ситуации. Банки прекратили кредитовать экономику в прежних объемах. Бизнесу приходится потуже затягивать пояса, в такой ситуации невозможно развивать новые проекты, спасти бы существующие. Приходится идти на сокращение рабочих мест, увольнения. В целом это может обернуться такими негативными последствиями, как рост безработицы, замедление темпов роста ВВП.

На этом негативном фоне правительство презентовало План первоочередных действий по обеспечению стабильности социально-экономического развития республики. На реализацию мер, предусмотренных Планом, выделяется четыре миллиарда долларов. Казалось бы, предпринимателям стоит возрадоваться. Но ликовать никто не спешит – оператором реализации данного Плана определено АО “Фонд устойчивого развития “Казына”. Почему распределением финансовых ресурсов должен заниматься этот фонд и какое отношение он имеет к этим ресурсам? И что кроется за решением правительства: незнание ситуации или желание подменить “Казыной” устоявшиеся финансовые институты?

У банков в отношении клиентуры за десятилетие сформировалась определенная система и принципы кредитной политики. Кто может лучше знать своих клиентов и оценивать собственные риски, и точно знать, куда и сколько надо инвестировать, и насколько перспективен проект? У них с клиентами сложилась своя история отношений, кредитная история, в которой важную роль играет доверие. “Казына” не владеет конъюнктурой: чем живет сегодня та или иная компания, будь то строительная, торговая или производственная. И каким таким чудесным образом фонд будет распределять государственные деньги? Парадокс – “Казына” будет отбирать проекты и распределять деньги, а ответственность в итоге будут нести другие. Я вижу в этом очередной инструмент для коррупции. Возвращается эпоха откатов – государство собирается лоббировать “своих”. Но правительство не должно быть игроком, тем более играющим судьей. В мировой практике западные финансовые институты не требуют адресности у банков, когда дают деньги. Наши банки сами несут риски и потому знают, кому стоит доверять, а кому нет. Так и здесь, если финансируются проекты, не “Казына” должна определять: Аманбаеву, Иванову дать, но Боранбаеву отказать, — а банки должны решать с кем стоит работать. На наших глазах создается новый источник коррупции. Прогноз очевиден – сейчас раздадут деньги, а через год-два – последуют скандалы.

Тут уместна аналогия с началом девяностых, когда действовало правительство Терещенко, минуя банки, – почти три миллиарда было роздано и разворовано. Хотя западные банки давали нам деньги для благой цели – для развития экономики. Но оператором было правительство. Премьер-министр решал – кому выделять, а кому нет, и в результате три миллиарда долларов не вернулись! По этим долгам государство расплачивается до сих пор.

Зачем наступать на одни и те же грабли? Мы это уже проходили, когда правительство бездарно расходовало деньги. Сейчас Масимов поступает также как Терещенко и хочет сесть на раздачу денег.

На мой взгляд, очень важно, что бы все эти миллиарды не ушли только в строительный бизнес. Даже учитывая сложность ситуации на этом рынке, не больше половины средств должна идти туда, остальные – в бизнес-сферы, не связанные со строительством. Иначе нас ждет дальнейший рост цен на квартиры. И еще одно условие – необходимы ограничения по марже: например если правительство дает под 5-6 процентов, то банк не должен дополнительно накручивать больше 5. А то возьмут условно под пять процентов у государства, а сами будут выдавать под 20-25!

“Бриллиантовые дороги”

Невольно обращает на себя внимание PR-компания вокруг запуска новых транспортных развязок в Алматы. Казалось бы, заурядное явление, нет аким города превращает это в весьма грандиозное событие. В следующем году планируется строительство еще 5 развязок в городе общей стоимостью 25-26 миллиардов тенге (ок. 200 млн. $). Дело нужное, не спорю. Но они нужны были еще 5 лет назад, ведь задача власти смотреть наперед, упреждать и не доводить ситуацию до кризиса. Пробки стали образом жизни алматинцев, тогда как городские власти проносятся по дорогам с мигалками на огромной скорости, ради этого перекрываются улицы, а простые люди вынуждены терпеть и ждать.

Я вспоминаю, что в кризисный 98-й год мы с партнерами запускали гипермаркет “Рамстор”. Остро встал вопрос инфраструктуры. Мы предложили городским властям совместными усилиями построить дорогу по улице Жолдасбекова между Фурманова и Достык протяженностью 800 метров. Часть затрат на себя взял ТуранАлембанк – 25%, столько же фирма “Бутя”, на долю акимата пришлось 50%. Почти километр благоустроенной дороги высокого качества обошелся нам в 1 миллион долларов.

Из выступлений акима города мы узнаем, что на строительство развязки на Сейфуллина затрачено порядка 13 миллиардов тенге или более 100 млн. долларов. Даже с учетом выкупа и сноса частного сектора, располагавшегося на пути строительства дороги, цифра неоправданно высокая. Когда Тасмагамбетов торжественно перерезал ленту на еще 3-х развязках по улице Саина, опять озвучил цифру в 13 млрд. тенге., т.е. опять 100 с лишним миллионов долларов. Общая длина этих развязок около 4 километров, при ширине около 20 метров. Делаем несложные арифметические операции и получаем – 25 миллионов долларов за 1 километр развязки. Бриллиантовые дороги! Почувствуйте разницу.

Недавно аким Алматы открывал новую взлетно-посадочную полосу в Алматинском аэропорте (4,5 километра в длину, 60 метров в ширину). Стоимость проекта 60 миллионов долларов. Хотя это более сложное, более затратное строительство. Взлетная полоса почти до метра в глубину заливается чистым бетоном. Почти при одинаковой длине, что и у развязок, разница в 40 миллионов долларов! А ведь по качеству эти дороги не сравнимы. Аэропорт как частная структура тратит деньги эффективно и не разбрасывается ими. Но тогда куда же уходят деньги налогоплательщиков?

Через газету “Свобода слова” я задаю вопрос Акиму Алматы Имангали Тасмагамбетову — из чего складывалась такая умопомрачительная стоимость развязок? Проводился ли тендер? И почему такая разница в стоимости развязок и взлетно-посадочной полосы? Куда ведут развязки, стоимость которых по моим расчетам завышена в 5-6 раз. Кто играет на этой разнице и кому она на руку?

“Свобода Слова”, 29 ноября 2007 г.

Новости партнеров

Загрузка...