Национализм в XXI веке: живет и здравствует

“Гражданин человечества существовать не может, потому что его без паспорта в первом аэропорту задержат”

“Националисты не могут быть довольны до тех пор,
пока не найдут кого-нибудь, кто их обидит”.

Вольфрам Вейднер

“Когда ученые утверждают, что национализм в прошлом, я считаю, что к этому оснований нет”, — подчеркнул антрополог Анатолий Хазанов (университет Висконсин, США) на заседании дискуссионного клуба “Политон”. Тема его доклада была “Национализм в XXI веке”.

По версии Анатолия Хазанова, “основной принцип национализма – максимальное совпадение политических, экономических, этнических, культурных (включая языковые) границ”. “Национализм – совершенно объективное, неизбежное явление”, — считает профессор. При этом он заметил, что единственная страна в мире, где все это совпадает на 99% — Япония.

Современное общество предъявляет к группам людей требования, которых раньше не было, связи между индивидами сильно формализованы. Например, всеобщее среднее образование. В таких условиях необходима определенная гомогенность, “члены группы должны обладать общим культурным кодом”. “Язык – это первое требование националистов, но не единственное”, — обратил внимание г-н Хазанов.

В самом общем виде нация – это совокупность людей, являющихся гражданами одного государства. Однако докладчик подчеркнул, что нельзя путать гражданство и принадлежность к гражданской общности. Нации, в свою очередь, делятся на два типа: этнические (с доминирующей этнической группой) и гражданские. Типичный пример этнической нации – Германия. Немцы по крови, приезжая в Германию сразу получают гражданство. При этом турки, в третьем поколении родившиеся в Германии и для которых родной язык немецкий могут получить гражданство только с недавних пор.

Франция – это гражданская нация. Говори по-французски, пропитывайся французской культурой – и ты француз. До того момента, как иммигрантов из Европы сменили выходцы из арабских и африканских стран иммигранты уже во втором поколении становились 100%-ми французами. “На протяжении 19-го века Франция ассимилировала всех подряд, кроме корсиканцев”, — обратил внимание Анатолий Хазанов.

По поводу того, что в качестве примера эффективного разрешения противоречий приводят европейскую интеграцию, докладчик отметил следующее: “Евросоюз – абсолютно уникальное образование из очень близких по многим параметрам государств”. Потом он добавил: “Экономическое объединение почти произошло, а вот политически – ни в какую, только на словах”. Нация-государство остается основным элементом международных отношений. С кем бы профессор Хазанов ни общался из стран Европейского Союза, никто ему не ответил “я – европеец”.

Глобализация добавила революцию в сфере информации, отчасти произошла транснационализация финансового капитала, но до 1870 года, то есть – до эпохи протекционизма, в экономическом плане было еще свободнее. Однако государства продолжают держать свои границы на замке, иначе в США не было бы 12 млн. нелегальных иммигрантов из одной только Мексики. “Ничего нового, кроме использования Интернета, я в национализме не вижу”, — заметил антрополог.

“По сравнению со второй Мировой войной национализм сейчас какой-то вегетарианский, беззубый”, — поделился своей оценкой Анатолий Хазанов. Что касается космополитизма, то это “интересное явление, своего рода стиль жизни”. В современном обществе увеличиваются группы людей, которые сравнительно легко пересекают границы и адаптируются на новом месте. К примеру, преподавателям вузов не сложно работать в разных странах, поскольку университетские порядки во многом схожи. Вместе с тем, “гражданин человечества существовать не может, потому что его без паспорта в первом аэропорту задержат”.

Современный мир, безусловно, дополняет краски в общую картину. “Для меня Интернет инструмент, а для кого-то идентичность”, — отметил ученый. “Все мы имеем много идентичностей – государство, профессия, этническая группа, политические пристрастия, религия или атеизм. Мы живем в многомерном пространстве”, — добавил г-н Хазанов.

“Патриотизм – не научный термин, он не программен, и каждый может воспринимать его как угодно”.

Когда речь зашла о национально-освободительных движениях, то докладчик задался вопросом, чем они отличаются от сепаратизма. “Сепаратизм – это плохо, а национально-освободительные движения – это хорошо. Новое национальное государство – это успешный сепаратизм, признанный международным сообществом легитимным”.

Относительно ситуации в Казахстане профессор считает, что “казахстанской нации нет”. “Есть казахская нация, и есть этнические меньшинства, являющиеся гражданами Республики Казахстан”. При этом, когда Анатолия Хазанова спросили, как он понимает термин “нациообразующий этнос” (из учебника по истории Казахстана для 5-го класса), он смог ответить только, что “с точки зрения русского языка коряво, а что имеется в виду – непонятно”.

По языку. “В интересах тех, кто живет в Казахстане – знать казахский язык. Как такое сделать, сколько требуется времени – это уже совершенно другой вопрос”.

“Старым нациям во многих отношениях легче, чем молодым. Литературный язык, культурные традиции там давно сформировались. Национализм в Казахстане особо острый и животрепещущий вопрос. Иначе и быть не могло. Страна молодая, одни и те же вопросы видятся по-разному, и это нормально. Политическая борьба тут неизбежна, главное, чтобы в цивилизованных, гуманных формах”.

“Век национализма (начался на рубеже 18-19-го веков) продолжается, и конца ему не видно”, — заявил профессор Хазанов.

Новости партнеров

Загрузка...