Рахат Алиев: “Это мои гости”

Айдар Бектыбаев попросил прощения у родственников потерпевших, за то, что 31-го января и в первые дни февраля смалодушничал

“Мне кажется, все было спонтанно, неподготовлено начиная с “Нурбанка”. Алиев и Кошляк все как будто на ходу придумывали”, — так Айдар Бектыбаев ответил на вопрос о том, существовал ли изначально план похищения банкиров. Что касается Курмана Акимкулова, то он в своих показаниях 29-го ноября был неубедительным.

Айдар Бектыбаев, возглавлявший личную охрану Рахата Алиева, перед дачей показаний по второму эпизоду дела №07751703130138, попросил прощения у семей Жолдаса Тимралиева и Айбара Хасенова “за то, что смалодушничал”. За время нахождения под стражей, у него было много времени, чтобы подумать над своими действиями в те зимние дни.

В день 31-го января Рахат Алиев примерно в 14 часов позвонил г-ну Бектыбаеву и сообщил “едем в “Нурбанк”. В “Кен Дале” он слышал шум и брань из кабинета, где находились Жолдас Тимралиев, Рахат Алиев и Вадим Кошляк.

При “нападении” СОБРовцев на “Нурбанк” Айдар Бектыбаев не присутствовал, однако чистые листы для будущих показаний подписал. Еще он звонил в СОП дежурному, чтобы тот прислал оперативно-следственную группу. По служебным требованиям в случае инцидентов с лицами, охраняемыми СОПом, необходимо сообщать по инстанции.

После “Нурбанка” в ночь с 31-го января на 1-ое февраля был на агрофирме. Туда же привезли похищенных, только на других машинах. Первого февраля банкиров разместили на резиденции по улице Навои. Сначала в оружейной комнате, а с 5-го февраля в одной из комнат складского помещения.

Числа 2-3-го февраля уже вся охрана резиденции знала, что г-да Тимралиев и Хасенов находятся в резиденции. “Все знали, что рано или поздно это всплывет”, — сообщил Айдар Бектыбаев. Правда, сам он думал, что банкиров передадут в финансовую полицию. Подчиненные охранники обращались к нему с вопросом что происходит. Когда он спросил об этом у Рахата Алиева, тот потребовал не лезть в его дела, а потом добавил: “Это мои гости. Чтобы никто к ним не заходил, не беспокоил”.

Г-н Бектыбаев отдал распоряжение своим подчиненным держаться подальше от “гостей”, но числа 7-8-го февраля у него был конфликт с Рахатом Алиевым из-за того, что он (по мнению г-на Алиева) чрезмерно интересуется происходящим на резиденции. Последний раз Айбара Хасенова и Жолдаса Тимралиева подсудимый видел 9-го февраля, когда их увозили на машине Альнур Мусаев и Рахат Алиев.

На вопрос, почему не сообщили о происходящем в резиденции, Айдар Бектыбаев ответил: “Сообщать было некому. Кому сообщать?”.

Галина Тимралиева спросила: “Как происходящее сочеталось с вашей офицерской честью?”. “Никак не сочеталось”, — сказал он в ответ. “Вы же офицер, вас много, а там только Алиев и Кошляк!” — подчеркнула мать похищенного.

Маржан Аспандиярова, представитель Армангуль Капашевой, ходатайствовала о приглашении в суд в качестве свидетелей Нурали Алиева и Айдоса Койчуманова, его телохранителя. Сторона потерпевших ее поддержала. Прокурор Владимир Кириленко, со своей стороны, заявил, что по делу Айдос Койчуманов показаний не давал и вызывать его не стоит, а Нурали Алиев по событиям 31-го января не проходит, и если его вызывать, то по другим эпизодам.

Вопрос остался открытым. В кулуарах судебного процесса практически все отмечали, что вызов на процесс Нурали Алиева – это лишняя головная боль для председательствующего. Мол, а вдруг он придет в суд вместе с дедушкой?

Начавший давать показания почти в конце судебного заседания Курман Акимкулов заявил: “Я с Алиевым и Кошляком ни в какой сговор не входил, не являюсь членом устойчивой преступной группировки”. Нахождение рядом с Рахатом Алиевым он объясняет характером выполняемых функций – питание, хозяйственные вопросы.

В здание “Кен Дала” г-н Акимкулов приехал в районе 15 часов 30 минут и занимался делами приема-передачи этого бизнес-центра. Указания Гульмире Жумадиллаевой по приглашению в банк Жолдаса Тимралиева давать не мог, потому что он ей никто, в смысле руководства. О том, что в здании Рахат Алиев подсудимый узнал из звонка Вадима Кошляка, который сообщил, что шеф хочет есть. Курман Акимкулов прошел к кофе-леди и организовал бутерброды.

В кабинете г-н Алиев сказал ему: “Там твой друг Айбар Хасенов – иди поговори с ним спокойно”. Г-н Хасенов выглядел плохо, имел несколько травм. “Меня подставили. На меня вешают все проблемные кредиты, а я не при делах”, — объяснял Айбар Хасенов происходящее г-ну Акимкулову.

Потом Курман Акимкулов попросил Рахата Алиева не поступать с Айбаром Хасеновым так жестко. Тот ответил, что разберется с ним и потом отпустит. “Я ему поверил (Рахату Алиеву), — показал подсудимый.

После того, как судья Нурдилла Сеитов объявил, что следующее заседание в пятницу в 10 часов, адвокаты устроили что-то вроде пикета протеста, потому что они ведут разные уголовные и гражданские дела, из-за чего нуждаются в “выходных”. Однако дух времен социалистического соревнования и “пятилетку за три года” председательствующего не покинул и он своего решения не отменил.

Новости партнеров

Загрузка...