16 лет репатриации казахов в Казахстан: опыт правовой и социальной адаптации

Сейчас отечественными экономистами поднимается вопрос о том, что Казахстану для реализации своих инфраструктурных планов до 2015 года нужно будет привлечь более 1 млн. иностранцев. Иными словами, можно предположить, что речь идет о прибытии в страну значительного числа рабочих рук. Причем за довольно сжатые сроки. Иначе говоря, за следующие семь лет предлагается принять в стране больше трудовых эмигрантов, чем своих казахских репатриантов было принято за последние шестнадцать лет.

Конечно, страна нуждается не только в демографическом росте населения, но и также в растущем количестве рабочих рук. Но до того как начать в массовом порядке завозить трудовых эмигрантов или, иначе говоря, гастарбайтеров, было бы, наверное, разумно изучить и систематизировать опыт принятия и адаптации своих сородичей, казахов-репатриантов. Включение извне в 15-миллионную страну более миллиона людей с другим языком и иными культурно-мировоззренческими установками за короткий срок может иметь драматические последствия. Ведь не секрет, что даже к казахам-репатриантам, несмотря на то, что они в основном прекрасно владеют родной речью и ничуть не меньше, чем их сородичи на исторической родине, привязаны к казахской культуре, в некоторых местах республики неоднозначное отношение со стороны местного населения.

Итак, страна собирается принять за семь следующих лет такую массу иностранцев, количество которой может быть, по-видимому, равно почти 10 процентам всей численности ее нынешних жителей.

А вот казахов-репатриантов она принимает вот уже свыше полутора десятилетия. Каковы успехи, каковы проблемы? Рассмотрим эти вопросы.

После обретения Казахстаном независимости молодое, вновь возникшее государство предложило казахам, проживающим за рубежом, возвращаться на историческую родину. Подобная практика в отношении проживающих за рубежом сородичей коренного населения государства до того была введена, как утверждается в казахской прессе не без гордости, только в двух странах мира – в Германии и Израиле. За 16 лет, прошедшие с тех пор, сотни тысяч казахов вернулось в Казахстан из Монголии, Афганистана, Ирана, Пакистана, Турции, Китая, а также из России, Узбекистана и других стран СНГ.

Согласно постановлению правительства №791 “О социально-экономическом обеспечении представителей зарубежной казахской диаспоры в Казахстане”, подписанному в 1992 году тогдашним премьер-министром С.Терещенко, казахи-репатрианты, которых у нас называют “оралманами”, должны были обеспечиваться бесплатным транспортом для прибытия вместе с имуществом к месту нового жительства и жильем на месте, получать единовременную материальную помощь.

Но поскольку проблема интеграции этих людей изначально не поставлена на системную основу, их положение было и остается одной из самых острых социальных проблем и теперь рассматривается специалистами как один из потенциальных источников спорадической общественной нестабильности.

Несмотря на принятые государством с 1992 года по настоящее время меры, ситуация с этой проблемой в том виде, в каком она существует на данный момент, не устраивает ни властей, ни общественность страны, ни самих переселенцев.

Нормативно-правовая часть проблемы оралманов является ее стержневой основой или же, образно говоря, краеугольным камнем. Все остальные ее составные вытекают из нее и в дальнейшем, так или иначе, остаются связанными с ней. Сама она, в свою очередь, имеет двустороннюю направленность. Как в первом, так и во втором случае положение дополнительно усугубляется культурно-лингвистическими обстоятельствами.

Одна сторона – это серьезные изъяны законодательной базы, призванной юридически регулировать решение комплекса вопросов, связанной с жизнедеятельностью этой категории населения в стране. Другая – неразрешимые при отсутствии посреднической помощи трудности освоения законодательной сути и практики юридических норм Казахстана оралманами в силу не владения русским языком, который сегодня является единственным дееспособным языком как в этой сфере, так и во всей общественной жизни государства.

Основной юридический документ в данном случае – это Закон РК “О миграции населения”, принятый десять лет назад. Казахи-репатрианты и защищающие их интересы деятели обращают внимание на то, что только одна третья часть названного акта посвящена регулированию положения оралманов. Поэтому они сейчас поднимают вопрос о необходимости отдельного закона “О переселении казахов на историческую родину”. Еще один недостаток действующего законодательства заключается, по их мнению, в том, что в нем не предусмотрена защита прав тех казахов-репатриантов, которые прибыли на историческую родину вне принятой квоты.

А теперь о подзаконных актах. Вернее о проблемах, связанных с той же квотой. Сейчас, согласно ей, Казахстан ежегодно принимает 15 тысяч семей оралманов.

Да, до сих пор правительством ежегодно устанавливалась квота по принятию того или иного количества казахов-репатриантов.

А вот установленных Правил, которые бы регулировали вопросы включения в нее претендентов на официальное получение статуса ораламана вместе с причитающимися привилегиями и выплатами, не было. Каждое, скажем, областное управление по миграции само определяло, кого включить в квоту, а кого — нет. То есть вопрос принятия решения по предоставлению статуса оралмана подавшему соответствующее заявление претенденту был отдан на откуп субъективному фактору, что, в свою очередь, открывал, как утверждают защищающие интересы казахов-репатриантов общественные деятели, широкое поле деятельности для коррупции. В их выступлениях приводятся конкретные случаи, когда один и тот же человек дважды оказывался включенным в квоту, тогда как многие другие попасть в нее и один раз не могли.

В прошлом году принятое в 1992 году постановление “О социально-экономическом обеспечении представителей зарубежной казахской диаспоры в Казахстане” утратило силу. Сейчас принято новое постановление. Его вступление в силу ожидается с 1 января будущего года. Однако все также не имеется четких норм по квотированию. Но есть надежда, что полноценные правила вскоре появятся.

А пока же ситуация такова. Судя по тому, что действует ежегодная квота на принятие 15 тысяч семей оралманов, общественное мнение полагает, что население страны каждый год только за счет них увеличивается примерно на такое число. В действительности это не так. Каждый год прибывает не 15 тысяч семей оралманов, а меньше. А включения же в квоту добиваются те репатрианты, которые здесь находятся уже годами. То есть, квотирование частично работает не на принятие прибывающих извне людей, а на поддержку тех, кто давно приехал.

Помимо правовых проблем, оралманы сталкиваются также с трудностями социализации в новом для них обществе. Особенно такой вопрос актуален для тех, кто прежде занимался умственным трудом. Ведь состав живущих сейчас в стране оралманов весьма и весьма неоднороден.

В стране прежнего проживания одни занимались физическим трудом, другие – умственным. Среди них есть инженеры, артисты, художники, писатели, музыканты и т.д. Немало и таких людей, кто выучился в лучших вузах России, Польши, Чехии, Болгарии. Вообще, к примеру, казахи, прибывшие из Монголии, по числу специалистов с высшим образованием в соотношении к общему количеству, можно сказать, ничуть не уступают местным казахам. А по общему уровню вузов, в которых они учились, если иметь в виду данные за социалистический период, — пожалуй, даже превосходят. Ибо мало кому из нас, казахстанских казахов, в советское время приходилось учиться в институтах и университетах Варшавы, Будапешта, Праги и Софии.

А вот многие монгольские казахи не только выучились там, но подолгу жили и работали там. То есть у них есть не только добротные знания, но и уникальный для казахов опыт жизни. Среди них нередко встречаются не только хорошие специалисты в какой-либо области, но и такие, кто знает по нескольку языков.

Эти люди без преувеличения представляют собой потенциально большой интеллектуальный капитал для такого молодого, только формирующего свой контингент кадров по международным делам государства, каким является Казахстан. Но мало кто из них находит себе применение в тех сферах, где они могли бы принести наибольшую пользу своей вновь обретенной исторической родине совсем не из-за того, что их профессиональная подготовка уступает подготовке местных казахов.

То есть в плане социализации наибольшими трудностями сталкиваются именно хорошо образованные люди. Это-то и огорчает больше всего.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...