В Казахстане только одна нация – казахстанцы

Что, однако, не отменяет этнической идентификации и этноконфликтов

Независимый эксперт Нуртай Мустафаев попытался внести ясность в давно сложившуюся путаницу понятий “нация”, “этнос”, “народ”, “национальность”. И хотя его доклад был похож на глас вопиющего в пустыне, аналитик свое дело сделал. Нация – это согражданство; все граждане государства вне зависимости от этнической группы. Этнос — большая социальная группа, общность на основе реального или воображаемого общего происхождения (кровного родства). При этом есть только два критерия отнесения к этносу: 1) самоидентификация (кем сам человек себя позиционирует); 2) этническая культура. Культура — это механизм адаптации индивидов, малых, больших социальных групп к внешней (природной, социальной) среде.

“Этнические конфликты и превентивная этнополитика” — таково полное название доклада Нуртая Мустафаева, подготовленного при поддержке Фонда Алтынбека Сарсенбайулы и РОО “Шанырак-Казахстан”. Методология исследования практически авторская, ее разработали Сабит Жусупов, Нуртай Мустафаев и Андрей Хан.

Для конфликтов на этнической почве докладчик предлагает следующую формулу: риски = угрозы – действия органов управления. Для республики это тем более актуально, что “Казахстан самая полиэтничная страна в Старом Свете наряду с Россией и Индией”. Правда, г-н Мустафаев заметил, что поскольку РФ и Индия являются федерациями, их сравнение с Республикой Казахстан не совсем корректно.

Тезис о “дуальном этническом составе” населения Казахстана, то есть казахи и русские – миф. Подтверждением этого служит исследование 1997 года, в котором принимал непосредственное участие Нуртай Мустафаев. Оно показало, что больше всего конфликтов не между казахами и русскими, а по линии представителей казахского и чеченского этносов, что никак не укладывается в картину “дуальности”. Численный состав этноса, кстати, не главный показатель. Потому что никогда в конфликте не будут участвовать 8 млн. казахов и 100 тыс. курдов. Столкновения локальны и конкретны – здесь и сейчас.

“Я уважаю Эмиля Паина (российский этнолог), но он просто не знает местный материал. В Казахстане все крупные этносы проживают компактно, дисперсность – это миф”, — подчеркнул докладчик. Это заявление было сделано в связи с тем, что Эмиль Паин в одном из своих интервью назвал расселение этносов в РК дисперсным. На самом деле практически все (13 из 14, за исключением белорусов) более-менее многочисленные этносы Казахстана расселены неравномерно, имеют четко выраженные ареалы компактного проживания.

В стране имеются 7 крупных этносов – казахи, русские, украинцы, узбеки, уйгуры, татары, немцы. Следующие 7 этносов сравнительно многочисленные – корейцы, азербайджанцы, турки, поляки, дунгане, курды, чеченцы и ингуши, — будучи представлены почти во всех регионах, они в то же время имеют ареалы компактного проживания. И еще есть пара десятков заметных этносов.

Автором выделены три группы факторов: базисные (идентификационные), возмущающие, запускающие. Базисные – это такие факторы, в основе которых лежит идентификационный признак: этнический, трайбалистский, поселенческий, имущественный.

К группе возмущающих факторов, то есть оказывающих дестабилизирующее воздействие на ход общественных процессов, отнесены уровень жизни, процессы неуправляемой миграции (село – город), рост тарифов на коммунальные услуги, трудовые конфликты, коррупция, влияние политического ислама.

Запускающие факторы – это внутриэлитные противоречия, в том числе между элитой и контрэлитой, влияние внешней силы (внешние игроки), воздействие “третьей” силы (криминальные структуры + представители бизнеса + деятели религиозных кругов), движения протестного толка.

Типология факторов конфликтного потенциала позволяет определить целесообразный алгоритм действий органов управления (точечные меры, меры системного характера). “На фоне других постсоветских стран у нас межэтническое согласие, но здесь все не так просто, особенно в свете двух последних лет”, — подчеркнул эксперт.

В тексте доклада указывается: “Заявляемые цели политико-правового, юридического закрепления за всеми неказахами, представителями неказахских этнических групп Казахстана статуса “иностранцев”, “общины иностранцев”, вызывают сопротивление представителей неказахских этнических групп страны и являются ключевым источником этнополитического конфликтного потенциала”.

“Идея президента по строительству казахстанской нации при этническом разнообразии – это не потому, что он такой гениальный, а естественный оптимальный подход любого человека, отвечающего за всю страну”, — отметил Нуртай Мустафаев.

Комментируя “письмо интеллигенции” по поводу их неприятия идеи казахстанской нации, докладчик назвал это элементом тревоги за судьбу казахского языка, потому что творческая интеллигенция в первую очередь благодаря языку зарабатывает на жизнь, но подписанты вновь путают нацию и этнос. В мире чуть более 190 наций (по числу государств, признанных ООН) и около 4 тыс. этносов. Безусловно, существует этнический подход к нации, как высшей форме развития этноса, однако г-н Мустафаев его не разделяет, потому что там нет четких критериев, по которым можно разделить этнос и этнос-нацию.

Нуртай Мустафаев продемонстрировал свое удостоверение личности, где в графе “национальность” записано казах. Он заявил, что эта запись неправовая, потому что по Конституции представители всех этносов равны. Год рождения имеет значение (совершеннолетие, выход на пенсию), имеет смысл и указание пола (служба в армии, работа на вредных производствах). А вот “национальность” в смысле этнической принадлежности в официальном документе — это местный феномен, который редко где встретишь в мире.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...