Нация и этносы

Многочисленные, противоречивые комментарии к относительно краткому сообщению (В.Юрицын “В Казахстане только одна нация – казахстанцы”), в котором представлено обсуждение одного из разделов моего доклада об этнических, мигрантских конфликтах требуют пояснений. Сам аналитический доклад, как и большинство аналитических исследований, оказался интересен преимущественно для специалистов, заинтересованных сторон. Предметом дискуссий стал лишь один из вспомогательных, предваряющих разделов исследования, посвященный ложным этнополитическим стереотипам.

Поскольку многие комментарии выявили разноречивые трактовки обосновываемых положений, представляю краткие пояснения лишь по трем пунктам: 1) нация – политическая общность, 2) противоречия трактовки нация (гражданство) и национальность (этническая принадлежность), проявляемые не только в общественном сознании и на уровне отдельных лиц, но и в документировании, 3) отсутствие антагонизма между нацией политической и этносами полиэтничной страны.

1. Во всех странах мира нация – политическая общность, общность на основе согражданства. Внешне, формально, нация и этнос могут совпадать по составу – объединяемыми этими общностями индивидами. Но только в моноэтничных странах (Япония, Армения, …), коих в мире меньшинство. Нации утверждаются лишь в XVIII-XIX вв. с падением монархий и формированием современных государств. Нынешние Великобритания, несколько др. европейских монархий, и, например, Япония – формальные конституционные монархии. Известна и бесспорна формула о британской королеве – “царствует, но не правит”.

Нации объединения ГРАЖДАН, но не ПОДДАНЫХ и РАБОВ. Нации, не имеют отношения к этносам. Это разнородные по своей сути общности. Есть другие социальные общности – женщины, молодежь, этносы, аграрии, различные социально-профессиональные группы, мафия, в конце концов. Но по своей природе они не равнозначны нации. Лишь изолированные этносы в пределах какого-либо одного государства могут совпадать по физическому составу нации. Но известные в прошлом этносы не являлись нациями, а были объединениями подданных (не граждан).

Совпадающие формально этносы и нации в изолированных пространствах (редкие ныне примеры – в моноэтничных государствах) – это своего рода некий аналог племени, государства амазонок из легенд античной литературы.

Этносы – общности на основе общего реального (и воображаемого) происхождения, этнического самосознания (человек сам позиционирует себя как представитель этноса) и этнической культуры. Общность происхождения, самосознание и культура и есть неотъемлемые критерии этноса. Даже язык не является неотъемлемым критерием этноса, и тем более нации. Сербы и хорваты два этноса и две нации. Хотя нет никаких отдельных (различных) сербского и хорватского языков: есть единый сербо-хорватский язык. Точно так же есть ирландский этнос, этнические ирландцы и ирландская нация с отдельным государством Ирландией. При этом, все они говорят на английском языке. Даже в самой Ирландии, лишь в последние годы появилась группа, изучающих ирландский язык. Несмотря на то, что практически 100 процентов ирландцев в Ирландии и в других странах мира утратили ирландский язык и говорят по английски, никто не может сказать, что нет ирландского этноса (этнических ирландцев в Ирландии и др. странах) и ирландской нации (в государстве Ирландия). Своеобразие ирландцев, притягательность ирландской культуры признаны во всем мире. Аналогично и шотландцы. Именно культура является ядром, неотъемлемым критерием этноса.

Сущностная разнородность нации и этносов очевидна. В мире широко известны нации без титульного этноса. Причем не только в Новом свете, где практически все нации – нации иммигрантов, но и в Старом свете. В этом случае (да и в большинстве других) названия нациям дали названия страны. Разумеется, нет и не было никаких этносов америгов, колумбов, аргентинов, эквадоров, филиппов, паки, швейцев, ставших титульными этносами в США, Колумбии, Аргентине, Эквадоре, Филиппинах, Пакистане, Швейцарии. Да и во многих других государствах Британии, Бельгии, России и других, нет никаких этносов бриты, белги, россы и т.д. Были в начале нашей эры, дали названия странам и “згинули аки обре”. Многочисленные примеры полиэтничных наций (пакистанцы, филиппинцы, россияне, бельгийцы, швейцарцы, американцы, британцы и т.д.), подтверждают кардинальную разнородность политической общности нация и физической, культурной общности этнос.

2. Ремарка в выступлении об отсутствии графы национальность (этническая принадлежность) во внутренних и международных паспортах во всех странах мира направлена на то, чтобы подчеркнуть исключительность данной графы в казахстанских внутренних паспортах (удостоверениях личности) и исключенность данной графы в международных паспортах во всех других странах мира. На первой странице международного паспорта на государственном и официальном (казахском и русском) языках фиксируется фамилия, имя, отчество, национальность (казах, русский, уйгур и т.д.). Совершенно очевидно, это – для самих казахстанцев, которые по прежней, с советских времен традиции ассоциируют гражданскую и этническую идентичность. На второй странице, адресованной полицейским, пограничным и др. властям всех других стран мира на английском языке зафиксированы уже имя, фамилия, гражданство. Отчество, национальность, как это принято в мире – не указывается. Вместо национальности, несмотря на то, что на первой странице на непонятном иностранным властям казахском и русском языках и адресованном самим казахстанцам отмечена национальность (этничность: казах, русский, и т.д.), на второй странице для остального мира – только графа “nationality”/гражданство (хотя в английском гражданство “citizenship”). У всех, казахов, уйгуров, русских и др., вне зависимости от этнической принадлежности – KAZAKHSTAN. Другими словами, мы не можем лезть и не лезем со своим уставом в чужой монастырь.

Поскольку этническая (национальность) и гражданская (нация) идентичность, вероятно, ассоциируется большинством населения Казахстана, упразднение графы национальность во внутренних документах казахстанцев может восприниматься как акция в плане некоей унификации, утраты этнической идентичности представителями множества этнических групп Казахстана, то и переход на международные нормы документирования, очевидно не актуален.

3. Признание политической основы нации, как общности на основе согражданства, отнюдь не отрицает этносы, их культуру, языки. Наоборот! Современная формула политики и этнополитики – единство в многообразии. В Конституции, законах РК прямо и однозначно закреплены этнокультурные права всех граждан страны, недопустимость дискриминации по этническим, расовым основаниям. Равенство всех ГРАЖДАН Республики Казахстан перед законом.

Единство в многообразии означает нацию, как политическую общность на основе согражданства. При этом, этносы, этнические культуры не исчезают, а наоборот имеют все реальные возможности для своего развития!

Об этом ясно и однозначно уже приходилось излагать в одной из предыдущих статей (Н.Мустафаев. Реквием по “нациям” Казахстана. “Zonakz.net”). В ней приводил лишь один пример преимущества полиэтничной нации:

Как в США, так и в странах Старого света приоритетом являются политическая нация на базе гражданства, межэтническая интеграция, не исключающая, а наоборот поощряющая этническое многообразие.

В качестве одного занимательного штриха, отражающего как в капле воды преимущества этнического многообразия, при наличии одновременно сильной надэтнической политической идентичности, можно привести пример из времен Второй Мировой войны, когда мощной германской разведке до конца войны, так и не удалось расшифровать активную радиосвязь между американскими подлодками в мировом океане, которая велась радистами индейцами навахо.

Если же серьезно, то есть много и иных примеров эффективности взаимодействия наших этнических культур в рамках надэтнической политической общности. Столь же ярких, экзотичных для иностранцев из дальнего зарубежья, но из прошлого постсоветских стран, включая тот же период Второй мировой войны”.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...