Алтынбек Сарсенбаев реализовал свое право выбора

11 февраля в Алматы состоялся круглый стол, посвященный памяти идеолога казахстанской оппозиции Алтынбека Сарсенбаева

11 февраля в Алматы состоялся круглый стол, посвященный памяти идеолога казахстанской оппозиции Алтынбека Сарсенбаева, где политологи, политики и общественные деятели еще раз напомнили собравшимся о печальных событиях февраля 2006 года и выразили свое принципиальное несогласие с действиями Ак-Орды.

Многие отметили, что в свое время, будучи прогрессивным и дальновидным политиком, Алтынбек Сарсенбаев в своих интервью прессе делал прогнозы и оценки политической ситуации в республике, которые сегодня полностью подтвердились.

Политолог Андрей Чеботарев:

— Видная часть его политической карьеры прошла в рамках того, что он был одним из видных соратников главы государства. Следующая часть его политической карьеры – его уход в оппозицию. Надо сказать, что именно вторая часть его биографии, именно с точки зрения интеллектуального наследия, оставила очень большой след. Именно здесь он раскрылся. Но, к сожалению, на это судьба ему отвела всего, если не ошибаюсь, два с половиной года. Еще в мае 2005 года он сделал небольшой прогноз, что произойдет со страной, если на выборах победит президент Нурсултан Назарбаев. Один из сценариев, который он предполагал, включал в себя отстранение президентом какой-то части своей семьи от власти, освобождение политического заключённого Галымжана Жакиянова и возвращение в страну Акежана Кажегельдина. Как ни странно, эта часть сценария оказалось выполнена. Кроме разве что вопроса с Кажегельдиным. Да и то, сейчас активно муссируются слухи, что возвращение премьера не за горами. Все остальное, к сожалению, сбылось. Как он отмечал, после нечестных и грязных выборов, страна окажется в международной изоляции, власть будет полностью деморализована, протестное настроение достигнет пика и т.д. Как мы видим, за эти два годы, мы имели и Шанырак, и Бакай. Сейчас проходят волнения шахтеров. Были и межнациональные конфликты, которые тоже можно считать, как имеющие социально-политический оттенок. Единственное, что-то сложно сказать на счет международной изоляции, особенно после того, как мы получили пост председателя ОБСЕ. Другое дело, если это рассматривать с точки зрения результата торгов и нефтяной дипломатии. Не менее точным прогнозом оказалось и его видение с введением нового термина “триада”. Тогда он говорил, что если Назарбаев победит, то они (члены триады) сразу начнут зачистку политического поля. Получилось так, как будто бы он сам предопределил свою судьбу. Хотя на самом деле он имел в виду тех, кто взял на себя всю грязь этих выборов.

Евгений Жовтис:

— Мы встречаемся не первый раз. Но раньше на этих встречах мы надеялись, что преступление будет раскрыто полностью, что заказчики и исполнители будут наказаны. Мы говорили больше о юридической стороне, хотя оценивали личность Алтынбека тоже. Но сегодня мы видим неудовлетворение результатами расследования и теперь говорим об Алтынбеке Сарсенбаеве и о том, что он оставил за собой. Вообще жизнь любого человека является уроком. В случае с политиком, его жизнь оценивается и дает урок всей стране. А в случае с Алтынбеком не только жизнь, но и смерть является таким уроком, и сигналом. У каждого человека есть право выбора. За это человечество боролось все века. Это выбор между свободой и рабством. Это выбор нравственный. Это выбор поступка. Это выбор жизни. Это право выбора. Если выбор делает политик, то этот выбор часто ложится на всех людей, если они не хотят пользоваться своей свободой выбора. В этом случае, мне кажется, очень важно посмотреть на то, как реализовывал свое право выбора Алтынбек Сарсенбаев. С самого начала он работал в государственных структурах и действовал так, как он понимал это на тот момент. Точно также как и любой человек, он делал ошибки, может быть, пытался их исправить. Он жил и считал, что то, что он делает правильно. Он выбирал. Кто из нас будет сомневаться, что в конце девяностых, если бы он сделал свой выбор иначе, то, может быть, остался бы жив. Может быть, он сейчас бы спокойно жил, как и многие те, кто сейчас находится у власти. Но, сделав иной выбор, он оказался крайне уязвимым. Но вот то, что он сделал выбор таким трагическим образом, сегодня это можно расценивать как вызов всем нам. Хотя бы потому, что каждый из нас делает в жизни свой выбор. Я думаю, что жизнь и выбор Алтынбека Сарсенбаева должны сказать всем, как колокол, о праве выбора.

Выступающие говорили о многом. Каждый вспоминал погибшего политика добрым словом и говорил о наследии, которое оставил Алтынбек Сарсенбаев. Были и такие, кто предлагал преодолеть существующие разногласия и вновь прийти к объединению. Не обошлось и без упреков в адрес лидеров казахстанских демократических сил. Так, поэт Иран Гаип, прежде чем прочитать стихи памяти, в своем кратком выступлении задал те вопросы, которые, в силу разных причин, мало кто спрашивает у политиков.

— Никто кроме Бога не может, не имеет права убивать Человека, каких бы взглядов он не придерживался, к какой бы партии или объединению он ни принадлежал! …Почему сегодня (обращаясь к лидерам оппозиции) вы не объединитесь в одну партию? Зачем нам пять? Почему мы, думающие об одном, разговариваем как те, кто стоит по разные стороны баррикады?! Почему вы не спрашиваете у гаранта конституции, кто убийца?! Почему говоря об Алтынбеке, забываете о еще двоих: Василии Журавлеве и Бауыржане Байбосыне? Как же они?! И как после этого можно смотреть в глаза людям, которые идут и верят вам.

Понятно, что ответ не замедлил долго ждать. На упрек, брошенный в лицо лидерам оппозиции, выступила главный редактор газеты “Свобода слова” Гульжан Ергалиева:

— Наследие Алтынбека Сарсенбаева – это не только его статьи политические, не только его жизненный путь, это еще и поступок, это еще какая-то глубина, которую мы еще не до конца смогли понять, изучить. Но вот, я категорически не согласно с такой позицией, когда кто-то вдруг выходит и говорит: “Эй, чего сидите!? Эй, почему не идете, почему не говорите, не делаете?!”. Понимаете, надо прекратить это. Все начинается с самого народа, а не с тех лидеров, личностей на которых мы постоянно опираемся. Да, был 1986 год. И что после этого? После этого экзамена мы только взвалили всю эту ношу ответственности на небольшую кучку людей. А затем, сидим и ждем. Просто к примеру. На прошлой неделе в “Казахстанской правде” было опубликовано открытое письмо корифеев искусства. Я просто в шоке! Я не пойму, с чего это собрали такую мощную команду и заставили подписать письмо. В принципе, мы знаем, откуда происходит природа таких обращений. С какого испуга сегодня власть, собрав именитых деятелей, с международными именами, заслугами, наградами, вдруг заявляет об успехах страны под руководством Нурсултана Назарбаева, о том, что мы уже вошли в какую-то счастливую жизнь, стали председателями ОБСЕ. Понимаете, это ведь испуг, это страх! И вот такие деятели подписываются под этим страхом государства и власти! Я понять не могу, почему люди призванные быть примером нации, становятся орудием. Даже в соседней России, на которую Казахстан постоянно ориентируется, когда встала ситуация о переизбрании Путина на очередной срок. Тогда знаменитейший кинорежиссер Никита Михалков сказал, что вся научная, культурная интеллигенция считает, что без Владимира Путина Россия пропадет, мол, переизбирайтесь на очередной срок. Но из той же интеллигенции все же нашлись 10-15 совестливых, честных людей, которые сказали: нет, простите, мы с вами не согласны, и не считаем, что Путин должен идти на третий срок. Поэтому, я считаю, что прежде чем предъявлять претензии Жармахану Туякбаю и другим лидерам оппозиции, надо было выступить самим. Я считаю, что нужно публично выступать, а не возмущаться при закрытых дверях. Если от именитых деятелей искусств вышло такое заявление: “Да здравствует прекрасная власть!”, то я думаю, должно было бы появиться альтернативное заявление, чтобы народ увидел, что у нас есть и другие писатели и композиторы, которые думают иначе, и воспринимают возникшую в стране ситуацию иначе.

Независимый журналист, руководитель интернет-радио “Инкар-инфо” “Сергей Дуванов:

\"Сергей

Сергей Дуванов

— Хочу напомнить, что сегодня мы говорим не только об Алтынбеке Сарсенбаеве, но и о его соратниках Бауыржане Байбосыне и Василие Журавлеве. Три человека погибло. Никогда не надо забывать о том, что в тот день три человеческих жертвы на алтарь политической борьбы были положены. Но Алтынбек был публичным политиком, поэтому мы говорим в основном о нем. Есть некий парадокс, когда в оппозиции оказывается государственник, человек который служит государству. Это необычно. И вот здесь, на мой взгляд, как раз и заключается феномен Алтынбека. Он пришел в оппозицию, желая, чтобы было сильным государство. Понимаете, какой парадокс? Обычно этим занимаются люди по ту сторону баррикады. А здесь собираются люди обеспокоенные правами человека, борющиеся за социальное равенство и прочие ценности. Как мне кажется, он пришел к пониманию этих ценностей, осознав, что это достижимо только в сильном государстве. Но с другой стороны, сильное государство может быть, только если будет демократия, социальная справедливость и пр.

Но еще я хочу сказать: не надо думать, что все кончено. Самое последнее слово Алтынбек еще не сказал. Последнее слово – это когда мы будем знать, кто стоит за этим убийством. Парадоксально, но это слово может сказать злейший враг Алтынбека, который сегодня живет в Австрии. И вы все прекрасно знаете его. Он клянется, что у него есть информация о том, кто убил Алтынбека. Неисповедимы пути господни. Но сегодня бывший враг может помочь своему оппоненту сказать последнее слово. В принципе мы знаем, кто убил. Но у нас нет формальных оснований сказать это. Ни у кого нет таких оснований. И если этот человек выложит какие-то факты, у всех нас, у гражданского общества Казахстана появится возможность сказать это публично. Вот тогда произойдет “проверка на вшивость” нас всех, как граждан, как политиков, как оппозиционеров. Сможем ли мы произнести это последнее слово, за Алтынбека? Это наш долг. Я думаю, что мы должны готовиться к этому, чтобы ничто не заставило нас врасплох, и мы не отделались очередным письменным возмущением.

Президент фонда “Журналисты в беде” Розлана Таукина:

— Череда преступлений в стране уже началась давно, начиная с гибели Асхата Шарипжанова. И все, что происходит, объясняют случайностью. Один случайно попал под машину, другого случайно толкнули, и даже Нуркадилов Заманбек Калабаевич тоже случайно выстрелил в себя три раза. Ведь даже смерть Алтынбека Сарсенбаева тоже пытались представить как случайность на охоте. Но не получилось, потому что его соратники сразу же выехали на место происшествия и дали возможность прессе узнать, что произошло политическое убийство. Все помнят такие мелочи, например, что Алтынбек Сарсенбаев был босу ногу одет. Куда у него носки делись?! Значит, его куда-то завозили, где-то пытали, что-то с ним делали! И когда абсолютно совпадали все эти моменты пыток других людей с этими, мы тоже уже прекрасно знали, кто это сделал. Сегодня этот Рахат Алиев пытается оправдаться. Он говорит, что он знает, что президент об этом знал! А Рыспек (родной брат Алтынбека Сарсенбаева – прим.) давно уже не сомневался. Он с первой минуты сказал – я знаю, кто заказал, я знаю, почему это произошло! Понимаете, наш народ уже привык к некому ажиотажу. Привык к тому, что небольшая кучка людей берет на себя ответственность и идет на передовой. Но этих людей еще недостаточно много. Каждый в народе, живя все хуже и хуже, опускаясь на низкий прожиточный уровень, все равно молчит и ждет, когда за него сделают все другие. Правильно говорили о том, что надо поднимать голос. Правильно говорили и о том, что голос давно уже поднимается. Если раньше Нурбулат Масанов всегда сетовал на то, что в Казахстане всего 10-20 человек, которых он называл диссидентствующие демократы, то сегодня мы уже можем сказать, что таких уже тысячи, которые берут огонь на себя и говорят правду. Но для нашей страны и этого мало. И еще я думаю, что мы делаем правильно, когда каждый год собираемся в память нашего соратника, который многое сделал для того, чтобы сдвинуть наше демократическое движение. Но, наверное, не надо его идеализировать и превращать в полного и первого оппонента президента. Да, он стал оппонентом, но в группе с товарищами.

Аналитик Петр Своик:

— Все что можно – было сделано, а вернее, все, что можно было сокрыть, было сокрыто. Официальная часть этого преступления как бы закрыта. Но не приходится сомневаться, что само государство в лице тех органов, которым надлежит это сделать, еще вернется к расследованию, и правда будет установлена. Произойдет это конечно не через сто лет, и даже не в 2030 году, а гораздо раньше. Свидетелей много, и все они живы. Фактов тоже достаточно. Страшную правду мы еще узнаем. Но сейчас я хочу обратить внимание на то, что эта версия о том, что Ержан Утембаев явился главным злодеем, кроме всего прочего, она, знаете ли, какая-то примитивная, чрезвычайно глупая. И эта глупость не специальная. Скорее всего, она зеркальна той глупости, которая произошла случайно. Ведь от этого убийства никто не выиграл. Страна проиграла, люди проиграли, власть тоже проиграла. Тем не менее, это случилось. Так вот это примитив, он, к сожалению, сквозной. Давайте рассмотрим пару примеров. Возьмем досрочные парламентские выборы. “Нур Отан” сам себя признал тормозом реформ. На эти выборы оппозиция опять же пошла единым объединением, единым партийным списком, практически тем же самым за который так ратовал Алтынбек. Страсти в тот момент уже улеглись. И это нужно было не столько оппозиции, сколько всему государству. То есть самой власти не меньше, чем демократическим силам нужно было создать хоть какой-то парламентаризм, отдав 10-15 мандатов оппозиции, которые, конечно же, никак не порушили монополию правящей партии. Но что произошло? Произошла очередная глупость. Казалось бы, далеко не глупые люди, занимающие весьма видное положение, выдали такой примитивный недальновидный политический продукт, который мы расхлебываем до сих пор. Еще один пример такой глупости – это произошедший экономический кризис. Заметили ли вы, что между выступлением Назарбаева и Путина, который оставлял свой пост, только сутки прошли. Но президент Казахстана, произнося первую фразу, отмечает: “В условиях ухудшавшейся мировой конъюнктуры…”. А Путин начал: “В условиях благоприятной мировой конъюнктуры…”. Не стоит говорить, какому танцору что мешает, главное, что этот экономический кризис внутренний, а отнюдь не международный. Я вот, подсчитал, что за десять лет мы экспортировали товаров на 180 млрд. долларов. Зато умудрились внешнего долга накопить в 204 млрд. Но ведь это некий примитив в экономике. Почему это получается? Потому что в политической системе, которая не дает аккумулировать в себе лучший потенциал общества, нации, которая не дает возможность даже через конкуренцию реализовать свой интеллект, патриотизм, честолюбие, в конце концов! Ведь эта политическая система слишком примитивна для того, чтобы работать на такую большую и сложную страну, как Казахстан. Вспомните хотя бы 1993 год, когда все только начиналось. Тогда высокопоставленными сотрудниками команды президента были Алтынбек Сарсенбаев, Тулеген Жукеев, Марат Тажин, создали “Демократическую партию Казахстана”. НО тогда по инициативе президента была создана вторая партия. Если бы та инициатива получила бы развитие, наверное, и наша история пошла бы по-другому. Где сейчас эти трое? Тулеген Жукеев, вот он, с нами! Алтынбек Сарсенбаев, тоже с нами. Марат Тажин готовится председательствовать в ОБСЕ. Недавно что-то такое наобещал про развитие демократии. Обещал то, за что он не отвечает и что не в его силах. Обратите внимание на то, что играет роль еще и личностный выбор людей. Уже тогда было ясно: кто, за что и чего он хочет. Так вот по большому счету, Алтынбека убили за то, что он, будучи знаковым, очень важным человеком в строительстве национальной государственности, в том, что делал Назарбаев и все те его соратники, которые начинали очень даже не плохо, исчерпав все возможности, сознательно перешел на сторону демократической оппозиции, оставаясь столь же знаковым. При всей чудовищной глупости этого убийства оно, в общем-то, было достаточно логично для этой системы власти, потому что по-другому она не может. В этом смысле пример Алтынбека работает до сих пор. И мы с вами тем более обязаны реализовать не столь примитивную политическую систему. Хотя бы потому, что за это отдал жизнь Алтынбек.

Председатель ОО “Шанырак” Асылбек Кожахметов:

— Я вижу в выступлениях много боли, но я вижу в них столько правды. Мне кажется это тот путь, который должен вывести нас к победе. Это тот путь, который завещал нам Алтынбек. Это тот путь, по которому он шел сам. Убийство Алтынбека нарушило привычный баланс в стране. До этого общественная деятельность, известность защищали человека от убийства. Эта черта была пройдена Алтынбеком Сарсенбаевым и Заманбеком Нуркадиловым. Расчет заказчиков был на то, чтобы шокировать, на то, чтобы ужаснуть казахстанское общество. К сожалению, этот расчет действительно оправдался. В первую очередь Алтынбек Сарсенбаев был политиком компромисса, политиком готовым вести диалог с властью. Он, наверное, единственный, и во власти и в оппозиции, кто одинаково признавался как тяжеловес. В этом смысле он мог стать сильным связующим звеном возможного политического диалога. Тогда понятным становится выбор тех, кто стремился, чтобы такой диалог не состоялся. Казахстанская оппозиция от этого удара никак не может оправиться. Его смерть должна была послужить сигналом к объединению, стать основой объединения. Но этого, к сожалению, тоже не произошло. Даже перед лицом к трагедии. Наша реакция на это страшное убийство была больше человеческая, чем политическая. И даже митинг “Памяти Алтынбека Сарсенбаева, начавшийся у Академии наук и закончившийся на площади, это даже не противостояние политиков, а противостояние народа ОМОНу, который пытался удержать людей пришедших выразить свою позицию. Да, оппозиция в лице Алтынбека потеряла главного идеолога. И отсутствие этого объединяющего начала влияет до сих пор на развитие и действия демократических сил. Убийство Алтынбека подчеркнула лишь политическую слабость и оппозиции, и власти. И тех, кто не смог добиться выдачи настоящих убийц, и тех, кто, защищая тех самых убийц, превратил весь судебный процесс в фарс. Мы сегодня много и справедливо говорим о высоте Алтынбека, но мне кажется, что просто этими разговорами мы так ничего и не сделаем. Да и Алтынбек не был бы рад таким разговорам. Мы сами должны подняться на тот уровень, на котором находился Алтынбек, на уровень патриота казахской политической нации, на уровень интегратора, государственника, объединителя.

Общественный деятель Тулеген Жукеев:

— Мы его друзья и соратники будем работать над тем, чтобы правда от 11 февраля стала известной миру. Ибо уверены, что это преступление не имеет срока давности. Наш долг собирать все сведения, которые касаются этого чудовищного преступления и всем вместе добиваться наказания виновников, которые до сих пор не понесли заслуженного наказания. Мы будем продолжать свои усилия по увековечению памяти Алтынбека и его помощников. Мы предлагаем собравшимся, всем демократически настроенным людям, желающим процветания нашей родины, поддержать инициативу, объявить 11 февраля как “День памяти погибших в борьбе за свободу и противодействие политическому террору”.

Новости партнеров

Загрузка...