Тасмагамбетов разбушевался

12 февраля во дворце Республики в Алматы состоялась конфиденциальная встреча акима Имангали Тасмагамбетова с населением, на которой у него сдали нервы. Причиной срыва явился вопрос нашего корреспондента, касающийся трещины, которая появилась на прошлой неделе на площади Республики в результате подземного строительства торгово-развлекательного центра. В своем так называемом ответе на конкретный вопрос аким вдруг удивительным образом вспомнил и процитировал, видимо, любимого им пролетарского писателя Максима Горького.

Вот какой вопрос задал, всего лишь задал, наш корреспондент акиму Тасмагамбетову на его встрече с населением 12 февраля во дворце Республики.

ВОПРОС: Наша редакция не раз отправляла в пресс-службу акимата Алматы запросы о возможности организовать с вами интервью. Ответов мы не дождались. Можно ли это устроить? И второй вопрос – коллегиальный, так сказать. Многие журналисты интересуются, что это за трещина появилась на площади Республики? Ранее представители общественности убеждали вас, что строительство под площадью – неправильный шаг.

ТАСМАГАМБЕТОВ (дословно): Начну со второго вопроса. Как вам повезло, что трещина появилась! Ан, нет! (смех и аплодисменты). Вот эта трещина – аргумент, подтверждающий нецелесообразность якобы строительства этого объекта, понимаете? Ну, вот вы всегда, қазақтар айтадығой: тырнақ астынан кір іздеу. Вы всегда должны обязательно, что-то маломальское…

Сегодня все газеты напечатали об этой трещине. Даже одна газета написала “Инфаркт власти” (смех в зале). Чтобы не быть голословным, зная, что вы зададите этот вопрос, я принес документ Гидроспецстроя. Это специализированная организация, которая занимается такими вот явлениями. Мы моментально, как только определили наличие такой трещины, создали комиссию. Во главе был руководитель структуры по чрезвычайным ситуациям, и естественно привлекли специалистов, которые на мое имя написали свое заключение (цитирует документ, суть которого свелась к выводу: “…выполнит в течение 7–10 дней консервацию трещины путем тампонажа и его дополнительного анкерного крепления…”). После того как обследовали, было принято решение о проведении консервативных работ, консервационных. Мы транспорт запустили вновь. Работу сейчас проводим. В любом строительном процессе бывают такие моменты. Но из этого поднимать вселенский шум, что это угроза городу, монументу Независимости, по крайней мере, смешно.

И хотелось бы, чтобы наши издания, тем более, которые называют себя такими громкими именами “Свобода Слова”, в общем-то, соотносили свои оценки с действительностью. Я не могу не привести одну цитату, которая на языке у меня вертится, извините вы уж меня. Она была написана великим русским писателем Максимом Горьким еще в 17-ом году. Он пишет: “Расплодилось множество газет, которые изо дня в день поучают людей вражде и ненависти друг к другу. Клевещут, возятся в пошлейшей грязи, ревут и скрежут зубами (аплодисменты) якобы решая вопрос о том, кто виноват. Газеты, сцепившись клубком, катаются по улицам клубком ядовитых змей, отравляя и пугая обывателя злобным шипением своим, обучая его свободе слова. Точнее, свободе искажения правды, свободе клеветы, постепенно свобода слова становится неприличным словом”. Это цитата! И написал ее Максим Горький (бурные аплодисменты) еще в 17-ом году. Не кажется ли вам, что она актуальна по сегодняшний день?

Вы понимаете, у нас складывается впечатление иногда, что те, кто занимается политикой или же занимается административной работой, хозяйственной работой, то они обязательно коррупционеры, они обязательно антинародны, они обязательно бездарны. Но вот у меня лично складывается впечатление, что наши оппозиционеры делятся на два типа: один вечный оппозиционер, который оппозиционер ко всему вообще, да? (аплодисменты). Он оппозиционен и к развязкам нашим, (смех) но пользуется этими развязками (аплодисменты), он оппозиционен к собственной жене, но обед, который она готовит, поглощает (аплодисменты, смех). И второй тип оппозиционеров – это оппозиционер на день, на время. Его через некоторое время пригласили во власть, он с удовольствием идет туда (аплодисменты, смех). Чуть его пожурили – он опять в оппозиции.

Это не означает, что я против оппозиции. Нам нужна конструктивная оппозиция. Оппозиция, которая может реально оценивать достижения, и оппозиция, которая может очень квалифицированно, грамотно предлагать правительству, народу пути выхода из тех или иных ситуаций. Согласны? (аплодисменты). Поэтому с конструктивными средствами массовой информации – не теми, кто обязательно хвалит, хотя меня хвалят очень мало в средствах массовой информации, я к этому привык – мы часто встречаемся и обсуждаем все эти вопросы. И не было ни одного случая, вот здесь редакторы и журналисты присутствуют, чтобы я позволил себе поднять трубку, позвонить и сказать, что за статейка или же что за критика. Хотя критика и клевета начинаются с одной буквы, но между этими двумя понятиями – огромная разница. И если люди образованные там сидят, они должны прекрасно понимать эту разницу и соотносить эту деятельность вот с этим (аплодисменты).

***

Бенефис Тасмагамбетова

Жаль, право, что читатели, как телезрители, не могут увидеть живого акима (одного) на самой большой сцене страны и ощутить всю силу его интонации, с которой он произносил свой спич по поводу нашего вопроса (заметьте, “зная, что вы зададите этот вопрос”). Любой актер “лермонтовки” позавидовал бы такой игре акима. Особенно это – “Как вам повезло, что трещина появилась!” (герой скрещивает руки на груди и делает ироничное выражение лица, обращаясь в зал). Аплодисменты.

Далее – в жанре “рояль в кустах”. Откуда ни возьмись, у акима появляется из-под трибуны ответ Гидроспецстроя, который он с чувством зачитывает – про тампонаж и анкер, про трещину в результате обморожения и тяжелого автотранспорта (будто он раньше здесь не ходил). Зал замирает в восхищении, глубоко проникаясь строительными терминами и глупостями “экспертов”, как монологом Гамлета “Быть или не быть?”. Но, слава богу – быть! Трещины замазали, транспорт ходит. По залу прокатился гул одобрения и облегчения.

Кстати, аким сам признался, что “все газеты напечатали об этой трещине”. А “Свобода Слова” лишь только задала вопрос об этой злосчастной трещине. Но почему Тасмагамбетов “спустил всех собак” именно на нашу газету, которая до этого ни слова об этом событии не говорила? Что это? Особое отношение или нервы у акима тоже треснули, как асфальт на площади? Хотя, с другой стороны, такая болезненная реакция такого крупного чиновника на “Свободу Слова” делает нам честь – газета задевает акима за живое, то есть пишет правду.

И вот наступает “крещендо”. Аким¸ как Буревестник, взмывает под золотой купол дворца и гордо реет над сидящей толпой акиматовских работников, читая, как когда-то дети в кремлевском Дворце съездов, Максима Горького. Бурные аплодисменты.

Отступление. Аким прав, говоря, что Максим Горький написал так о свободе слова. Но цитировать надо уметь – в контексте времени. В том 17-м году в стране царил страшный хаос перед кровавой революцией. Горький создал газету “Новая жизнь”, в которой публиковал свои “Несвоевременные мысли”. Что касается этой цитаты, то она была против того политического, социального и морального хаоса, устроенного сначала эсерами, потом большевиками. Тогда газеты действительно вели, как мы сейчас говорим, информационную войну. Но Горький-идеалист воспринимал действительность не в политическом, а в чисто нравственном аспекте. Хотя именно политика делала это время сумасшедшим и кровавым, а не свобода слова. В те же годы Горький писал и другое: “Мы добивались свободы слова затем, чтобы иметь возможность говорить правду. …правда почти совершенно неудобна для пользования обывателя и неприемлема для него. Таково проклятое свойство “чистой” правды, но в то же время это самая лучшая и самая необходимая для нас правда”.

Кстати, большевики закрыли газету Горького через год как оппозиционную и вредную. А через 17 лет убили писателя, инсценируя смерть от отравления (выносили внутренности ведрами под покровом ночи, чтобы врачи не установили причину смерти). Поэтому Тасмагамбетов путает ту свободу слова, о которой писал Горький, с нашей “Свободой Слова”. Мы пишем горьковскую “чистую” правду, которая “самая лучшая и самая необходимая для нас правда”. В том числе про коррупцию алматинской власти, бесконечном человеческом горе, которое несет эта власть сотням тысяч алматинцев (не будем сейчас уточнять длинный список примеров, опубликованных в нашей газете). А вернемся к бенефису акима Алматы на самой большой сцене страны.

После монолога из Горького, разогретый аплодисментами множественных акимчиков, начальников городских департаментов, их подчиненных, лауреатов и заслуженных, религиозных и министерских лидеров (по сценарию – “население города”), которых узнала вся страна по телевизору, Тасмагамбетов перешел к героической части своего бенефиса. Хотя она не имела никакого отношения к заданному нашим корреспондентом вопросу о трещине на площади.

Аким Тасмагамбетов уже в жанре устного творчества наехал на оппозицию под гром аплодисментов своих подчиненных. Думается, что обозванная акимом оппозиция ответит ему в наших ближайших номерах (перчатка брошена, дуэль неизбежна). Но мы в оперативном порядке все же успели спросить лидера партии “Нагыз Ак Жол” Булата Абилова, который критиковал акима Алматы за завышение в 5-7 раз сметы на строительство алматинских развязок и на которого Тасмагамбетов толсто намекал в своей фразе “он оппозиционен и к развязкам нашим”.

Булат Абилов:

— Эта трещина, как пропасть между властью и народом. Хочу еще раз акцентировать на том, что аким города Алматы Тасмагамбетов, доктор политических наук, мнящий себя знатоком истории и видным культурологом, дал добро на строительство торгового центра корпорации “Базис-А”, действуя по приказу Ак орды, которая таким образом хочет раз и навсегда стереть из памяти казахстанцев жестокие события декабря 86-го.

Ни одно цивилизованное государство никогда не решилось бы на такое кощунство. Строительство развлекательных центров на главной площади страны, символе независимости и свободы, есть не что иное, как открытое попрание норм морали и циничное глумление над человеческой памятью.

Я хочу обратиться к группе мастеров культуры, которые на днях на страницах “Казахстанской правды” призвали научную и творческую интеллигенцию страны стать “создателями подлинной летописи становления и развития независимой Республики Казахстан”. Почему вы не поддержали демократические силы, которые выступали против строительства увеселительных объектов на месте, где пролилась кровь наших молодых соотечественников? Или подвиг участников декабрьских событий не является событием, “которым по праву должны гордиться наши потомки”, как говорится в вашем письме? Может, еще не поздно и вам снять правдивый фильм о Желтоксане, причем именно на площади Республики, и это станет причиной остановки и прекращения возведения торгового центра.

Трещина на площади, поползшая от этого строительства, стала наглядным примером разлома между реальной историей и нынешними фальсификациями, пропастью между властью и народом. Может быть, это Всевышний посылает нам свое предупреждение? А одумаемся ли мы пока еще не поздно?

Война акима

Итак, приходится констатировать. Аким, по его признанию и остальным признакам, заранее готовился к нашему вопросу, который мы обсуждали в редакции накануне. Отсюда есть подозрение, что помещение редакции нашей газеты прослушивается по заданию акима. Далее – не трудно понять, что накануне ночью аким усердно репетировал свой ответ, особенно заучивая наизусть довольно большую цитату из Горького (мы ее проверили), и дал задание подготовить ему “техническое обоснование” трещины на площади, которое он зачитывал залу. Кроме того, аким с высокой сцены растиражировал на всю страну свое неприязненное (даже болезненное) отношение к независимой прессе и политической оппозиции, что, согласитесь, никак не сочетается с обязательствами президента Назарбаева, взятыми перед ОБСЕ. Может, Тасмагамбетов против государственной политики президента в этой части? И вообще, такое слишком пристрастное отношение (всего лишь к одной газете), да еще продемонстрированное на большой публике, ставит под сомнение стабильность нервной системы акима. Вопрос: может ли управлять полуторамиллионным городом нервный мэр?

И, наконец, публичная нелюбовь акима Тасмагамбетова к “Свободе Слова” означает объявление войны нашей газете. (Я уже не говорю про оскорбления, прикрытые цитатой Горького, о змеином клубке, свободе клеветы и прочее). Спасибо за честность, теперь мы будем знать, кто конкретно наш противник и кто несет персональную ответственность за безопасность сотрудников нашей редакции (одного такого я уже знала, подославшего мне домой бандитов, чтобы убить мою семью).

Увы, приходится в который раз убеждаться, что в Казахстане на каждое независимое СМИ обязательно найдется свой Тасмагамбетов.

А что вы думаете, наши читатели, о том, как аким Алматы вмиг прославил “Свободу Слова” на всю страну?

“Свобода Слова”, № 6 (150) от 14 февраля 2008

Новости партнеров

Загрузка...