Казахстан и общество социальной справедливости

Отличие западного общества от нас, постсоветского общества, более заключается не в разнице технологий, а скорее в стандартах жизни в общем смысле. И в первую очередь в каком-то едином понимании обществом, образно говоря, “что такое хорошо и что такое плохо”. Именно по этому критерию они безошибочно выделяют нас из толпы европейцев. Разумеется, бывая на Западе, мы стараемся вести себя “прилично”, не плюемся, не сорим на улицах и т.д. Но, тем не менее, интересно наблюдать, как меняется наша публика от терминала где-нибудь в Амстердаме или Лондоне и до посадки в Алматы. Мы четко, в большинстве своем, понимаем, что “льзя”, а что нельзя там и пытаемся этому следовать, хотя провинциализм порой так и прёт (иного слова и не подберешь) из многих, подлетая же к родным пенатам, опять же у многих пальцы автоматически складываются веером, почти буквально.

Мы вовсе не склонны идеализировать европейцев, или восторгаться нашими азиатскими собратьями, живущими, как представляется кому-то, по европейским стандартам.

Дури и дураков хватает везде. И особо напрягаться не надо, чтобы углядеть там сцены и моменты, от которых нас оторопь берет, а иногда и смех разбирает. И все же это частности. В целом мы все-таки смотрим на них с завистью явной или в глубине души, хотя жить, несомненно, хотим здесь, и как бы подразумевается, что не прочь иметь здесь кусочек Европы. Вот и в Ташкенте довелось слышать, что, мол, Алматы для узбеков, как Париж. Так что все в мире относительно?!

Спаяны ли мы одной целью или только одной цепью?

Однако, для того, чтобы западное общество действительно в каких-то этических, нравственных вопросах было столь единодушно и едино, понадобилось не одно столетие, заполненное кризисами, волнениями и даже голодом и войнами. Может ли наша страна, наше общество стать таким же, но более коротким путем? Ведь вот же и в ОБСЕ нас приняли и даже пообещали дать поруководить европейским курултаем?!

Нам думается, что в принципе возможно, но в реализме вряд ли будет в сколько-нибудь просматриваемой перспективе. И главным препятствием является отсутствие единого, сплоченного общества, спаянного едиными целями и интересами, а не только историческими цепями. Невозможно представить благополучное, преуспевающее общество, которое ставит часть выше целого, что в нашем случае происходит всегда и повсеместно.

Да, страна достаточно успешно преодолела период становления государства. Конечно, достаточно полно и успешно при этом приватизированы богатства Родины, но и построено успешное национальное государство. Компрадоры, нувориши и прочее — это неизбежные спутники такого периода и мы далеки от призывов – “отнять и разделить”. Однако же “пир во время чумы” не может продолжаться бесконечно! Только слепой не увидит, как велика социальная пропасть между бедными и богатыми, между селом и городом и т.д. Берет сильное сомнение – считает ли шахтер, засыпанный в лаве, себя равным согражданином с казахстанцем, покупающим особняк в Европе, или же остров в теплых морях?!

Вопросов нет, деньги есть – покупай, но ведь есть такой политологический термин “справедливое общество”. Это не “город солнца” Томмаза Кампанелла, но вполне современная реальность. Многие государства, и не только европейские, возводят такую идеологию в приоритет внутренней политики. И мы видим результаты этой политики, например в Норвегии, Швеции, других странах.

Не беремся давать советы нашим “яйцеголовым” мудрецам в правительстве и парламенте, но очевидно, что пора бы избранникам и “слугам” народа встряхнуться и сделать хотя бы что-то для улучшения нашей жизни. И не нужно при этом изобретать велосипед, все в мире уже изобретено, надо только “разуть свое сердце”.

Говоря о “справедливом обществе” мы, разумеется, говорим о справедливости для всех, без различия пола, возраста, национальности, религии и прочего. Примыкает к этому и понятие “общества равных возможностей”, и тоже для всех. Просто, и, между прочим, в достаточной степени эффективно, решались эти вопросы в нашей прежней общей Родине – СССР. Что бы по этому поводу не говорилось сегодня, но были установлены принципы и они жестко выполнялись. Да можно все это критиковать, что и делается, но возможно и стоило бы что-то сохранить. Ибо, во-первых, ничего лучшего не придумано, а, во-вторых, мы нередко видим реализацию социалистических принципов и даже идеалов на буржуазном Западе.

Можно ли все-таки сплотить наше общество в единую общность, т.е. единую политическую нацию в полном смысле этого слова? Это, несомненно, архитрудная задача. И в первую очередь она требует, не побоимся этого слова, изменения идеологии. Если мы посмотрим историю 20 века, то видим, что для развивающихся стран основой (фундаментом) успеха, как правило, становилась новая идеологическая платформа. Это Турция и Ата-тюрк, Сингапур и Ли Куан Ю, Корея и Пак Чжонхи, Малайзия и Мохатхир… И идеология эта должна опираться на железную политическую волю. Если мы еще раз взглянем на эти страны, то увидим, что, несмотря на то, что все названные лидеры или уже в мире ином, или отошли от дел, созданное ими не только продолжает жить, но и продолжает быть эффективным. Собственно то самое решение одного из самых болезненных вопросов и в нашей стране, и вообще на постсоветском пространстве, которое так заботит наши элиты. Вот, скажем, и Россия стоит на пути возможного эффективного решения сохранения стабильности государства при смене власти. Уход Путина и избрание Медведева, при всех “но” и издержках, является концептуальным для России, в том числе и в плане строительства “справедливого общества”. По крайней мере, в публичной риторике тема социальной справедливости и стабильности является доминирующей.

Шило в мешке не утаишь

Если говорить не просто о сотрясании воздуха, то в нашей стране изменение идеологии и прямо и косвенно связано с национальным вопросом, которого у нас как бы и нет (и это определенное лукавство). То ли считается, что у нас все суперблагополучно в области межнациональных отношений, то ли боятся ворошить опасный вопрос. А между тем в таком государстве, как Казахстан, рано или поздно национальный вопрос вылезет, как шило из мешка. Как пространство, которое замалчивается, оно заполняется сегодня чудовищным мифотворчеством. В последнее время публикации на национальную тему стали часто появляться в русскоязычной прессе и это, несомненно, положительное явление. Общество знакомится с различными позициями, различных людей. Как результат – в том же Интернете стали значительно спокойнее комментарии. Радует, что активно публикуются именно казахские авторы. Соль “национального вопроса” не в его наличии, а в его замалчивании. Даже нынешняя полемика в прессе происходит не благодаря, а вопреки. Если рассуждать спокойно, то, что мы имеем по национальному вопросу в стране? Несомненно, мы имеем такие межнациональные отношения в течение всех лет независимости, которыми по большому счету власть может вполне гордиться, что впрочем, и делает. Однако только этот постулат ни в коей мере не исчерпывает всей палитры “национального вопроса”. Причем, вопрос этот из тех, по которым у каждого есть своя позиция, свое мнение.

Формально говоря, мы находим совершенно правильной достаточно жесткую позицию государства в национальном вопросе. Быть может, благодаря этому мы имеем 16 лет межнационального мира в Казахстане, оправдывается поговорка: “худой мир лучше доброй ссоры”. Да и мировой опыт говорит о том, что государству необходимо осуществлять постоянный контроль в этой сфере. Но с другой стороны на состояние вопроса накладываются нерешенные социальные проблемы. А, кроме того, представители титульного этноса разочарованы состоянием вопроса укрепления казахского языка и другими аспектами.

В принципе, наличие некоторого количества националистов в активной или латентной форме есть вещь совершенно неизбежная для полиэтнического общества. С учетом того, что подавляющая часть казахстанцев вполне толерантна и дружелюбна по отношению к людям других национальностей, сам факт наличия некоторого количества национально ориентированных людей (хоть казахов, хоть русских и др.) не несет, казалось бы, никакой угрозы обществу в целом, ни государству, как таковому. Однако та же мировая практика показывает, что при определенных обстоятельствах и определенной ситуации эта меньшая часть населения вполне способна раскачать и взорвать общество.

В вопросах жизни нашего многонационального общества смешалось очень и очень многое. И мировые тенденции в вопросах национализма, и цивилизаторский шок от слома советской системы и перехода к капитализму, и экономический прессинг современной жизни. И, конечно, нельзя не признать искреннюю озабоченность патриотов (не конъюнктурщиков) о судьбе “казахов и казахского”.

Вполне понятно, что народ, впервые, по крайней мере, за последние сотни лет, получивший государственность, был охвачен воодушевлением и большими ожиданиями. Казалось бы, вот она независимость, казахское государство, казалось, само собой каждый казах автоматически должен быть богат, успешен и счастлив в родной, неимоверно богатой стране! Но реалии капитализма оказались совсем иными, а, вернее, такими же, как везде в мире. Разумеется, многие казахи стали богаты и даже очень богаты. Соответственно, по закону равновесия, остальные остались бедны или очень бедны. Как следствие, в последнее время мы видим усиление риторики, и весьма негативной, в адрес инородцев, из-за которых, мол, бедному казаху не продохнуть. И это очень опасная тенденция. Именно по такому пути традиционно развиваются межэтнические конфликты.

Но с другой стороны, на дворе уже 21 век и при строительстве государства и общества безусловно надо стремиться учесть интересы всех граждан общества. Ведь, если следовать логике “нагыз казак”, то право и права могут иметь только они, а все прочие, в том числе и русскоязычные казахи должны быть отправлены в маргинал, вплоть до поражения в правах, так, во всяком случае, звучит позиция националистов в открытой печати. В последние полгода мне довелось заниматься большим проектом по изданию книги “Русские Казахстана”, над которой работал коллектив авторов, состоящий из замечательных публицистов и литераторов нашей страны, среди которых были русские, казахи, украинцы, белорусы, евреи и т.д. Готовя книгу, читая материалы, видишь, что красной нитью у всех героев, у всех авторов проходит любовь к Родине, к Казахстану. И, несомненно, не только герои книги, но и подавляющее число русских воспринимают себя в Казахстане не как пришлые, а как самые что ни на есть настоящие казахстанцы. И как же быть с этими людьми, которые зачастую считают и себя тоже за коренных жителей страны? Что уж говорить о некоторых других народах, чьи предки живут здесь со времен седой старины. Возможно ли, строя национальное казахское государство, походя отбросить этих людей и их интересы?!

Здесь можно отметить, что наши ученые мужи весьма активно осваивают область исторического мифотворчества, но мало что могут предложить в части конструктива по теории и практике современного государственного строительства, разве только благопожелания.

Жизнь показала, что убеждать определенную часть националистов, назначивших себя “отцами народа”, “духовными лидерами”, а так же “профессионалов” патриотической тематики бесполезно. Но есть и честные ученые, общественные деятели, болеющие за свой народ, но всегда при этом готовые выслушать другое мнение. У меня может быть иная позиция по национальному вопросу, но есть и общее, это стремление найти консенсус на нашей общей Родине.

Завтра будет лучше, чем вчера!?

Если обратиться к началу 90-х годов, то мы увидим, что русские, немцы, евреи, украинцы в огромном количестве уезжали из Казахстана. И тут можно отметить интересный феномен. Из Казахстана эмигрировало народа больше, чем из всех других стран Средней Азии вместе взятых, но вот, в отличие от них, Казахстану удалось избежать особых обвинений в дискриминации, преследовании и пр., и даже более того, межнациональное согласие на всем протяжении независимости остается важнейшей “фишкой” руководства во внешней политике, кроме нефти, разумеется. Между тем, рассматривая нынешнее состояние русской диаспоры, можно говорить о некоторых реалиях и тенденциях.

Сравнивая многочисленные цифры по численности русского населения, приходишь к выводу, что официальная статистика слегка лукавит (а может и не очень слегка). Это первое. При всех как будто бы позитивах тенденция к сокращению численности русских сохраняется, значительная часть русских планирует в той или иной перспективе выехать из страны. Люди продолжают уезжать. Средний возраст русского населения сильно зашкаливает за 40 и приближается к 50 годам, при том, что средний возраст казахов примерно 25 лет. Это произошло в силу того, что среди уезжающих велик процент молодых людей. Соответственно, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы ожидать увеличения естественной убыли численности русских в Казахстане. Т.е. в ближнесрочной перспективе состав населения Казахстана качественно изменится, и это реальность. Так что националистам уже ни к чему слишком уж напрягаться и потеть. Инерцию процесса переломить будет не просто, даже если кому-то это и будет нужно. Характерной особенностью является то, что сегодня отъезд всеми планируется загодя. И коли решение принимается, то последовательно реализуется без шума и пыли.

Ситуация в стране на сегодня совсем иная, чем 15 или даже 10 лет назад. Тогда, в условиях развала экономики, массовой безработицы и неопределенных перспектив, отъезд миллионов людей воспринимался едва ли не с облегчением и не только националистами. Сегодня страна на подъеме. Да, скорее всего, мы живем накануне экономического кризиса, но, понятно, что он не будет длиться вечно. Отечественной экономике нужны умные головы и умелые руки. Массовая эмиграция сегодня нежелательна, хотя бы чисто экономически. Живущие в русской среде настроения к отъезду ни в коей мере не говорят о непатриотичности отъезжающих, как трактуют некоторые. Разве миллионы русских, казахов и других покинувших Родину в годы революционных потрясений меньше любили ее, чем те, кто остался? Просто так легли карты судьбы и жизни. И не стоит кого-то винить. И если мы говорим о будущем нашей страны в формате идеологии “справедливого общества”, то, несомненно, такая идеология предполагает полную трансформацию подхода к пониманию связки государство-общество, в первую очередь в качественном пересмотре социальной и национальной политики.

Наши экономические гуру заимствовали теорию догоняющей модернизации – экономическую теорию для стран третьего мира, в общем-то, повсеместно признанную неэффективной. Нечто вроде вариации на тему басни Крылова. Мол, стоит вам, ребята, сесть вот так, и все у вас будет ОК. Вот мы и сели, ждем, когда то ли яблоко на голову упадет, то ли птичка, пролетая мимо, желудок опорожнит (многие ведь верят, что это к деньгам). На этом пути мы рискуем собрать весь “урожай” экономических, политических и социальных грабель, что пока и происходит.

Взяв же на вооружение идеологию общества социальной справедливости, мы способны в короткие сроки добиться относительного благополучия большей части общества, что однозначно снимает большинство проблемных вопросов. И недаром Россия нынче, пусть и в рамках президентской гонки, декларирует именно эту идеологию. Общество нуждается в избавлении от практики, когда интересы части общества превалируют над интересами всего общества. Иными словами, народ и государство должны быть защищены от жадности и произвола элит, каковые являются коренной их сущностью при капитализме. Альтернативой может быть только Нигерия или южноамериканский вариант.

Этого ли мы хотим?!

Новости партнеров

Загрузка...