Трагедии надо упреждать

Правительственная комиссия, расследовавшая причины аварии на шахте “Абайская”, спустя чуть более месяца расставила все точки над “I”

Произошедшей трагедии дан статус группового несчастного случая. Из 196 горняков, спустившихся утром в шахту 11 января 2008 года, погибло 30, получили тяжелые травмы 14. Причина аварии – взрыв метано-воздушной смеси. Метан концентрировался в непосредственной близости от очистного забоя лавы, а поступал туда из уже выработанного пространства и подрабатываемых пластов. Воспламенение взрывоопасной смеси произошло в результате искрения при трении породы в процессе осадки основной кровли.

Таково официальное заключение государственной комиссии, которую возглавил министр по ЧС Владимир Божко.

Члены комиссии так и не попали на аварийный участок: из-за незатухающего пожара аварийный участок был законсервирован. Останки 19 шахтеров так и не были подняты на поверхность. Родная лава стала их братской могилой. Свои выводы комиссия строила на основе технической документации, показателей контрольно-измерительных приборов, опросов очевидцев, в том числе оставшихся в живых шахтеров, медицинских заключений. Казахстанским экспертам помогали российские их коллеги в области безопасности в угольной промышленности, горной геомеханики и маркшейдерского дела.

Во вторник на заседании правительства Владимир Божко назвал конкретных виновных в случившейся трагедии. Это работодатель — генеральный директор АО “Арселор Миттал Темиртау” Сатеш Топария и должностные лица шахты “Абайская”. Тем не менее, как следует из отчета министра по ЧС, все они остались на своих местах (по крайней мере, в отчете о привлечении их к ответственности ничего не сказано). Уволен начальник управления Карагандинской области Куйкабаев, подал в отставку председатель комитета Бижанов.

Заключение государственной комиссии по “Абайской” пролило свет на факторы, обусловившие и предыдущие трагедии – в частности, на шахте имени Ленина в сентябре 2006 года, когда погиб 41 человек. Один из основных факторов – возросшая в разы нагрузка на лаву. Если, скажем, в 2001 году объем добычи угля в смену на “Абайской” составлял 759 тыс. тонн, то в 2007 году он увеличился до 1 млн. тонн. То есть рост произошел на 49,3 %. Нагрузка на очистной забой с 2060 тонн в сутки увеличилась до 3763 тонн, или на 66,5%. Другими словами, для работодателя главным стал его величество план. План любой ценой. До безопасности ли в таких условиях, когда невыполнение плана грозит шахтеру снижением его и без того скудного заработка?

На увеличение скорости проходки и объемов добычи в ущерб собственной безопасности горняков толкает и ценовая политика компании-работодателя.

Отпускная цена угля, добываемого на шахтах Караганды, остается самой низкой в мире – всего 24 доллара за тонну. В то же время коксохимическое производство покупает его за 101 доллар, а мировая цена угля составляет 124 доллара. В себестоимость угля работодатель включает все затраты, в том числе на приобретение современного оборудования, а также по инвестиционным проектам. Как оказалось, все эти расходы шахтеры покрывают за счет собственного риска, зачастую даже не подозревая об этом.

Не вкладываются необходимые средства в новые технологии, модернизацию оборудования и механизмов, внедрение в производство современных систем контроля газопылевого режима в шахте, по замене отработавшего срок вспомогательного оборудования”, говорится в отчете госкомиссии. Если конкретнее, то на сегодня более 70% от общего количества технологического оборудования шахты подлежит замене. В том числе на 100% вентиляторы главного проветривания, на 70% — стационарные конвейеры, на 90% — электровозы. То есть, проклиная социализм и наше прошлое, заморский капиталист свои миллиарды зарабатывает на всем, что было произведено и приобретено мощным объединением “Карагандауголь” в эпоху советизма. Вся безнравственность и аморальность экономической политики иностранного владельца наших сырьевых ресурсов в том, что он хищнически выдавливает последние соки не только из технологического оборудования угольных предприятий, но обесточивает людские ресурсы. Напомню, за последние 5-6 лет жертвами такой политики на шахтах Караганды стало около 200 горняков. А сколько человек погибает в результате ежедневного травматизма, мы и не знаем. Такая статистика если даже существует, то она закрыта для общественного уха.

Еще один факт из заключения комиссии. После взрыва на шахте имени Ленина 20 сентября 2006 года в Шахтинске такой же правительственной комиссией АО “Арселор Миттал Темиртау” были даны рекомендации по обеспечению безопасности на шахтах. Но ни один из пунктов не был выполнен, кроме как выделения автобусов для какого-то подразделения. Но что еще хуже, пообещав шахтерам держать вопрос на контроле, правительство не сдержало своего слова… Пока не прогремело на “Абайской”.

Комиссия под председательством министра по ЧС разработало и вручило руководству компании “Арселор Миттал Темиртау” рекомендации, состоящие из 41 пункта. Владимир Божко на заседании правительства пригрозил генеральному директору АО Сатеш Топария: в случае их невыполнения правительство отзовет лицензию на недропользование. Давно бы так.

Однако в том, что нынешний владелец казахстанских угольных запасов исполнит все пункты рекомендаций в обозначенные сроки, приходится сомневаться. На заседании правительства Сатеш Топария сказал, что компанией разработан 5-летний план по модернизации угодных предприятий, что она ведет интенсивные переговоры с американскими и английскими предприятиями о поставке современного оборудования и т.д. Подумалось: а какие гарантии работодатель дает в том плане, что пока он переговорит да доставит и поставит оборудование, не произойдет очередного взрыва, не погибнут еще десятки людей? Сомнения, как говорится, “имеют место быть”.

Уже после аварии на “Абайской” комиссия провела на шахтах угольного департамента 153 обследования. Выявлено 1094 нарушения норм требований промышленной безопасности, приостановлено 70 объектов, из них 10 очистных и 27 подготовительных забоев.

За нарушение требований безопасности привлечены к ответственности 55 человек, 20 должностных лиц оштрафованы на сумму более 300 тыс. тенге.

6 февраля при проверке шахты “Саранская” инспектор управления приостановил проходку конвейерного штрека из-за грубых нарушений правил безопасности, что привело к местному скоплению метана в концентрации 2%. Привлечены к ответственности 6 должностных лиц шахты.

То есть, угроза взрыва метана преследует шахтеров Караганды на каждом шагу. Метан не будет ждать все долгие пять лет, когда владелец компании поставит точку под 41 пунктом правительственных рекомендаций.

И последнее. Опуская отдельные моменты заключения госкомиссии и выступление на заседании правительства акима Карагандинской области Нурлана Нигматулина (это тема отдельных публикаций), необходимо отметить главное, на чем заострил внимание своего кабинета и парламента премьер-министр Карим Масимов. Следует внести соответствующие и жесткие поправки в существующий закон о недропользовании. Мы не имеем права ждать, когда случится очередная человеческая трагедия. Мы должны ее упреждать. Прежде всего, в законодательном порядке.

Сказанное главой правительства наталкивает на вопрос о качестве принимаемых парламентом законов, КПД наших депутатов. Но это тоже отдельная тема разговора.

Новости партнеров

Загрузка...