Данияр Ашимбаев: “Элиту цементирует в основном наличие в наших недрах таблицы Менделеева”

“Кто угодно может руководить чем угодно, и ничего ему за это не будет”

“Что постыднее – не получить место, которое заслужил,

или занять его, не заслужив?”

Ж. Лабрюйер

 

Гостем дискуссионного клуба “АйтPARK” был человек, благодаря вкладу которого правящий слой Казахстана продолжает представать как на фотографии. Обычной, рентгеновской, инфракрасной и других. В 10-ом издании биографической энциклопедии “Кто есть кто в Казахстане” Данияр Ашимбаев добавит новые ракурсы.

\"Нурлан
 

“Человек, который очень многое знает о том, что происходит в нашей стране. Имеет свое суждение по многим проблемам. Знает, как делать социальную карьеру в Казахстане, историю любого клана и любой Семьи”, — такими словами представил Данияра Ашимбаева в качестве гостя “АйтPARKа” его модератор Нурлан Еримбетов.

Учитывая специфику профессиональной деятельности приглашенного, разговор пошел о системе власти, людях этой системы и их системных качествах.

 

“Административные реформы не подчинены каким-то конкретным требованиям. Это просто процесс – чтобы госаппарат не расслаблялся”, — так г-н Ашимбаев видит общую картину постоянной трансформации государственного управления.

При этом определенные закономерности все-таки есть. “Попытки закрыть ту или иную проблему созданием какого-то сверхведомства”, — одна из них. Идея повышения качества госуправления созданием новых структур появилась не сегодня. В те времена, когда Советом народных комиссаров Казахской АССР был “окончательно решен вопрос разливов реки Сырдарьи” (1929 год) – Данияр Ашимбаев видел этот документ в архиве – действовали похожим образом.

При создании государственных холдингов-гигантов вроде “Самрука” и “Казыны”, одной из официальных целей их появления была заявлена “транспарентность (прозрачность) финансовых потоков нацкомпаний”. Время идет, но какого-либо продвижения на данном направлении не видно.

 

“Многие структуры создаются под конкретных людей”, — подчеркнул эксперт. Что касается самих этих лиц, то, начиная где-то с 1917 года (энциклопедия “Кто есть кто в Казахстане” охватывает управленцев с революционных лет и до сегодняшнего дня) кардинально они не меняются. Изменяются названия министерств и ведомств, но генеалогия основных представителей социального верха остается стабильной. Новинкой эпохи независимости стало только то, что большие начальники теперь с места на место “перемещаются табором”. По масштабам “табора” пока на первом месте Аслан Мусин.

Когда зашла речь о периоде, известном в народе как “экономика племянников”, то г-н Ашимбаев заметил, что “племянники есть у всех; победили сильнейшие”. То есть и в верхних эшелонах конкуренцию в борьбе за ресурсы никто не отменял. Просто протекает она там по спирали, где усиления и ослабления задаются самим характером “мягкого авторитаризма при богатых природных ресурсах”. В настоящее время “интересы крупных банков защищаются всей мощью государства”. “Требовать от управляющего делами президента, чтобы он повлиял на свой банк – это нереально”. Специалист не верит, что материально заинтересованный чиновник может встать над своими личными интересами в пользу общенациональных. “На личном уровне инстинкт самосохранения срабатывает лучше и надежнее, чем на уровне группы”, — это общее мнение по состоянию казахстанской элиты Данияра Ашимбаева и Нурлана Еримбетова.

В 90-ые годы каналов попадания во власть стало больше (по сравнению с советским временем). Так Петр Своик (он присутствовал на заседании дискуссионного клуба) пришел из парламента, Марат Тажин из науки, имел место и массовый призыв во власть бизнесменов. Критерии для назначения на ту или иную должность практически изжиты. Достаточно совершеннолетия, диплома о высшем образовании (не обязательно профильном) и принадлежности к определенному социальному кругу. “Кто угодно может руководить чем угодно, и ничего ему за это не будет”, — отметил гость “АйтPARKа”.

Правда, Данияр Ашимбаев, уточнил, что в силу общего кадрово-управленческого хаоса, властные семейства не всегда успевают “фильтровать” персональный состав государственной верхушки. “Набор правил есть, но систему найти сложно”. Порой бывают назначения на высокие посты людей, о которых не узнаешь ни из какого справочника или родословной. Но пренебрежение к “родовитости” в силу той или иной “полезности” скорее исключение, подтверждающее правило: система создана для “своих”, и вакансии замещаются лишь проходящими тест “свой — чужой”. “Своих” при этом всегда больше, чем интересных мест.

В последней динамике на властном олимпе очевиден тренд понижения статуса и ресурсных возможностей областных акиматов (а районных – тем более). В “старые” времена столичные чиновники без проблем меняли свои места на руководство районами в перспективных областях (в первую очередь в нефтегазовых). Теперь последний подобный случай – акимство в Щучинском районе (там курорт Боровое) Акмолинской области. “Региональная элита лишилась каналов попадания в столицу” — это оборотная сторона идущего процесса.

После создания госхолдингов, СПК (социально-предпринимательских корпораций) и институтов развития денег в провинциальных акиматах стало значительно меньше. В нацкомпаниях открытых вакансий для топ-менеджеров не бывает, а в “обычных” министерствах позицию заместителя начальника департамента могут не закрыть по полгода – год. Г-н Ашимбаев объясняет данное явление просто, но не примитивно – деньги. Что касается государственных денег, то управленческая элита сегодня не может не только их эффективно потратить, но даже грамотно и ловко украсть. “Деньги, которые в 90-ые годы разворовали бы на уровне подписания контрактов, теперь висят неосвоенными в бюджете”, — констатирует он.

Еще одна особенность современного момента – своеобразный параллелизм. Это ситуация, когда, к примеру, по сельскому хозяйству, невозможно четко определить, где заканчивается уровень компетенции госхолдинга “КазАгро” и начинается зона ответственности министерства сельского хозяйства. И наоборот. Если обратиться к нефтегазовой сфере, то здесь Данияр Ашимбаев между “КазМунайГазом” и Министерством энергетики и минеральных ресурсов пальму первенства отдает “КМГ”. Нацкомпания в действующем раскладе выступает ведущим, а министерство ведомым игроком.

Борьба с коррупцией носит сугубо понарошковый – пи-аровский – характер. Да и как может быть в условиях, когда информационные ленты выдают сообщения о том, что “за торговлю наркотиками арестован начальник отдела по борьбе с наркотиками N-ского РОВД”; “за финансовые махинации задержан начальник финансовой полиции…”; “экс-начальник КНБ РК объявлен в международный розыск за подготовку госпереворота”

По версии эксперта, система функционирования и воспроизводства государственной элиты “находится на очередном нижнем этапе спирали развития, каналы продвижения заторможены, многие в тупике”. “Вопрос в том, прошли ли мы нижнюю точку”, — считает г-н Ашимбаев.

В свое время Жумабая Шаяхметова и Динмухамеда Кунаева снимали с занимаемых должностей решениями “сверху”. Теперь этого “верха” над Нурсултаном Назарбаевым нет. Отсюда Данияр Ашимбаев делает вывод, что, скорее всего, “процесс смены руководства будет происходить за счет естественных событий”.

Новости партнеров

Загрузка...